Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень Сахалинского областного суда за III квартал 2012 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

3 квартал 2012 года

 

Судебная практика по уголовным делам

 

 

Участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследованных с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым.

 

По приговору Холмского городского суда от 25 мая 2012 года, постановленному в порядке ст.ст. 316, 317.7 УПК РФ, Б. признан виновным в покушении на незаконный сбыт в составе организованной группы наркотических средств в особо крупном размере и осужден по ч.3 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Сахалинского областного суда отменила приговор суда по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что вышеуказанное преступление совершено Б. совместно с Р., осужденным за совершение данного преступления приговором Холмского городского суда.

При этом оба указанных приговора постановлены одним и тем же судьей.

Вместе с тем согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определениях от 17 июня 2008 года №733-О-П и от 1 марта 2012 года № 425-О-О и других, участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследованных с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым, поскольку высказанная судьей в процессуальном решении позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных по делу доказательств, ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного решения.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» в силу конституционных принципов независимости, объективности и беспристрастности судей, а также по смыслу положений статьи 63УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в отношении соучастников преступления, в совершении которого обвиняется лицо, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не может участвовать в рассмотрении уголовного дела в отношении такого лица.

С учетом изложенного судебная коллегия по уголовным делам Сахалинского областного признала вынесенный приговор суда в отношении Б. незаконным и направила дело на новое рассмотрение.

 

Излишняя квалификация действий осужденного по ст. 319 УК РФ повлекла изменение приговора.

 

Приговором Корсаковского городского суда от 14 мая 2012 года К. осужден по ст. 319 и ч. 1 ст. 318 УК РФ  за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей и за применение к нему насилия, не опасного для жизни и здоровья, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

         В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Президиум Сахалинского областного суда изменил приговор суда по следующим основаниям. 

Согласно приговору К. 2 февраля 2012 года в период с 23 часов 10 минут до 23 часов 15 минут в ответ на правомерные действия сотрудника полиции У., находившегося при исполнении своих должностных обязанностей и потребовавшего прекратить противоправные действия в отношении Т., публично оскорбил У. грубой нецензурной бранью, после чего в период с 23 часов 16 минут до 23 часов 30 минут умышленно нанес удар головой в область переносицы У., отчего у последнего из носа пошла кровь, а затем удар кулаком по лицу и не менее 10 ударов кулаками по телу потерпевшего, причинив телесные повреждения, не причинившие вреда здоровью. 

Таким образом, судом установлено, что применению насилия в отношении сотрудника полиции предшествовало его публичное оскорбление и эти действия были непрерывными и взаимосвязанными, совершены в короткий промежуток времени.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда СССР в пункте 7 Постановления от 22 сентября 1989 N 9 «О применении судами законодательства об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка», сохраняющего свое действие и в настоящее время, если виновным совершен ряд непрерывных и взаимосвязанных действий, каждое из которых образует состав самостоятельного преступления против порядка управления (например, оскорбление и сопротивление, сопротивление и посягательство на жизнь), то все содеянное надлежит квалифицировать по статье закона, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое преступление.

Таким образом, поскольку оскорбление уголовный закон определяет как одну из форм противодействия представителям власти, то в данном случае действия К., совершенные в один период, в одном месте, в отношении одного и того же сотрудника полиции, следует рассматривать как единое преступление, которое необходимо квалифицировать по одному более тяжкому составу, предусмотренному ч. 1 ст. 318 УК РФ, а не по совокупности преступлений.

С учетом изложенного президиум признал, что квалификация действий осужденного по ст. 319УК РФ является излишней и подлежит исключению из приговора.

 

Кассационная инстанция не признала наличие в действиях осужденного квалифицирующего признака кражи – «с незаконным проникновением в иное хранилище» и изменила приговор.

 

Южно-Сахалинским городским судом 29 марта 2012 года Р. признан виновным в том, что 18 января 2011 года в ОАО «Связной», а 13 февраля 2011 года в ЗАО «РТК» он, убедившись, что за его действиями никто не наблюдает, имеющимся при себе ключом отжал дверцу витрины, через образовавшийся проем просунул руку, после чего похитил сотовые телефоны, принадлежащие ОАО « Связной» и ЗАО «РТК».

Действия осужденного по данным фактам были квалифицированы судом по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ – кража, совершенная с незаконным проникновением в иное хранилище (витрину).

Судебная коллегия по уголовным делам Сахалинского областного суда изменила приговор суда по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 примечания к ст. 158УК РФ под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Следовательно, основным критерием для признания «иного хранилища» является отведение и оборудование участка исключительно для цели хранения.

Между тем основная функция витрины торгового учреждения, к которым относятся ОАО «Связной» и ЗАО «РТК», состоит не в хранении материальных ценностей, а в демонстрации товара их потенциальным покупателям.

Поэтому вывод суда о наличии в действиях Р. такого квалифицирующего признака как «незаконное проникновение в иное хранилище» является ошибочным.

С учетом изложенного судебная коллегия переквалифицировала действия Р. по фактам совершения хищений имущества ОАО «Связной» и ЗАО «РТК» с п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ и снизила назначенное наказание.

 

Преступные действия лица в отношении одного и того же наркотического средства

ошибочно квалифицированы судом по                                                 совокупности преступлений по ч. 1 ст. 228 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, как хранение с целью сбыта, так и без цели сбыта.

                                                       

Приговором Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от  25 февраля 2009 года Р. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и в незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере и осужден по  ч.  1  ст. 228 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

В кассационном порядке приговор не проверялся.

Президиум Сахалинского областного суда изменил приговор суда по следующим основаниям. 

По приговору суда Р. признан  виновным в том, что 1 ноября 2007 года примерно в 18 часов он приобрел у С. без цели сбыта гашиш весом не менее 9,962 грамма, часть из которого - в размере не менее 4,675 грамма, в тот же день около 18 часов 30 минут сбыл Г., а оставшуюся часть весом не менее 5,287 грамма хранил вплоть до его изъятия.

