Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень Сахалинского областного суда за IV квартал 2011 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

4 квартал 2011 года

 

Судебная практика по уголовным делам

 

Необоснованное осуждение лица за присвоение по квалифицирующему признаку совершения преступления «лицом, с использованием своего служебного положения» повлекло изменение приговора.

 

         Приговором Южно-Сахалинского городского суда от 11 июля 2006 года, постановленным в порядке, установленном главой 40 УПК РФ, С. осуждён по ч. 3 ст. 160 УК РФ к трём годам шести месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком  два года шесть месяцев.

С. признан виновным в том, что он, работая по трудовому договору торговым представителем предпринимателя И., являясь материально ответственным лицом, получал денежные средства за поставленные И. товары в торговых точках, однако в кассу И. полученные деньги не сдавал, а присваивал их, распоряжаясь по собственному усмотрению.

Содеянное С. квалифицировано судом по ч. 3 ст. 160 УК РФ как присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершённое с причинением значительного ущерба, лицом, с использованием служебного положения.

Президиум Сахалинского областного суда указанный приговор изменил, переквалифицировал содеянное С. на ч. 2 ст. 160 УК РФ с назначением ему наказания в виде двух лет двух месяцев лишения свободы, указав следующее.

По смыслу уголовного закона под лицами, использующими своё служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч.3 ст. 159, ч.3 ст. 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием №1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием № 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные  обязанности в  коммерческой организации); признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения или трудового договора; указанные действия охватываются ч.1 ст. 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьёй (п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Поскольку денежные средства вверялись С. на основании трудового договора (по трудовой функции «торговый представитель») и договора о полной материальной ответственности, признак совершения присвоения «лицом с использованием своего служебного положения» в его действиях отсутствовал.

 

Освобождение несовершеннолетнего лица от наказания в соответствии со ст. 92 УК РФ с применением принудительной меры воспитательного воздействия не образует судимость.

 

Приговором Александровск-Сахалинского городского суда от 18 мая 2011 года Г., который приговором того же суда от 4 мая 2011 года осуждён по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (за два преступления) с применением положений ч. 2 ст. 69 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы и в соответствии с ч. 2 ст. 92 УК РФ освобождён от назначенного наказания с помещением в специальную общеобразовательную школу закрытого типа органа управления образованием на два года, - осуждён по ч.1 ст. 161 УК РФ к четырём месяцам лишения свободы, на основании ч.ч. 2 и 5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения назначенного по ч. 1 ст. 161 УК РФ наказания с наказанием по приговору от 4 мая 2011 года окончательно назначено один год восемь месяцев лишения свободы; на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ от назначенного наказания Г. освобождён с помещением в специальную образовательную школу закрытого типа органа управления образованием на два года.

Президиум изменил приговор, смягчил назначенное Г. по ч. 1 ст. 161 УК РФ наказание до ста часов обязательных работ, исключил из приговора указание о назначении Г. наказания по правилам ч.ч. 2 и 5 ст. 69 УК РФ по совокупности с наказанием по приговору Александровск-Сахалинского городского суда от 4 мая 2011 года; на основании ч. 1 ст. 92 и ч. 1 ст. 90 УК РФ освободил Г. от назначенного наказания, применив к нему в соответствии с п. «а» ч. 2 ст. 90 УК РФ меру воспитательного воздействия в виде предупреждения, указав следующее.

Приговором Александровск-Сахалинского городского суда от 4 мая 2011 года Г. на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ  был освобождён от назначенного ему наказания с применением принудительной меры воспитательного воздействия. В соответствии с ч. 2 ст. 86 УК РФ лицо, освобождённое от наказания, считается несудимым. При таких обстоятельствах у суда отсутствовали основания для применения правил ч.ч. 2 и 5 ст. 69 УК РФ при назначении Г. наказания приговором от 18 мая 2011 года.

Кроме того, поскольку Г. являлся лицом, впервые совершившим преступление средней тяжести в возрасте до 16 лет, в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ ему не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы.

 

Неправильное назначение дополнительного наказания повлекло изменение кассационного определения.

 

Приговором Южно-Сахалинского городского суда от 28 февраля 2011 года Г. осуждён по ч. 2 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Ш.) к четырём годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением властно-распорядительных полномочий, в органах внутренних дел и уголовно-исполнительной инспекции на срок два года; по ч. 2 ст. 290 УК РФ (по факту  получения взятки от Б.) - к трём годам шести месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением властно-распорядительных полномочий, в органах внутренних дел и уголовной исполнительной инспекции на 2 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к четырём годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением властно-распорядительных полномочий, в органах внутренних дел и уголовно-исполнительной инспекции на два года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 6 июля 2011 года указанный приговор изменён: содеянное Г. в отношении каждого из преступлений переквалифицировано с ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона № 97-ФЗ от 4 мая 2011 года с назначением наказания: по ч. 3 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Ш.) – в виде четырёх лет лишения свободы со штрафом в размере восемьдесят тысяч рублей; по ч. 2 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Б.) – в виде трёх лет шести месяцев лишения свободы со штрафом в размере сто шестьдесят тысяч рублей; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - в виде четырёх лет шести месяцев лишения свободы со штрафом в размере сто шестьдесят тысяч рублей.

