Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень судебной практики Сахалинского областного суда за 2 квартал 2017 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 2 квартал 2017 года

Судебная практика по уголовным делам

Незаконный состав суда обусловил отмену приговора.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 2 июля 1998 года и от 23 марта 1999 года, в соответствии со статьями 61, 63 УПК РФ, которые направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда, судья не должен участвовать в повторном рассмотрении уголовного дела, поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, что является недопустимым, ибо высказанная судьей в процессуальном решении позиция относительно наличия или отсутствия события преступлений, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств ограничивает его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного решения.

Таким образом, не должен участвовать в рассмотрении уголовного дела судья, который ранее принимал решение по вопросам, вновь ставшим предметом судебного разбирательства.

21 января 2016 года Углегорским городским судом К. осужден к длительному лишению свободы за совершение ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе за незаконный сбыт Г. 93,21 гр. наркотического средства – марихуаны, состоявшийся 21 июля 2015 года.

Между тем 22 октября 2015 года, то есть ранее, председательствующим по делу уже было рассмотрено уголовное дело в отношении Г., который осужден за незаконное приобретение у К. указанного наркотического средства.

При таких обстоятельствах участие судьи в рассмотрении уголовного дела в отношении К. исключалось, так как вследствие высказывания своей позиции по уголовному делу в отношении Г. он утратил объективность, необходимую для надлежащей оценки обстоятельств обвинения К.

Принимая во внимание характер допущенного нарушения и невозможность его устранения в порядке кассационного производства, постановлением президиума от 30 июня 2017 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

Положения статьи 64 УК РФ для цели назначения наказания ниже низшего предела могут быть применены только в том случае, если нижний предел санкции уголовно-правовой нормы еще не преодолен путем последовательного применения других (льготных) правил назначения наказания.

         По приговору Южно-Сахалинского городского суда от 28 сентября 2016 года О. осужден по пунктам «а», «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет; пунктам «а», «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет; пункту «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет; части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 228.1 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет; на основании части 3 статьи 69 УК РФ назначено лишение свободы на срок 8 лет в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 10 ноября 2016 года приговор изменен, определено считать О. осужденным: по пунктам «а», «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года; пунктам «а», «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года; пункту «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года; части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 228.1 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет; на основании части 3  статьи 69 УК РФ назначено лишение свободы на срок 5 лет 2 месяца в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со статьей 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Применение положений статьи 64 УК РФ ограничено рядом обстоятельств, при наличии которых данная норма задействованию не подлежит.

К числу таких обстоятельств, например, следует относить факт самостоятельно и без ссылки на статью 64 УК РФ преодоления в санкции уголовно-правовой нормы нижнего предела по причине последовательного применения судом правил назначения наказания, предусмотренных статьями 62, 66 УК РФ или других.

Обсуждая доводы жалоб защиты, апеллирующих к несправедливости приговора вследствие назначения чрезмерно сурового наказания в части его срока, и признавая их убедительными, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости применения к наказанию О. правила назначения наказания, предусмотренного статьей 64 УК РФ, допустив суждение о том, что совокупность обстоятельств, смягчающих наказание виновного: явка с повинной; активное способствование раскрытию и расследованию преступлений; изобличение и уголовное преследование других соучастников преступлений при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание; поведение О. до совершения преступления и после него; его состояние здоровья и состояние здоровья его матери, позволяют назначить наказание ниже низшего предела.

Вместе с тем, принимая решение, суд оставил без внимания, что уголовное дело в отношении О. рассмотрено в особой процедуре, обусловленной заключением сторонами досудебного соглашения о сотрудничестве, в связи с чем наказание осужденному рассчитывалось и назначалось по правилам статей 62, 66 УК РФ, приведших к автоматическому назначению наказания ниже предела, установленного минимальными границами санкций нормы уголовного закона.