         При этом действия Р., выразившиеся в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта гашиша весом не менее 9,962 грамма (куда входит и 4,675 грамма реализованного наркотического средства), квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ и его же действия, связанные со сбытом гашиша весом не менее 4,675 грамма, квалифицированы по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

         Таким образом, действия Р. в отношении одного и того же наркотического средства – гашиша весом 4,675 грамма признаны совершенными как с целью сбыта, так и без цели сбыта, что нельзя признать правильным.

         В данном случае действия осужденного, связанные с незаконным приобретением и хранением гашиша весом 4,675 грамма, переросли в более тяжкое преступление - сбыт того же самого наркотического средства, в связи с чем полностью охватываются п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и квалификации по ч. 1 ст. 228 УК РФ не подлежат.

         Поэтому из приговора исключено осуждение Р. за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства – гашиша весом 4,675 грамма, а наказание как по ч. 1 ст. 228 УК РФ, так и по совокупности преступлений снижено.

 

Нарушение положений ч. 5 ст. 88 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему осужденному повлекло изменение приговора суда.

 

Приговором Поронайского городского суда от  1 сентября 2011 года  С. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с ограничением свободы на 1 год. 

         В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Президиум Сахалинского областного суда  изменил приговор суда по следующим основаниям.

Согласно ч. 5 ст. 88УК РФ наказание в виде ограничения свободы может быть назначено несовершеннолетним осужденным только в качестве основного наказания.

Суд первой инстанции указанное выше положение закона не учел и назначил С., который на момент совершения преступления являлся несовершеннолетним,  наказание в виде ограничения свободы в качестве дополнительного.

Поскольку осужденному не могло быть назначено наказание в виде ограничения свободы, относящееся к дополнительному виду наказания в соответствии с санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ, то президиум исключил его из приговора.

 

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

 

Приговором Холмского городского суда Сахалинской области от  31  октября 2011 года К. осужден по  ч.  1  ст. 228.1 УК РФ (по 2 эпизодам), ч.  3  ст. 69, ст. 70 УК РФ к 4 годам 9 месяцам лишения свободы  с отбыванием наказания  в исправительной  колонии строгого режима.

В качестве отягчающего обстоятельства суд учел наличие рецидива преступлений.

При этом суд исходил из того, что К. совершил тяжкое преступление, имея непогашенную судимость за умышленное преступление средней тяжести, так как 6 мая 2011 года он был осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Кассационным определением судебной  коллегии  по  уголовным  делам Сахалинского областного  суда от 21 декабря   2011  года приговор оставлен  без  изменения.

Президиум Сахалинского областного суда  изменил судебные решения по следующим основаниям.

Рецидив преступлений на момент вынесения приговора судом был установлен правильно.

Однако судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы осужденного К. было оставлено без  внимания,  что Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ  были внесены изменения в ст.15 УК РФ, согласно которым к преступлениям небольшой тяжести были отнесены преступления, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее 3 лет лишения свободы.

Санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает максимальное наказание до 3 лет лишения свободы, в связи с чем с учетом изменений, внесенных в ст. 15 УК РФ, данное преступление отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

Поэтому президиум исключил из приговора указания о наличии у К. обстоятельства, отягчающего наказание, в виде рецидива преступлений, и с учетом наличия явки с повинной применил положения ст. 62 УК РФ и снизил назначенное К. наказание.

 

Согласно ст. 10 УК РФ обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

 

Постановлением судьи Смирныховского районного суда Сахалинской области от 13 сентября 2011 года частично удовлетворено ходатайство осуждённого О. о пересмотре в соответствии со ст. 10 УК РФ постановленных в отношении него двух приговоров – действия О. по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ были квалифицированы в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, в остальной части приговоры оставлены без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Сахалинского областного суда оставила постановление суда без изменения, сославшись на наличие рецидива в действиях О. и пределы, установленные ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Президиум Сахалинского областного суда постановление изменил, указав следующее.

Выводы судебной коллегии о том, что с учетом рецидива О.  не могло быть назначено менее 2 лет 4 месяцев лишения свободы, а значит, исключение нижнего предела в виде 2 лет лишения свободы из санкции ч.2 ст. 161УК РФ не влияет на назначенное осужденному наказание, не могут быть признаны обоснованными.

В соответствии со ст.10 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Федеральный закон № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ исключил нижний предел наказания в виде лишения свободы, тем самым снизив его до минимального срока, установленного Общей частьюУК РФ.

Таким образом, указанный закон смягчил наказание, за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 161 УК РФ, а значит, имеет обратную силу и распространяется на лиц, совершивших указанное деяние до вступления данного закона в силу.

При таких условиях, учитывая указанные обстоятельства, а также правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, высказанную в Постановленииот 20 апреля 2006 года № 4-П, касающуюся принципов применения новых законов, устраняющих или смягчающих уголовную ответственность, президиум смягчил наказание, назначенное О. по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

 

Прокурор вправе обратиться с ходатайством о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление.

 

Постановлением Макаровского районного суда от 3 мая 2012 года отказано в удовлетворении представления прокурора Макаровского района о пересмотре в соответствии с п. 13 ст. 397 УПК РФ вступившего в законную силу приговора в отношении Б. со ссылкой на то, что прокурор не относится к субъектам, которые могут вносить такие ходатайства.  

Судебная коллегия Сахалинского областного суда постановление отменила, указав следующее.