Президиум Сахалинского областного суда изменил кассационное определение, исключив из него указания о назначении Г. дополнительного наказания в виде штрафа за каждое из преступлений и по совокупности преступлений, указав следующее.

В соответствии с ч.1 ст. 10 УК РФ  уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, судебная коллегия верно переквалифицировала содеянное осуждённым с ч.2 ст. 290 УК РФ (в реакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13 июня 1996 года) на ч. 3 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона № 97-ФЗ от 4 мая 2011 года), поскольку новым уголовным законом, помимо основного наказания в виде лишения свободы, предусмотрено и наказание в виде штрафа. Также верно судебная коллегия исключила указание о назначении Г. за каждое преступление и по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности, поскольку указанный вид дополнительного наказания к основному наказанию в виде лишения свободы санкцией ч.3 ст. 290 УК РФ не предусмотрен.

Вместе с тем, назначая Г. дополнительное наказание в виде штрафа, судебная коллегия не учла, что преступления Г. совершены в марте и августе 2010 года, то есть до вступления в законную силу Федерального закона № 97-ФЗ от 4 мая 2011 года, а потому в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ судебная коллегия не вправе была назначать осуждённому дополнительное наказание, которое не было предусмотрено законом на момент совершения преступлений.

 

Неправильное назначение вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание лицу, осуждённому к лишению свободы, повлекло изменение приговора и кассационного определения.

 

Приговором Южно-Сахалинского городского суда от 7 декабря 2010 года В. осуждён по ч.2 ст. 162 УК РФ к шести годам лишения свободы; на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 11 сентября 2007 года и окончательно по совокупности приговоров В. назначено семь лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 8 июня 2011 года указанный приговор изменён: содеянное В. переквалифицировано на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года); из приговора исключено указание о признании отягчающим наказание В. обстоятельством совершение преступления в составе лиц по предварительному сговору; по ч.2 ст. 162 УК РФ В. назначено пять лет десять месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ – шесть лет десять месяцев лишения свободы. В остальной части приговор в отношении В. оставлен без изменения.

Президиум Сахалинского областного суда указанные приговор и кассационное определение в отношении В. изменил, назначил В. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, указав следующее.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осуждённый ранее отбывал лишение свободы.

В. осуждён за совершение тяжкого преступления.

Ранее он осуждён приговором от 13 сентября 2007 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к трём годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком четыре года. Постановлением суда от 21 февраля 2008 года условное осуждение данным приговором отменено, осуждённый объявлен в розыск, срок отбытия наказания постановлено исчислять с момента водворения осуждённого в места лишения свободы. В. водворён под стражу 9 сентября 2009 года.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, В. совершил 7 сентября 2009 года, то есть после вынесения решения об отмене в отношении него условного осуждения, но до водворения его в места лишения свободы. Таким образом, до совершения указанного преступления фактически В. наказание в виде лишения свободы не отбывал, а потому у суда отсутствовали основания для назначения ему отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Нарушение права осуждённого пользоваться помощью защитника при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повлекло отмену постановления суда.

 

П., отбывающий наказание в виде лишения свободы в ФКУ ИК-2, обратился в Смирныховский районный суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Постановлением Смирныховского районного суда от 21 июня 2011 года в удовлетворении указанного ходатайства осуждённого отказано. Президиумом Сахалинского областного суда указанное постановление суда первой инстанции отменено в связи с нарушением права осуждённого пользоваться помощью защитника.

 Президиум указал следующее. Положения статьи 48 Конституции Российской Федерации гарантируют право обвиняемого на помощь защитника; данное право должно обеспечиваться обвиняемому на всех стадиях уголовного процесса. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ (постановление № 14-П от 25 октября 2001 года,  № 20-П от  26 декабря 2003 года, ряд определений, в том числе № 803-О-О от 28 мая 2009 года), сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту; это право не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В соответствии с п.1 ч.1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Согласно ч.1 ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый может в любой момент производства по уголовному делу отказаться от защитника; такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого, обвиняемого.

В судебном заседании осуждённый П. на вопрос председательствующего о том, нужен ли ему защитник, ответил: «Нет, мне нечем оплачивать услуги адвоката». Оставив данное заявление осуждённого без внимания, суд рассмотрел ходатайство осуждённого П. в отсутствие защитника.