Принимая во внимание, что вмешательство в приговор суда посредством распространения на назначенное наказание правила статьи 64 УК РФ свидетельствовало о негативном влиянии решения суда второй инстанции на исход дела с точки зрения нарушения закона, искажающего саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия (статья 401.6 УПК РФ), постановлением суда кассационной инстанции от 2 июня 2017 года апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.

 

Закон, улучшающий положение виновного, подлежит применению в любой стадии производства по уголовному делу.

 

Корсаковским городским судом 25 октября 2016 года Д. осужден по части 1 статьи 290 УК РФ к наказанию в виде штрафа; в апелляционном порядке судебное решение не оспаривалось.

Признанное судом доказанным обвинение Д. свидетельствовало о том, что он, являясь должностным лицом, получил лично взятку в виде денег в размере 10 000 рублей за совершение действий в пользу взяткодателя, когда в силу должностного положения мог способствовать таким действиям.

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу (статья 10 УК РФ).

Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 324-ФЗ, вступившим в силу 15 июля 2016 года, Уголовный кодекс дополнен статьей 291.2 УК РФ, а также изменена редакция статьи 290 УК РФ.

В соответствии частью 1 статьи 291.2 УК РФ получение взятки, дача взятки лично или через посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

Принимая во внимание, что Д. признан виновным в получении взятки в размере, не превышающем 10 000 рублей, а также то, что на день постановления приговора указанное юридически значимое обстоятельство требовало учета, поскольку уголовный закон уже действовал в новой редакции, своим постановлением от 7 апреля 2017 года президиум Сахалинского областного суда изменил приговор, переквалифицировал действия виновного на часть 1 статьи 291.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 года № 324-ФЗ) со снижением наказания.

 

Акт амнистии устраняет все негативные правовые последствия, распространяющиеся на лицо, совершившее деяние до его издания. 

 

Постановлением Корсаковского городского суда от 25 февраля 2016 года удовлетворено представление начальника филиала по Корсаковскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Сахалинской области и постановлено продлить осужденному Т. испытательный срок, назначенный приговором Корсаковского городского суда от 31 марта 2015 года, на 1 месяц.

В апелляционном порядке данное постановление Корсаковского городского суда не обжаловалось.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 апреля 2017 года указанное постановление Корсаковского городского суда от 25 февраля 2016 года отменено с прекращением производства по представлению должностного лица по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 84 УК РФ амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания РФ в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость.

Согласно пункту 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» условно осужденные подлежат освобождению от наказания, при отсутствии ограничений, установленных пунктом 13 постановления.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6578-6 ГД «О порядке применения Постановления «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» под действие акта об амнистии подпадают лица, совершившие преступления до дня вступления его в силу, и осужденные, отбывающие наказание на территории Российской Федерации.

Акт об амнистии и постановление о порядке его применения вступили в законную силу 24 апреля 2015 года.

Указанным приговором Корсаковского городского суда от 31 марта 2015 года Т. осужден за совершение преступления небольшой тяжести, предусмотренного статьей 314.1 УК РФ, к лишению свободы на срок 6 месяцев условно с испытательным сроком 1 год; преступление совершено Т. в период с конца декабря 2014 года по 28 января 2015 года.

Каких-либо оснований, предусмотренных пунктом 13 акта об амнистии, препятствующих распространению на Т. действия акта об амнистии, не имелось.

Таким образом, еще до направления в феврале 2016 года начальником филиала по Корсаковскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Сахалинской области в суд представления о продлении осужденному Т. на 1 месяц испытательного срока, назначенного приговором Корсаковского городского суда от 31 марта 2015 года, в отношении осужденного Т. подлежал рассмотрению вопрос об освобождении его от наказания по данному приговору на основании пункта 4 акта об амнистии.

         Вместе с тем при рассмотрении в порядке пункта 7 статьи 397 УПК РФ и части 2 статьи 74 УК РФ вопроса о продлении испытательного срока вопрос о возможности применения в отношении осужденного акта об амнистии суд первой инстанции оставил без внимания.