Согласно п. 4.3 ПостановленияКонституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 № 4-П положение Уголовно-процессуального кодексаРоссийской Федерации, согласно которому вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, решается судом по ходатайству осужденного (пункт 2 части первой статьи 399),не может рассматриваться как освобождающее уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности самостоятельно инициировать применение нового уголовного закона. Такое истолкование названного законоположения вытекает не только из Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2и статья 45,часть 1), но и из отраслевого законодательства, возлагающего на прокурора обязанность осуществлять надзор за законностью исполнения наказания и принимать необходимые меры в целях устранения выявленных нарушений (статьи 32и33Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации").

Об этом же указывает и п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.2011 года № 21 « О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

Поэтому прокурор Макаровского района правомерно подал в суд представление о пересмотре приговора в отношении Б., и суд должен был рассмотреть данное представление принять решение по существу.

 

 

Судебная практика по гражданским делам

 

Отказ в предоставлении ребёнку места в дошкольном образовательном учреждении признан судом незаконным.

 

08 декабря 2011 года С. обратилась в суд с заявлением об оспаривании изложенного в письме Департамента образования администрации города Южно-Сахалинска от 10 октября 2011 года отказа в предоставлении её дочери П., 2009 года рождения, места в дошкольном образовательном учреждении.

В обоснование этого требования указала, что 22 октября 2009 года она обратилась в Департамент образования администрации города Южно-Сахалинска с заявлением о предоставлении для дочери места в детском саду. Согласно письменному уведомлению Департамента образования от 22 октября 2009 года её заявление зарегистрировано в книге регистрации заявлений. На свое повторное обращение по тому же вопросу получила из Департамента образования ответ от 10 октября 2011 года, согласно которому в предоставлении в муниципальном детском саду места для её дочери отказано, тем самым нарушено конституционное право ребенка на общедоступное дошкольное образование.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 18 января 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 17 апреля 2012 года, в удовлетворении заявленного требования С. отказано.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 07 сентября 2012 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 18 января 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 17 апреля 2012 года отменены.

По делу принято новое решение, которым признан незаконным изложенный в письме от 10 октября 2011 года отказ Департамента образования Администрации города Южно-Сахалинска в предоставлении места в муниципальном дошкольном образовательном учреждении.

На Департамент образования Администрации города Южно-Сахалинска возложена обязанность предоставить П., 2009 года рождения, место в муниципальном дошкольном образовательном учреждении.

Отменяя решение суда первой и второй инстанции, президиум Сахалинского областного суда указал следующее.

Из материалов дела следует, что на обращение С. 14 сентября 2011 года по вопросу предоставления для ребенка путевки в детский сад Департамент образования Администрации города Южно-Сахалинска в письменном ответе от 10 октября 2011 года сослался на утвержденное постановлением Администрации города Южно-Сахалинска от 23 марта 2011 года № 440 «Положение о порядке комплектования воспитанниками муниципальных дошкольных образовательных учреждений города Южно-Сахалинска», в соответствии с пунктом 3.7 которого родителям (законным представителям) может быть отказано в определении ребенка в дошкольное образовательное учреждение только при отсутствии свободных мест.

На день составления данного ответа ребенок С. в регистрационном списке детей значится под номером 520, а на день подачи в 2009 году заявления на предоставление места в детском саду значился под номером 1296. В этом же ответе указано, что заявление о предоставлении места в детском саду повторно будет рассмотрено комиссией по комплектованию муниципальных дошкольных образовательных учреждений в порядке общей регистрации.

На момент рассмотрения дела в суде П. достигла возраста два года пять месяцев, с момента её постановки на учёт будущих воспитанников муниципальных образовательных учреждениях прошло более двух лет и место в муниципальном дошкольном образовательном учреждении города Южно-Сахалинска этому ребенку не предоставлено. 

Отказывая С. в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к выводу, с которым согласился суд апелляционной инстанции, что действия Департамента соответствуют тем правовым актам, которыми определен порядок комплектования дошкольных учреждений, и право ребенка на доступное дошкольное образование не нарушено, поскольку ребенок поставлен в общегородскую очередь на предоставление места в муниципальном дошкольном образовательном учреждении.

Между тем такой вывод противоречит нормам материального права.

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы (части 1, 2, 4 статьи 15).

Согласно статье 3 «Конвенции о правах ребенка» (для России вступившей в силу с 15 сентября 1990 года) во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению прав ребенка.

Обязанностью государства является принятие всех необходимых мер для обеспечения того, чтобы дети, родители которых работают, имели право пользоваться предназначенными для них службами и учреждениями по уходу за детьми - часть 3 статьи 18 «Конвенции о правах ребенка».

Никому не может быть отказано в праве на образование - статья 2 Протокола № 1 от 20 марта 1952 года «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (действующей для России с ноября 1998 года).

В соответствии со статьей 43 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на образование. Гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях - части 1 и 2.

Законодательные гарантии конституционного права ребенка на доступное дошкольное образование закреплены в статье 6 Закона Российской Федерации от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», а также в статье 5 Закона Российской Федерации от 10 июля 1997 года № 3266-1 «Об образовании». 

Согласно статье 16 Федерального закона от 06 октября 2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения городского округа относится, в том числе, организация предоставления общедоступного бесплатного дошкольного образования.

Аналогичное положение содержится в Законе Российской Федерации «Об образовании» - пункт 2 части 1 статьи 31.

Статьёй 12 этого же Закона к образовательным учреждениям отнесены, в том числе, дошкольные образовательные учреждения.

В силу статьи 16 названного Закона общие требования к приему граждан в образовательные учреждения регулируются настоящим Законом и другими федеральными законами, а в государственные и муниципальные образовательные учреждения также типовыми положениями об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов. Правила приема граждан в образовательное учреждение определяются учредителем образовательного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации и закрепляются в уставе образовательного учреждения.

Согласно пункту 27 «Типового положения о дошкольном образовательном учреждении», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 сентября 2008 № 666 (действовавшим на время возникновения спорного правоотношения и до 01 мая 2012 года) порядок комплектования дошкольного образовательного учреждения определяется учредителем в соответствии с законодательством Российской Федерации и закрепляется в уставе.