Однако из указанного заявления П. следует, что его отказ от защитника являлся вынужденным, вызванным материальными затруднениями, что налагало на суд обязанность не принимать отказ осуждённого от защитника и назначить защитника с оплатой его труда в соответствии с ч.5 ст. 50 УПК РФ за счёт средств федерального бюджета.

 

Нарушение требований ч. 3 ст. 125 УПК РФ об извещении заявителя о дате, месте и времени рассмотрения его жалобы, а также неправильное определение процессуального статуса заявителя повлекли отмену постановления суда.

 

Т., отбывающий в ФБУ ИК-1 УФСИН России по Сахалинской области наказание в виде лишения свободы, обратился с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, причинивших ему телесные повреждения в период отбывания наказания.

Постановлением старшего следователя следственного отдела по г. Южно-Сахалинску СУ СК РФ по Сахалинской области от 26 мая 2011 года в возбуждении уголовного дела по заявлению Т. отказано на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ – за отсутствием в действиях сотрудников ФБУ ИК-1 УФСИН РФ по Сахалинской области признаков состава преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ. Материал по факту причинения Т. телесных повреждений неустановленными лицами, в действиях которых усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, направлен в УВД по г. Южно-Сахалинску.

Постановлением дознавателя ОД УВД г. Южно-Сахалинска от 16 июня 2011 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

22 августа 2011 года в Южно-Сахалинский городской суд поступила жалоба Т., в которой заявитель в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, оспаривал указанное выше постановление дознавателя от 16 июня 2011 года.

7 сентября 2011 года в Южно-Сахалинский городской суд поступила жалоба Т., в которой заявитель в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, оспаривал постановление следователя от 26 мая 2011 года.

Постановлением Южно-Сахалинского городского суда жалобы Т. на названные постановления следователя и дознавателя оставлены без удовлетворения.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда указанное постановление суда первой инстанции отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, выразившемся в следующем.

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность решений дознавателя и следователя не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа; неявка лиц, своевременно извещённых о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на её рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

Несмотря на то, что в настоящее время Т. отбывает наказание в ФКУ Тюрьма УФСИН России по Красноярскому краю по приговору Сахалинского областного суда от 14 февраля 2005 года, подавая заявление о привлечении к уголовной ответственности лиц, причинивших ему телесные повреждения, а также обжалуя в Южно-Сахалинский городской суд постановления следователя и дознавателя, вынесенные по итогам рассмотрения его заявления, в данном вопросе Т. претендовал на роль потерпевшего.

Как следует из правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 19 мая 2009 года № 576-О-П «По жалобам граждан Великанова Вадима Владимировича, Виноградова Александра Сергеевича и других на нарушение их конституционных прав статьёй 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьями 125 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в случае обжалования в предусмотренном статьёй 125 УПК Российской Федерации порядке осуждённым, отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы, действий (бездействия) или решений органов предварительного расследования, затрудняющих доступ осуждённых к правосудию (отказ в приёме сообщения о преступлении, бездействие при проверке этих сообщений, отказ в возбуждении уголовного дела и др.), осуждённый претендует на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, на возбуждении которого он настаивает; жалобы осуждённых в таком случае не связаны с применением к их заявителям мер, сопряжённых с уголовным преследованием, ограничением свободы и личной неприкосновенности, поэтому суд вправе обеспечить конституционное право заявителей довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела не только путём его личного участия в судебном заседании, но и иными способами – путём допуска к участию в судебном заседании его представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения; при этом статья 125 УПК РФ не ограничивает право суда признать – исходя из обстоятельств дела - личное участие осуждённого обязательным.

Таким образом, рассматривая в установленном ст. 125 УПК РФ порядке жалобы на постановления следователя и дознавателя, суд обязан был уведомить заявителя о том, когда и какая его жалоба будет рассматриваться, а также о решении суда относительно формы доведения заявителем, отбывающим наказание в виде лишения свободы, своей позиции относительно всех аспектов дела.

Указанные требования закона при рассмотрении Южно-Сахалинским городским судом жалоб Т. не выполнены.

Так, суд извещал Т. о том, что к рассмотрению в судебном заседании назначена его жалоба на постановление дознавателя от 16 июня 2011 года, никаким образом не сообщая Т. о том, что его жалоба на постановление следователя от 26 мая 2011 года также принята судом к рассмотрению и будет рассмотрена в том же судебном заседании.