Из содержания названных норм в их системной взаимосвязи следует, что право ребенка на доступное дошкольное образование не может быть ограничено, а орган местного самоуправления обязан обеспечить реализацию этого права в форме, которая избрана родителями ребенка, то есть в форме посещения ребенком муниципального дошкольного учреждения.

Конституционный Суд Российской Федерации также изложил свою позицию в Постановлении № 5-П от 15 мая 2006 года, согласно которой орган местного самоуправления обязан принимать достаточные меры к увеличению числа дошкольных образовательных учреждений либо вместимости существующих образовательных учреждений, не допуская нарушения прав ребенка, гарантированных Конституцией.

Поскольку нормы приведенного выше законодательства не предусматривают отсутствие свободных мест в качестве основания для отказа в предоставлении ребенку места в детском дошкольном образовательном учреждении, а содержащий такое основание пункт 3.7 «Положения о порядке комплектования воспитанниками муниципальных дошкольных образовательных учреждений города Южно-Сахалинска», утвержденного постановлением Администрации города Южно-Сахалинска от 23 марта 2011 года № 440, не подлежит применению при разрешении заявленного С. требования, как противоречащий правовым нормам, имеющим большую юридическую силу, постольку по делу имелись основания для признания незаконным отказа Департамента образования в предоставлении ребенку заявителя места в дошкольном образовательном учреждении.

Отказывая С. в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили нормы в сфере реализации права ребенка на доступное дошкольное образование.

 

При удовлетворении иска физического лица, освобождённого от уплаты государственной пошлины, она взыскивается с ответчика юридического лица, не освобожденного от уплаты государственной пошлины, в том размере, который подлежал уплате истцом при подаче иска.

 

М. предъявила к открытому акционерному обществу «Сахалинская коммунальная компания» иск о возложении обязанности провести перерасчёт стоимости коммунальных услуг по горячему и холодному водоснабжению за период с января 2009 года по май 2011 года в связи с ненадлежащим оказанием этих услуг, о взыскании компенсации морального вреда.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 02 ноября 2011 года на открытое акционерное общество «Сахалинская коммунальная компания» возложена обязанность произвести перерасчёт стоимости оказанных М. услуг по холодному и горячему водоснабжению. С открытого акционерного общества «Сахалинская коммунальная компания» в пользу М. взыскана компенсация морального вреда. Этим же решением с открытого акционерного общества «Сахалинская коммунальная компания» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 400 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 марта 2012 года решение суда первой инстанции изменено в части взыскания с открытого акционерного общества «Сахалинская коммунальная компания» государственной пошлины, размер пошлины увеличен до 4 000 рублей. В остальной части решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 07 сентября 2012 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 марта 2012 года в части взыскания с открытого акционерного общества «Сахалинская коммунальная компания» государственной пошлины отменено, а решение Южно-Сахалинского городского суда от 02 ноября 2011 года в той же части оставлено без изменения по следующим основаниям.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, при подаче искового заявления неимущественного характера государственная пошлина уплачивается физическими лицами в размере 200 рублей, а организациями - в размере 4 000 рублей.

Истцы по искам, связанным с нарушением прав потребителей, освобождены от уплаты государственной пошлины - подпункт 4 пункта 2 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

На основании приведенной нормы М. при обращении с иском в суд государственную пошлину в размере 400 рублей (по 200 рублей за каждое требование) не уплатила.

Частью первой статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты государственной пошлины, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае государственная пошлина взыскивается в соответствующий бюджет.

По результатам разрешения спора по данному делу удовлетворено два требования М. неимущественного характера (иск о возложении обязанности произвести перерасчёт оплаты за коммунальные услуги и иск о компенсации морального вреда). Таким образом, взысканию с открытого акционерного общества «Сахалинская коммунальная компания» подлежала государственная пошлина в размере 400 рублей, как на то правильно указано в решении суда первой инстанции. 

 

Истец вправе изменить либо уточнить исковые требования, однако заявление об изменении либо уточнении исковых требований должно подаваться в суд в письменной форме и соответствовать установленным статьёй 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требованиям.

 

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 30 ноября 2011 года удовлетворено исковое заявление прокурора города Южно-Сахалинска в интересах неопределенного круга лиц и постановлено: прекратить действие права Т. на управление транспортными средствами, предоставленное ему на основании водительского удостоверения, выданного в РЭО ГИБДД УВД города Южно-Сахалинска, до получения заключения медицинской комиссии наркологического диспансера об отсутствии противопоказаний к управлению транспортными средствами.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 31 января 2012 года указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения в части прекращения действия права Т. на управление транспортными средствами. В части указания срока прекращения права Т. на управление транспортными средствами (до получения заключения медицинской комиссии наркологического диспансера об отсутствии противопоказаний к управлению транспортными средствами) решение отменено и в этой части прокурору в удовлетворении иска отказано.  

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 24 августа 2012 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 30 ноября 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 31 января 2012 года отменены в связи с существенным нарушением процессуального закона, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции с указанием на следующее.

В соответствии со статьей 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации наряду с иными требованиями, которым должно соответствовать исковое заявление, предъявляемые к лицу исковые требования должны быть изложены в письменной форме.

Из содержания искового заявления следует, что изложенное прокурором требование адресовано не Т., а С., действие права которого на управление транспортным средством прокурор просил прекратить в судебном порядке.

В судебном заседании 19 октября 2011 года Т. и его представитель П. исковые требования не признали, поскольку прокурором иск о прекращении права на управление транспортным средством предъявлен не к Т., а к С.

Участвующий в деле прокурор данное обстоятельство объяснил технической ошибкой в тексте искового заявления и, устно уточнив исковое требование, просил прекратить право Т. на управление транспортными средствами.