Кроме того, в расписках, содержащих извещения о назначении судебного заседания по жалобе на постановление дознавателя от 16 июня 2011 года, у заявителя Т. выяснялся вопрос о наличии желания о личном участии в судебном заседании, нуждаемости его в услугах адвоката, а также разъяснялось право довести свою позицию относительно существа жалобы путём представления письменных объяснений, использования помощи адвоката или иного представителя, а также иным доступным способом. Т. в расписках последовательно указывал, что желает лично участвовать в судебном заседании, в помощи адвоката не нуждается, просит отложить судебное заседание до обеспечения его личного участия в нём.

Решение о рассмотрении жалоб Т. в его отсутствие принято судом непосредственно в день рассмотрения жалоб по существу. Интересы заявителя в судебном заседании представлял назначенный судом адвокат А., именуемый в протоколе судебного заседания защитником.

Поскольку решение о рассмотрении жалоб Т. в его отсутствие было принято судом непосредственно в день рассмотрения жалоб по существу, заявитель заблаговременно не мог воспользоваться иными способами доведения до суда своей позиции (путём письменных объяснений, использования помощи адвоката или иного представителя).

В соответствии с ч. 3 ст. 49, п.3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ право пользоваться помощью защитника имеют подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осуждённый. Процессуальной фигуры «защитник лица, претендующего на роль потерпевшего», уголовно-процессуальный закон не предусматривает.

Таким образом, суд не известил заявителя о дате, времени и месте рассмотрения его жалобы на постановление следователя от 26 мая 2011 года, не уведомил заблаговременно отбывающего наказание в виде лишения свободы заявителя об отказе в удовлетворении его ходатайства об обеспечении личного участия в судебном заседании, что лишило заявителя возможности довести свою позицию до суда иным образом, назначил «защитника» лицу, претендующему на роль потерпевшего. Совокупность указанных нарушений уголовно-процессуального закона явилась безусловным основанием для отмены постановления суда.

 

 

Судебная практика по гражданским делам

 

Сделка купли-продажи квартиры, заключенная с нарушением требований Гражданского кодекса Российской Федерации, судом признана недействительной.

 

К.Г.С., являясь собственником квартиры, расположенной в городе Корсакове, в 2006 году оформила завещание, по которому после её смерти указанную квартиру наследует её внук К.А.Ю.

04 июня 2009 года К.Ю.В., действуя по доверенности от имени К.Г.С. (продавца), заключил со своей супругой К.М.Ю. (покупателем) договор купли-продажи этой квартиры.

14 июля 2009 года К.Г.С. умерла.

К.А.Ю. предъявил к К.Ю.В. иск о признании ничтожным договора купли-продажи квартиры, совершенного в своих личных интересах.

К.Ю.В. предъявил к К.А.Ю. встречный иск о признании недействительным завещания по тому основанию, что на момент составления завещания К.Г.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Определением Корсаковского городского суда от 25 февраля 2011 года к участию в деле по иску о признании недействительным договора купли-продажи квартирыв качестве ответчика привлечена К.М.Ю.

Решением Корсаковского городского суда от 02 марта 2011 года удовлетворен иск К.А.Ю. и признан недействительным заключенный 04 июня 2009 года между К.Г.С. и К.М.Ю. договор купли-продажи квартиры. В удовлетворении встречного иска о признании недействительным завещания К.Ю.В. отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 05 июля 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а изложенные в нем выводы признаны соответствующими нормам материального права, регулирующим спорное правоотношение.

В соответствии с пунктом 3 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Запрета на совершение сделки представителем одной из сторон сделки со своим супругом данная норма не содержит.

Вместе с тем приведенная норма во взаимосвязи со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающей право совместной собственности супругов на приобретённое в браке имущество, предполагает исключение личной заинтересованности (выгоды) представителя, совершающего сделку от имени представляемого.

Учитывая, что на основании заключенного с К.М.Ю. договора купли-продажи квартиры право собственности на это имущество возникло и у её супруга К.Ю.В., совершившего эту сделку от имени продавца, суд первой инстанции своим решением признал эту сделку совершенной с нарушением закона, а потому в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожной.

Согласно пункту 1 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

При разрешении спора суд первой инстанции проверил все представленные доказательства в их совокупности, в том числе заключение проведённой по делу посмертной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 24 января 2011 года № 36, согласно выводу которой на момент подписания завещания К.Г.С. могла понимать значение своих действий и руководить ими. Оценку доказательств суд произвел в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и сделал вывод о недоказанности того обстоятельства, что в момент составления завещания К.Г.С. не могла понимать значение своих действий или руководить ими.

Поскольку по делу установлено, что при составлении завещания наследодатель действовала по своей воле и в своих интересах и при удостоверении завещания нарушений допущено не было, оснований для удовлетворения встречного иска не имелось.

 

Неправильное применение судом первой инстанции при разрешении спора норм материального права привело к вынесению незаконного решения.