После отложения дела слушанием на 30 ноября 2011 года суд рассмотрел дело в отсутствие Т. и его представителя, постановив приведенное выше решение.

Таким образом, суд первой инстанции принял решение по требованию прокурора, которое в установленном статьёй 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации порядке к Т. предъявлено не было, копия искового заявления о предъявлении прокурором исковых требований к Т. ему не направлялась, в связи с чем принятые по делу судебные постановления были отменены.

 

Для вывода об уклонении ответчика от получения извещения о времени и месте судебного разбирательства суд должен располагать сведениями о том, что ответчик осведомлён о предъявлении к нему иска и имеющемся в производстве суда гражданском деле, по которому он является ответчиком.

Г. на основании статей 380 и 381 Гражданского кодекса Российской Федерации предъявил к У. иск о взыскании двойной суммы задатка.

05 августа 2011 года в судебном заседании приобщено к материалам дела заявление представителя истца Ш., в котором изложена просьба о привлечении Ч. к участию в деле в качестве соответчика и о взыскании с него на основании статей 1102 и 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации суммы неосновательного обогащения.

Определением Анивского районного суда от 05 августа 2011 года Ч. привлечён к участию в деле в качестве соответчика и дело к рассмотрению назначено на 10 часов 06 сентября 2011 года.

Решением Анивского районного суда от 06 сентября 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 декабря 2011 года, в иске к У. отказано, а с Ч. в пользу Г. взыскана сумма неосновательного обогащения и судебные расходы.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 17 августа 2012 года решение Анивского районного суда от 06 сентября 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 декабря 2011 года отменены, а дело направлено для рассмотрения в Анивский районный суд.

Отменяя принятые по делу судебные акты, президиум Сахалинского областного суда указал следующее.

Статьёй 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

В пунктах 2 и 3 Постановления от 26 июня 2008 года № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что в подготовительной части судебного разбирательства надлежит устанавливать, извещены ли неявившиеся лица о времени и месте судебного заседания с соблюдением требований закона о необходимости вручения копий искового заявления ответчику и третьим лицам и извещений всем участвующим в деле лицам в срок, достаточный для своевременной явки в суд и подготовки к делу, как то предусмотрено статьями 113 и 114 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Этот срок должен определяться в каждом случае с учётом места жительства лиц, участвующих в деле, их осведомленности об обстоятельствах дела, возможности подготовиться к судебному разбирательству, а также сложности дела.

При неявке в суд лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, вопрос о возможности судебного разбирательства дела решается с учётом требований статей 167 и 233 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 167 указанного Кодекса, регулирующей последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей, суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, если сведения о причинах неявки отсутствуют либо если суд признает причины неявки неуважительными.

Однако это возможно лишь при условии надлежащего извещения ответчика о времени и месте рассмотрения дела.

Из материалов дела следует, что направленное 08 августа 2011 года по известному месту жительства Ч. заказное письмо с копиями исковых заявлений, определением о привлечении его к участию в деле в качестве соответчика и судебной повесткой было возвращено в суд 20 августа 2011 года с почтовой отметкой «по истечении срока хранения и неявкой адресата за получением».

Повторно судебное извещение о дате и времени судебного разбирательства, а также письмо с указанными копиями исковых заявлений и определением о привлечении Ч. к участию в деле в качестве соответчика не направлялись.

Таким образом, копия искового заявления и определение о привлечении Ч. к участию в деле в качестве ответчика ему вручены не были и, соответственно, он не только не был извещен о времени и месте судебного разбирательства, но и не был осведомлен о том, что в производстве суда находится дело, по которому он является ответчиком.

Суд первой инстанции, располагая этими данными, в решении указал, что ответчик Ч. извещен по последнему известному месту жительства и на основании статей 119 и 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации счел возможным рассмотреть дело в его отсутствие, чем нарушил требования части 2 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающей суд отложить разбирательство дела в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении.

В результате невручения Ч. копии искового заявления и его ненадлежащего извещения он был лишен возможности принять участие в заседании суда первой инстанции и дать объяснения в соответствии со статьей 174 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах не вступившее в законную силу решение суда первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01 января 2012 года), подлежало безусловной отмене независимо от доводов жалобы.

Между тем суд второй инстанции вопреки приведенной норме допущенное судом первой инстанции существенное нарушение норм процессуального права таковым не признал и сделал вывод об уклонении Ч. от получения судебного извещения, тогда как фактические обстоятельства дела об этом не свидетельствуют.

При таком положении обжалуемые судебные постановления отменены по основаниям статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судебные повестки и иные судебные извещения должны содержать наименование дела, по которому осуществляется извещение или вызов адресата.

 

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 05 июля 2007 года удовлетворены исковые требования открытого акционерного общества «Межрегиональный акционерный банк экономического сотрудничества «Сахалин-Вест» к обществу с ограниченной ответственностью «Вега-А» и М. о взыскании задолженности по кредитному договору.

22 сентября 2011 года между Ш. и открытым акционерным обществом «Межрегиональный акционерный банк экономического сотрудничества «Сахалин-Вест» в лице представителя конкурсного управляющего государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» А. заключен договор уступки прав требования к должнику обществу с ограниченной ответственностью «Вега-А» по кредитному договору от 28 апреля 2005 года.

Ш. обратился в суд с заявлением, в котором просил произвести замену стороны в исполнительном производстве с открытого акционерного общества «Межрегиональный акционерный банк экономического сотрудничества «Сахалин-Вест» на правопреемника Ш.

Определением Южно-Сахалинского городского суда от 14 февраля 2012 года заявление удовлетворено.

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда апелляционным определением от 03 июля 2012 года данное определение суда первой инстанции отменила, указав следующее.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 114 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в судебных повестках и иных судебных извещениях должно содержаться наименование дела, по которому осуществляется извещение или вызов адресата.

Из материалов дела следует, что вопрос о замене стороны правопреемником был рассмотрен судом первой инстанции 14 февраля 2012 года в 14 часов 30 минут.

Между тем согласно судебному извещению от 30 декабря 2011 года на указанное выше время стороны приглашались для рассмотрения вопроса о повороте исполнения решения суда. Иных извещений, либо судебных повесток, содержащих сведения о рассмотрении заявления о замене стороны правопреемником, материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что участвующие в деле лица о рассмотрении заявления о замене стороны правопреемником надлежащим образом не извещались, что в силу пункта 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции.

 

Неправильное применение норм федерального законодательства, законодательства субъекта Сахалинской области и законодательства органа местного самоуправленияв области пенсионного обеспечения муниципальных служащих, подлежащих применению при разрешении спора о праве на пенсию за выслугу лет за счёт средств местного бюджета, повлекло отмену решения суда первой инстанции.

 

В. обратился в суд с иском к администрации Восходовского сельского округа муниципального образования «Тымовский городской округ» о признании незаконным отказа в назначении пенсии за выслугу лет и признании права на указанную пенсию. В обоснование заявленных требований в заявлении указал, что 26 июня 1987 года был избран председателем исполкома Восходовского сельского Совета народных депутатов. 16 марта 1990 года в связи с окончанием срока полномочий он был уволен в порядке перевода в совхоз «Восход». Имея необходимый стаж работы на указанной выборной должности и достигнув пенсионного возраста, на основании статьи 11 Закона Сахалинской области «Об отдельных вопросах муниципальной службы в Сахалинской области», статьи 2 Закона Сахалинской области «О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Сахалинской области, и государственных гражданских служащих Сахалинской области» и «Положения о пенсионном обеспечении выборных должностных лиц, депутатов, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе», утвержденного решением Собрания муниципального образования «Тымовский городской округ» № 87 от 25 ноября 2010 года, он имеет право на назначение пенсии за выслугу лет за счёт местного бюджета. Однако в назначении пенсии по его заявлению от 29 декабря 2010 года ему отказано, о чем 02 февраля 2011 года он получил соответствующее письменное уведомление. 

Решением Тымовского районного суда от 27 декабря 2011 года признано незаконным решение администрации Восходовского сельского округа муниципального образования «Тымовский городской округ» от 02 февраля 2011 года об отказе В. в назначении пенсии за выслугу лет и за ним признано право на назначении пенсии за выслугу лет с 29 декабря 2010 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 21 февраля 2012 года указанное решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение об отказе В. в иске, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 24 Федерального закона от 02 марта 2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» в области пенсионного обеспечения на муниципального служащего в полном объёме распространяются права государственного гражданского служащего, установленные федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации.

Согласно статье 7 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ в редакции, действовавшей на день возникновения спорного правоотношения, федеральные государственные гражданские служащие при наличии стажа государственной гражданской службы не менее 15 лет и замещении должности федеральной государственной гражданской службы не менее 12 полных месяцев имеют право на пенсию за выслугу лет при увольнении с федеральной государственной гражданской службы по основаниям, указанным в данной правовой норме.

Пенсия за выслугу лет устанавливается к трудовой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и выплачивается одновременно с ней.

Условия предоставления права на пенсию государственным гражданским служащим субъектов Российской Федерации и муниципальным служащим за счёт средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и актами органов местного самоуправления.

Статьёй 11 Закона Сахалинской области «Об отдельных вопросах муниципальной службы в Сахалинской области» от 06 июля 2007 года № 78-ЗО установлено, что муниципальный служащий в связи с выходом на пенсию имеет право на пенсию за выслугу лет. Размеры и порядок исчисления пенсии за выслугу лет устанавливаются муниципальными правовыми актами в соответствии с Законом Сахалинской области от 28 июня 2010 года № 55-ЗО «О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Сахалинской области, и государственных гражданских служащих Сахалинской области».

На основании подпункта «б» пункта 13 части 1 статьи 2 Закона Сахалинской области «О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Сахалинской области, и государственных гражданских служащих Сахалинской области» от 28 июня 2010 года № 55-ЗО в стаж государственной гражданской службы Сахалинской области для назначения пенсии за выслугу лет включаются периоды работы (службы) в должности руководителей, специалистов и служащих, выборные должности, занимаемые на постоянной основе до 31 декабря 1991 года включительно, в органах государственной власти и управления, а также в организациях и учреждениях, осуществлявших в соответствии с законодательством СССР и союзных республик отдельные функции государственного управления, в том числе в поселковых и сельских Советах народных депутатов (Советах депутатов трудящихся) и их исполнительных комитетах.

Указанная норма распространяется и на отношения в связи с назначением пенсии за выслугу лет за счёт средств местного бюджета. 

Решением Собрания муниципального образования «Тымовский городской округ» от 25 ноября 2010 года № 87 утверждено «Положение о пенсионном обеспечении выборных должностных лиц, депутатов, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе» (далее Положение).

Согласно Положению право на пенсию за выслугу лет имеют лица, замещавшие муниципальные должности при соблюдении условий, установленных настоящим Положением. Пенсия за выслугу лет устанавливается к трудовой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (часть 1 раздела 1).

Пенсия за выслугу лет, предусмотренная настоящим Положением, устанавливается и выплачивается независимо от получения накопительной части трудовой пенсии в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (часть 2 раздела 1).

Лица, замещавшие муниципальные должности не менее одного года и получавшие денежное содержание за счёт средств местного бюджета, освобожденные от должности в связи с прекращением (сложением) полномочий (в том числе досрочно), за исключением случаев прекращения (сложения) полномочий, связанных с виновными действиями, имеют право на пенсию за выслугу лет (часть 1 раздела 4).  