 

Сособственниками квартиры, расположенной в городе Анива, в долях 3/4 и 1/4 являются соответственно М.С.С. и его отец М.С.П.

31 августа 2011 года М.С.С. предъявил иск к М.Т.С. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением и выселении, указав, что не имеет возможности пользоваться принадлежащей ему на праве долевой собственности квартирой, поскольку фактически ее занимает дочь М.Т.С., которая членом его семьи не является, не зарегистрирована в этой квартире, не имеет права пользования этим жильем, не несет бремя по её содержанию и оплате коммунальных услуг, но добровольно жилье не освобождает. Зарегистрированы в этом жилом помещении его сын М.А.С. и его отец М.С.П.

М.Т.С. в судебном заседании с иском не согласилась.

М.С.П. в качестве третьего лица на стороне ответчика против иска возражал.

Решением Анивского районного суда от 06 октября 2011 года М.С.С. в иске отказано со ссылкой на то, что ответчик М.Т.С. проживает в спорной квартире с согласия второго собственника М.С.П., т.е. на законном основании, и не препятствует проживанию истца в этом жилом помещении, в связи с чем не имеется оснований считать его права нарушенными.

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции, в своем определении от 06 декабря 2011 года указала следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.

Отсюда следует, что вселение собственником жилого помещения членов своей семьи и иных граждан в принадлежащее ему жилое помещение является реализацией права пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением и требует согласия всех сособственников.

Поскольку, как установлено по материалам дела судом кассационной инстанции, между сособственниками и М.Т.С. соглашение об условиях пользования спорной жилой площадью достигнуто не было, оснований для отказа М.С.С. в удовлетворении заявленных им требований не имелось.

В силу статьи 361 Гражданского процессуального кодекса РФ суд кассационной инстанции принял новое решение об удовлетворении иска.

 

Существенное нарушение апелляционной инстанцией норм материального права при разрешении спора по иску неработающего пенсионера к Пенсионному фонду РФ о взыскании расходов по проезду к месту отдыха, повлекло необоснованную отмену решения мирового судьи.

 

А., являющаяся неработающим пенсионером и получателем трудовой пенсии, проживающая в городе Поронайске Сахалинской области, относящемуся к местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, обратилась к мировому судье с иском к Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Поронайскому району о взыскании расходов по проезду к месту отдыха до г. Удалянчи (Китай) и обратно, куда в 2011 году следовала по туристической путевке прямым рейсом до г. Харбин (Китай) из аэропорта Южно-Сахалинска, где и проходила таможенный контроль. А. просила взыскать компенсацию расходов по проезду до пограничного пункта в пределах Российской Федерации, а именно до г. Владивостока, в размере 15883 рублей 80 копеек, из которых на основании справок о стоимости проезда в плацкартном вагоне пассажирского поезда расходы по маршруту Поронайск – Южно-Сахалинск составляют 835 рублей 70 копеек, по маршруту Южно-Сахалинск – Поронайск - 548 рублей 10 копеек, а по справке туристической компании ООО «Вокруг Света» о стоимости авиаперелета из г. Южно-Сахалинска до г. Владивостока и обратно экономклассом компенсации подлежат 14500 рублей. Наряду с этим, истица суду пояснила, что выезжала в г. Харбин КНР прямым рейсом из г. Южно-Сахалинска

Решением мирового судьи судебного участка № 13 Поронайского района от 24 мая 2011 года иск А. удовлетворен частично: с Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда РФ по Поронайскому району Сахалинской области в пользу А. взыскана компенсация расходов по проезду к месту отдыха и обратно в размере 1383 рублей 80 копеек. В остальной части иска – отказано.

Апелляционным решением Поронайского городского суда от 21 июля 2011 года вышеуказанное решение отменено, по делу принято новое решение, которым иск А. удовлетворен в полном объеме, с Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда РФ по Поронайскому району Сахалинской области в пользу А. взыскана компенсация расходов по проезду к месту отдыха и обратно в размере 15883 рублей 80 копеек, а также и судебные расходы в размере 200 рублей.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 октября 2011 года по надзорной жалобе Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда РФ по Поронайскому району Сахалинской области апелляционное решение отменено, а решение мирового судьи оставлено без изменения на основании статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с существенным нарушением норм материального права,повлиявшим на исход дела.

Президиум в постановлении сослался на следующее.

Законом РФ «О государственных гарантиях и  компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» от 19 февраля 1993 года № 4520-1 установлены государственные гарантии и компенсации по возмещению дополнительных материальных и физиологических затрат гражданам в связи с работой и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях Севера.

В соответствии со статьями 3, 4 и 34 Закона № 4520-1 пенсионерам, являющимися получателями трудовых пенсий по старости и по инвалид­ности и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, компенсация расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха на территории РФ и обратно один раз в два года осуществляется органами Пенсионного фонда РФ в порядке и на условиях, определяемых Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 01 апреля 2005 года № 176 ут­верждены Правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда пенсионерам, являющимся получателями трудовых пенсий по старости и по инвалидности и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, к месту отдыха на территории РФ и обратно.

Согласно пункту 3 названных Правил компенсация может производиться в виде: а) предоставления проездных документов, обеспечивающих проезд пенсионера к месту отдыха и обратно; б) возмещения фактически произведенных пенсионером расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно в пределах, установленных пунктом 10 настоящих Правил.

В соответствии с п. 9 Закона РФ от 01 апреля 1993 года № 4730-1 «О государственной границе Российской Федерации» под пунктом пропуска через Государственную границу понимается территория (акватория) в пределах железнодорожной, автомобильной станции или вокзала, морского (торгового, рыбного, специализированного), речного (озерного) порта, аэропорта, военного аэродрома, открытых для международных сообщений (международных полетов), а также иной специально выделенный в непосредственной близости от Государственной границы участок местности, где в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется пропуск через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных. Пределы пунктов пропуска через Государственную границу и перечень пунктов пропуска через Государственную границу, специализированных по видам перемещаемых грузов, товаров и животных, определяются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, А. в апреле 2011 года выезжала на отдых в г. Удалянчи (Китай) и по маршруту Поронайск – Южно-Сахалинск – Поронайск стоимость проезда без комиссионных сборов в плацкартном вагоне пассажирского поезда составила 1383 рубля 80 копеек. Далее она следовала к месту отдыха прямым авиарейсом по маршруту Южно-Сахалинск – Харбин и тем же маршрутом обратно, а авиаперелета до г. Владивостока и обратно фактически не совершала.

Отменяя решение мирового судьи и удовлетворяя исковые требования А. в полном объеме, суд апелляционной инстанции счел возможным применить по аналогии положения пункта 10 Правил компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных  к ним местностях, и членов их семей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12.06.2008г. № 455, согласно которым в случаеиспользования работником организации отпуска за пределами Российской Федерации основанием для компенсации расходов, кроме перевозочных документов, является копия заграничного паспорта (при предъявлении оригинала) с отметкой органа пограничного контроля (пункта пропуска) о месте пересечения государственной границы Российской Федерации. В случае поездки за пределы Российской Федерации воздушным транспортом без посадки в ближайшем к месту пересечения государственной границы Российской Федерации аэропорту работником организации представляется справка о стоимости перевозки по территории Российской Федерации, включенной в стоимость перевозочного документа (билета), выданная транспортной организацией.

Между тем оснований для применения аналогии закона у суда апелляционной инстанции не имелось, так как порядок компенсации расходов пенсионеров к месту отдыха и обратно урегулирован специальным нормативным правовым актом – Правилами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 01 апреля 2005 года № 176, нормами которого, равно как и нормами Закона РФ «О государственных гарантиях и  компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» предусмотрено право пенсионеров на компенсацию лишь фактически понесенных по территории Российской Федерации расходов к месту отдыха и обратно.

 

При разрешении спора о возмещении вреда, причиненного здоровью гражданина на территории торгового центра, переданного собственником арендатору по договору аренды, подлежат проверке условия этого договора о распределении бремени содержания помещения, где гражданин получил травму.

 

01 февраля 2011 года К. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании компенсации морального вреда в размере 250 000 рублей. В обоснование иска указала, что 15 декабря 2010 года при входе в помещение торгового центра «Невельск», расположенного в городе Невельске, она поскользнулась на мокром полу, упала, получила телесные повреждения, повлекшие необходимость  проведения операции, в связи с чем претерпела физические и нравственные страдания. Вину ответчика усматривает в необеспечении в Торговом центре безопасного прохода в помещение розничной торговли.

Решением Невельского городского суда от 29 марта 2011 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 28 июня 2011 года, с М. в пользу К. взыскана компенсация морального вреда в размере 250 000 рублей, а также государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 200 рублей.

Отменяя по надзорной жалобе ответчика состоявшиеся по делу судебные постановления и направляя дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, президиум Сахалинского областного суда в постановлении от 02 декабря 2011 года указал на допущенные нарушения норм материального и процессуального права, без устранения которых невозможно законное восстановление нарушенных прав К.

Согласно статье 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со статьей 151Гражданского кодекса РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

В силу статей 210 и 616 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды.

Взыскав компенсацию морального вреда собственника Торгового цента М., суд первой инстанции исходил из того, что тот не обеспечил надлежащее содержание данного помещения и, как следствие, безопасность входящих в него граждан.