Удовлетворяя требования В. и признавая незаконным решение органа местного самоуправления об отказе ему в назначении пенсии за выслугу лет, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что В. имеет право на назначение ему пенсии за выслугу лет за счёт местного бюджета, поскольку обстоятельства замещения им выборной должности председателя исполкома Восходовского сельского Совета народных депутатов объективно подтверждены. Не является препятствием для назначения В. пенсии за выслугу лет и основание его увольнения с указанной должности по переводу в предприятие, откуда он был уволен в связи с избранием на выборную должность.

Между тем, исходя из приведённых выше в их взаимосвязи норм федерального законодательства, законодательства субъекта Сахалинской области и законодательства органа местного самоуправления (Положения), подлежащих применению при разрешении спора о праве В. на пенсию за выслугу лет за счёт средств местного бюджета, следует вывод, что он не может быть отнесен к категории лиц, имеющих право на указанную пенсию.

Из материалов дела следует, что В. со дня введения в действие Закона Российской Федерации от 06 июля 1991 года № 1550-1 «О местном самоуправлении», образования в Российской Федерации органов местного самоуправления и до дня выхода на пенсию по старости в указанных органах не работал, соответствующего стажа работы на выборных муниципальных должностях, муниципальных должностях муниципальной службы не имеет.

В этой связи сам по себе период его работы на выборной должности председателя исполкома Восходовского сельского Совета народных депутатов с 26 июня 1987 года по 16 марта 1990 года не порождает для него право на назначение пенсии за выслугу лет за счёт местного бюджета, на что обоснованно указал суд апелляционной инстанции, отменяя решение Тымовского районного суда от 27 декабря 2011 года и принимая новое решение об отказе В. в удовлетворении заявленных требований.

 

Пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 11 августа 1992 года № 572 «О компенсации расходов, связанных с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» предусмотрено, что гражданам, в том числе пенсионерам, переселяющимся из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, компенсируются расходы, связанные с выездом из указанных мест, в размере произведенных транспортных затрат, включая перевозку личного имущества в количестве до 1 000 килограмм на выезжающего и каждого члена его семьи.

 

В апреле 2011 года П., проживавшая в городе Южно-Сахалинске, являющаяся неработающим пенсионером по старости, выехала на постоянное место жительства в город Геленджик Краснодарского края.

12 октября 2011 года на основании положений Закона Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» П. обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с иском к администрации города Южно-Сахалинска, государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске о взыскании расходов, связанных с переездом к новому месту жительства и провозом багажа, в размере 167 837 рублей 58 копеек.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 07 декабря 2011 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 марта 2012 года, в пользу П. с государственного учреждения -Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске взыскана компенсация расходов, связанных с переездом из района, приравненного к районам Крайнего Севера, к новому месту жительства в размере 167 837 рублей 58 копеек.

В иске к администрации города Южно-Сахалинска отказано.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 31 августа 2012 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 07 декабря 2011 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 13 марта 2012 года в части взыскания с государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске в пользу П. компенсации расходов на провоз личного имущества к новому месту жительства в размере 152 674 рубля 58 копеек отменено. В этой части гражданское дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Сахалинского областного суда по следующим основаниям.

Пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 11 августа 1992 года № 572 «О компенсации расходов, связанных с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» установлено, что гражданам, в том числе пенсионерам, переселяющимся из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, компенсируются расходы, связанные с выездом из указанных мест, в размере произведенных транспортных затрат, включая перевозку личного имущества в количестве до 1 000 килограмм на выезжающего и каждого члена его семьи.

Принятым 19 февраля 1993 года Законом Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» № 4520-1 предусмотрено, что государственные гарантии и компенсации для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются настоящим Законом и другими законодательными актами Российской Федерации (статья 3 в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ).

Таким актом, предусматривающим право пенсионеров на компенсацию расходов, связанных с переездом к новому месту жительства, является названное выше Постановление Правительства Российской Федерации от 11 августа 1992 года № 572, которое утратившим силу не признано, сохраняет свое действие и на основании статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит применению в части, не противоречащей действующему законодательству.

В соответствии со статьей 4 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) гарантии и компенсации, установленные настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, являются расходными обязательствами Российской Федерации и в части, касающейся неработающих граждан, получающих трудовую пенсию, обеспечиваются за счёт средств Пенсионного фонда Российской Федерации и федерального бюджета.

Таким образом, органом, обязанным к возмещению затрат, понесённых лицами, получающими трудовую пенсию или пенсию по государственному пенсионному обеспечению, на реализацию гарантий и компенсаций, предоставленных Законом Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» и Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 августа 1992 года № 572, является Пенсионный фонд Российской Федерации.

С учётом анализа указанных выше правовых норм суд первой инстанции, установив, что П., являясь неработающим пенсионером, проживавшим в районе, приравненном к районам Крайнего Севера, имеет право на компенсацию расходов, связанных с переездом к новому месту жительства, обоснованно возложил обязанность по компенсации таких расходов на ответчика.

Вместе с тем размер расходов на провоз личного имущества определён судом неверно.

Из материалов дела следует, что связанные с переездом П. расходы состоят из транспортных расходов по проезду до города Геленджик Краснодарского края в размере 15 163 рубля, а также расходов на провоз личного имущества к новому месту жительства, которое она перевезла с использованием 24-х тонного контейнера, в размере 152 674 рубля 58 копеек.

При этом масса перевозимого имущества составила 4 000 кг вместо установленной законодателем нормы в 1 000 кг на выезжающего.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о взыскании в пользу истца компенсации расходов, затраченных на провоз имущества, в полном размере, с которым согласился суд апелляционной инстанции, не основан на законе, в связи с чем судебные постановления в части взыскания в пользу П. расходов на провоз личного имущества к новому месту жительства в размере 152 674 рубля 58 копеек отменены.