С этим выводом согласился и суд кассационной инстанции.

Между тем, как видно из материалов дела, в ходе судебного разбирательства представитель ответчика заявлял суду о том, что спорное помещение арендуется индивидуальными предпринимателями по договору аренды. Однако, вопреки требованиям части 2 статьи 56 и статьи 57 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд первой инстанции не поставил на обсуждение сторон вопрос о том, кто и на основании какого договора аренды пользовался вышеуказанным помещением на момент получения истицей травмы, не проверил условия соответствующего договора аренды о распределении между арендодателем и арендатором бремя содержания этого помещения.

Указанное нарушение норм материального и процессуального права судом кассационной инстанции оставлено без внимания.

 

Кассационное определение судебной коллегии об отказе в удовлетворении заявления о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы президиумом Сахалинского областного суда признано не законным.

 

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 25 апреля 2011 года, изготовленным в окончательной форме 13 мая 2011 года, частично удовлетворены исковые требования К. к администрации города Южно-Сахалинска о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, о взыскании денежных сумм и компенсации морального вреда.

25 мая 2011 года администрация города Южно-Сахалинска обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с кассационной жалобой на данное решение и с ходатайством о восстановлении срока на ее подачу в связи с поздним получением копии решения суда.

Определением Южно-Сахалинского городского суда от 06 июня 2011 года срок на подачу кассационной жалобы ответчику восстановлен.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 23 августа 2011 года вышеуказанное определение суда первой инстанции отменено и в удовлетворении заявления о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы администрации города Южно-Сахалинска отказано.

В надзорной жалобе администрация города Южно-Сахалинска просила об отмене кассационного определения в связи с существенным нарушением норм процессуального права. В обоснование надзорной жалобы заявитель указал, что копия мотивированного решения была направлена из суда 16 мая 2011 года и получена ответчиком 20 мая 2011 года (в пятницу), т.е. за день до истечения установленного законом 10-дневного срока на обжалование решения, в связи с чем ответчик был лишен реальной возможности подать мотивированную кассационную жалобу.

В возражении на надзорную жалобу К. и ее представитель указали, что в силу статьи 214 Гражданского процессуального кодекса РФ оснований для направления ответчику копии судебного решения не имелось, а ответчик обязан был принять меры для самостоятельного получения копии решения после его изготовления в окончательной форме.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 11 ноября 2011 года кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 23 августа 2011 года отменено, а определение суда первой инстанции о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи ответчиком кассационной жалобы оставлено без изменения по следующим основаниям.

Согласно статье 338 Гражданского процессуального кодекса РФ кассационные жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В силу части 1 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. Такие причины по смыслу закона могут быть обусловлены обстоятельствами, объективно исключающими возможность своевременного совершения процессуального действия.

Как следует из материалов дела, решение Южно-Сахалинского городского суда от 25 апреля 2011 года изготовлено в окончательной форме 13 мая 2011 года (то есть с пропуском установленного законом срока для составления мотивированного решения). 16 мая 2011 года копия судебного решения направлена сторонам и получена администрацией города Южно-Сахалинска 20 мая 2011 года, то есть за три дня до истечения установленного законом срока, установленного для подачи кассационной жалобы. Кассационная жалоба на данное решение суда подана администрацией города Южно-Сахалинска 25 мая 2011 года.

Статьей 214 Гражданского процессуального кодекса РФ установлен пятидневный срок со дня принятия решения в окончательной форме, в течение которого суд обязан выслать копию решения лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании.

В Определении от 15 ноября 2007 года № 784-О Конституционный Суд Российской Федерации изложил правовую позицию о применении статьи 214 Гражданского процессуального кодекса РФ и указал, что эта норма выступает для участвующих в деле лиц процессуальной гарантией права на судебную защиту в равноправном и состязательном процессе, и не исключает возможность выдачи или высылки судом копии принятого в окончательной форме решения лицу, участвующему в деле и присутствовавшему в судебном заседании.

Исходя из приведенных выше норм, позиции Конституционного Суда Российской Федерации и конкретных обстоятельств дела, президиум пришел к выводу о том, что ответчик по причинам, от него независящим, был в значительной мере стеснен в возможностях своевременного обжалования судебного решения, а потому у суда кассационной инстанции не имелось оснований для отмены определения суда первой инстанции, которым срок на подачу кассационной жалобы был восстановлен.

 

 

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

 

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

 

30 декабря 2010 года заместителем Холмского городского прокурора в отношении члена единой комиссии управления образования муниципального образования «Холмский городской округ» Г. вынесено постановление о возбуждении производства по делу об административном правонарушении по части 7 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по факту совершения им противоправных действий, выразившихся в том, что 13 августа 2010 года он, в составе единой комиссии, допустил к участию в открытом конкурсе «Оказание услуги по организации горячего питания школьников 1-4 классов и учащихся 5-11 классов из малообеспеченных семей и учащихся МОУ С(К)ОШ в возрасте 7-18 лет силами и средствами исполнителя на базе школ города Холмска» общество с ограниченной ответственностью «Общепит», приложившее к заявке по лоту № 2 нотариально незаверенную копию выписки из единого государственного реестра юридических лиц, чем Г. нарушил пункт 1 части 1 статьи 12, подпункт «б» пункта 1 части 3 статьи 25 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Постановление заместителя Холмского городского прокурора от 30 декабря 2010 года было предметом рассмотрения руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области, постановлением которого от 18 марта 2011 года производство по делу в отношении Г. прекращено в связи с отсутствием события административного правонарушения.

Однако по этому же факту совершения противоправных действий 29 апреля 2011 года заместителем Холмского городского прокурора вновь вынесено постановление о возбуждении производства об административном правонарушении в отношении этого же лица, но по части 2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, на основании которого Г. постановлением руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области от 27 мая 2011 года привлечен к административной ответственности.

Привлекая Г. к административной ответственности, руководитель управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области, и судья, оставляя без изменения постановление указанного должностного лица, не учли, что прекращение 18 марта 2011 года производства по делу об административном правонарушении в отношении Г. являлось обстоятельством, препятствующим повторному возбуждению административного производства по тому же факту совершения противоправных действий.

В этой связи решением Сахалинского областного суда постановление руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области и решение судьи Холмского городского суда по делу о привлечении Г. к административной ответственности отменены, производство по делу прекращено в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административномправонарушении, постановления о прекращении производства по делу.

 

Наложение административного штрафа без составления протокола об административном правонарушении на месте совершения лицом административного правонарушения может иметь место лишь в случае, если это лицо не оспаривало наличия события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание.

 

Постановлением инспектора дорожно-патрульной службы отдела государственной инспекции безопасности дорожного движения отдела внутренних дел по городскому округу «Александровск-Сахалинский район» от 11 мая 2011 года М. привлечен к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей.

Оставляя без изменения указанное постановление, судья указал, что факт совершения М. административного правонарушения подтвержден материалами дела.

Вместе с тем соблюдение процедуры вынесения этого постановления судья оставил без соответствующей оценки.

В соответствии с частью 1 статьи 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае, если при совершении физическим лицом административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения административного правонарушения выносится постановление по делу об административном правонарушении о назначении административного наказания в виде предупреждения или административного штрафа в порядке, предусмотренном статьей 29.10 настоящего Кодекса.

В случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание, составляется протокол об административном правонарушении.

Согласно статье 28.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протокол об административном правонарушении направляется судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении, в течение трех суток с момента составления протокола об административном правонарушении.

Анализ указанных норм в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что на месте совершения физическим лицом административного правонарушения наложение административного штрафа без составления протокола об административном правонарушении может иметь место лишь в случае, если это лицо не оспаривало наличия события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание. В иных случаях производство по делу об административном правонарушении должно было осуществляться в соответствии с положениями главы 29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что предполагает обеспечение возможности привлекаемому к ответственности лицу реализовать свои процессуальные права, предусмотренные статьей 25.1 настоящего Кодекса, в том числе право на защиту.

При этом по смыслу части 2 статьи 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обязанность зафиксировать согласие указанного лица с событием административного правонарушения и (или) назначенным ему административным наказанием, как и обязанность по доказыванию наличия такого согласия, лежит на органах (должностных лицах) публичной власти.

В соответствии с Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденным приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 2 марта 2009 года №185, должностным лицам государственной инспекции дорожного движения рекомендован к применению образец постановления о наложении административного штрафа (Приложение 4). Образец имеет графу «Данный гражданин _____ наличие события административного правонарушения и назначенное административное наказание не оспаривает».

Однако исследование постановления инспектора дорожно-патрульной службы по делу о привлечении М. к административной ответственности показало, что в нем отсутствует его согласие с вменяемым правонарушением и с назначенным наказанием.

Отсутствие в материалах дела зафиксированного в письменном виде согласия лица с событием административного правонарушения и (или) назначенным административным наказанием свидетельствует о неправомерности действий должностного лица по вынесению постановления по делу без составления протокола об административном правонарушении и, соответственно, - о недоказанности совершения лицом административного правонарушения.

Указанные обстоятельства повлекли отмену постановления должностного лица по делу о привлечении М. к административной ответственности, решения судьи по его жалобе на это постановление и прекращение производства по делу в связи недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

опубликовано 25.04.2012 09:36 (МСК)