 

Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

 

15 апреля 2008 года между Кредитором открытым акционерным обществом «Межрегиональный акционерный банк экономического  сотрудничества «Сахалин-Вест» (далее Банк) и Заемщиком П. заключён кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил заемщику денежные средства в сумме 150 тысяч рублей на срок до 14 апреля 2009 года с уплатой за пользование кредитом 21% годовых, а заемщик обязался возвратить полученную сумму и уплатить проценты за пользование кредитом.

28 мая 2012 года между Банком и обществом с ограниченной ответственностью «Сахалинский оценщик» заключен договор уступки права требования (договор цессии), по которому Банк (цедент) уступает ООО «Сахалинский оценщик» (цессионарию) принадлежащее ему на основании кредитных договоров право требования, в том числе к должнику.

12 апреля 2012 года открытое акционерное общество Межрегиональный акционерный банк экономического сотрудничества «Сахалин-Вест» в лице конкурсного управляющего обратился в суд с иском к П. о взыскании задолженности по кредитному договору, а также расходов по уплате государственной пошлины, по тому основанию, что П. задолженность по кредитному договору не погасила.

Определением суда произведена замена стороны в рамках процессуального правопреемства с ОАО МАБЭС «Сахалин-Вест» в лице конкурсного управляющего ГК «Агентство по страхованию вкладов» на общество с ограниченной ответственностью «Сахалинский оценщик» (далее ООО «Сахалинский оценщик»).

Решением Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 25 июля 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 18 сентября 2012 года, ООО «Сахалинский оценщик» в удовлетворении иска отказано, при этом судами указано следующее.

Согласно пункту 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) по кредитному договору обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на неё.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального требования кредитора переходит к новому кредитору в том объёме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника - пункт 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По смыслу приведённых норм в их взаимосвязи кредитором по кредитному договору может выступать только банк или иная кредитная организация, обладающая специальной правоспособностью, статус которой установлен Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» и деятельность лицензирована.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении «О рассмотрении судами гражданским дел по спорам о защите прав потребителей» от 28 июня 2012 года № 17 разъяснил, что Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении (пункт 51).

Кредитным договором, заключенным между Банком и П., не установлено условие об уступке права требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем уступка прав по кредитному договору ООО «Сахалинский оценщик», не обладающему специальным правовым статусом кредитора, нарушает права ответчика как потребителя, противоречит требованиям пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Сведений, что ООО «Сахалинский оценщик» имеет соответствующую лицензию, выдаваемую Центральным банком России, в материалах дела также не имеется.

Согласие должника на уступку Банком права требования долга иному лицу по заключённому с ней кредитному договору получено не было.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий – статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку, исходя из фактических обстоятельств дела, сделка по уступке Банком права требования иному лицу совершена с нарушением закона, а потому ничтожна и правовых последствий не порождает, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку у ООО «Сахалинский оценщик» не имеется правовых оснований для взыскания с П. задолженности по кредитному договору, заключённому между ней и Банком.

 

 

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

 

В силу части 5 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.

 

Постановлением судьи Охинского городского суда от 17 июля 2012 года А. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 1 450 рублей.

Совершенное А. правонарушение выразилось в том, что 08 мая 2012 года в 03 часа 40 минут на нерегулируемом перекрестке неравнозначных дорог - улиц Дзержинского и Комсомольской в городе Оха Сахалинской области А., управляя автомобилем «Тойота Таун Айс» и двигаясь по второстепенной дороге в западном направлении, в нарушение пункта 13.9 Правил дорожного движения Российской Федерации, не уступил дорогу автомобилю НЕФАЗ-42111-10-11К под управлением М., двигавшемуся по главной дороге в северном направлении и допустил столкновение с данным автомобилем. В результате дорожно-транспортного происшествия потерпевшей Я., находившейся в автомобиле под управлением А., причинены телесные повреждения, повлекшие причинение легкого вреда здоровью.

Вместе с тем постановлением государственного инспектора безопасности дорожного движения ЭГО ГИБДД ОМВД России по городскому округу «Охинский» Е. от 08 мая 2012 года за нарушение 08 мая 2012 года требований пункта 13.9 Правил дорожного движения при указанных выше обстоятельствах А. привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 200 рублей.

Таким образом, из материалов дела следует, что А. был дважды привлечен к административной ответственности за одни и те же действия, что противоречит требованиям части 5 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Данное обстоятельство не было учтено судьей при рассмотрении дела, что повлекло отмену вынесенного постановления и прекращение производства по делу об административном правонарушении.

 

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, подлежит обязательному извещению о месте и времени рассмотрения дела.

 

Постановлением специалиста по административному производству группы дознания и административной практики Службы в городе Корсакове Сахалинского ПУБО ФСБ России от 30 ноября 2011 года Д. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 40 000 рублей.

Решением судьи Корсаковского городского суда от 23 января 2012 года  данное постановление оставлено без изменения.

Установленный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязательное создание  судом условий, необходимых для реализации права на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности, в том числе предусматривает обязательное извещение его о времени и месте рассмотрения дела.

Однако каких-либо данных, подтверждающих факт получения Д. уведомления о времени и месте рассмотрения судьей Корсаковского городского суда жалобы на постановление о привлечении его к административной ответственности, в материалах дела не имеется.

Вручение защитнику судебной повестки для передачи Д. при отсутствии информации о передаче ему повестки надлежащим уведомлением признано быть не может, поскольку не свидетельствует о получении информации о рассмотрении жалобы непосредственно Д.

Данное обстоятельство не было учтено судьей при рассмотрении дела, что повлекло отмену вынесенного решения и возвращение дела на новое рассмотрение.

 

 

 

Судебные коллегии по уголовным и гражданским делам Сахалинского областного суда.

 

опубликовано 20.01.2013 10:21 (МСК)