         При этом факт отсутствия решения по вопросу применения в отношении осужденного Т. акта об амнистии не освобождал суд первой инстанции при рассмотрении в порядке исполнения приговора от обязанности проверить, подпадает или нет осужденный Т., отбывающий наказание, не связанное с лишением свободы, за преступления небольшой тяжести, совершенное до вступления в силу Постановления об амнистии, под действие данного акта об амнистии.

 

 

Не всякая неточность в обвинении препятствует постановлению итогового решения и требует возвращения уголовного дела прокурору.

 

В феврале 2017 года уголовное дело в отношении Я., обвиняемого в совершении двух фактов преступления, предусмотренного частью 1 статьи 285 УК РФ, поступило в Холмский городской суд для рассмотрения по существу.

Постановлением суда от 13 марта 2017 года уголовное дело возвращено прокурору Сахалинской области в порядке, предусмотренном статьей 237 УПК РФ.

Принимая решение, суд первой инстанции указал, что в обвинении Я. не конкретизировано время возникновения умысла на злоупотребление предоставленными ему в связи с занимаемой должностью полномочиями, что не может быть устранено в ходе рассмотрения дела.

         Отменяя указанное решение с передачей дела в тот же суд для рассмотрения по существу, в апелляционном постановлении от 4 мая 2017 года суд второй инстанции указал, что судебные решения должны быть законными, обоснованными, мотивированными и признаются таковыми, если вынесены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона РФ и основаны на правильном применении уголовного закона (часть 4 статьи 7 УПК РФ).

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Положения статьи 220 УПК РФ предписывают следователю указывать в обвинительном заключении существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Исходя из смысла приведенных положений закона, в обвинительном заключении должны быть конкретно указаны обстоятельства совершенного преступления, конкретные действия и роль обвиняемого при его совершении, чтобы позволить суду при исследовании доказательств объективно разрешить вопрос о виновности или невиновности привлеченного к уголовной ответственности лица.

По материалам уголовного дела установлено, что все обстоятельства деяний, в совершении которых обвиняется Я., и которые в силу статьи 73 УПК РФ подлежат доказыванию, в обвинительном заключении изложены.

Возвращение же уголовного дела прокурору только лишь по основанию необходимости конкретизации даты возникновения умысла не отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку такая конкретизация не относится к числу неустранимых нарушений и может быть осуществлена судом по итогам рассмотрения дела.

 

Признание в действиях осужденного смягчающего наказание обстоятельства, не подтвержденного материалами уголовного дела, повлекло усиление назначенного наказания.

 

Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора могут явиться основанием для отмены или изменения приговора суда (пункты 3 и 4 статьи 389.15 УПК РФ).

Под неправильным применением уголовного закона в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 389.18 УПК РФ понимается нарушение требований Общей части УК РФ, а несправедливым, в соответствии с частью 2 статьи 389.18 УПК РФ, может признаваться приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

По приговору Южно-Сахалинского городского суда от 28 ноября 2016 года К., ранее судимый по части 4 статьи 111 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет 10 месяцев (освобожден 12 марта 2014 года по отбытии наказания), осужден по части 1 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на срок 11 лет; части 3 статьи 30, пункту «а» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на срок 11 лет; на основании части 3 статьи 69 УК РФ к лишению свободы на срок 18 лет в исправительной колонии особого режима.

На основании совокупности исследованных доказательств судом объективно установлено, что инициатором ссоры был К., от агрессивного поведения которого А. был вынужден защищать М. В процессе потасовки, явно и крайне агрессивный К. повалил А. на пол, нанес ему удары ножом, от которых потерпевший скончался. После этого виновный переключил свое внимание на Щ., которому с целью убийства нанес один удар ножом, но не смог довести свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам.

Таким образом, правильно установив картину произошедшего, определив, что мотивом преступления явилось не стремление К. преодолеть состояние необходимой обороны и защитить свою жизнь и здоровье, а сильная личная неприязнь к потерпевшему А., суд, между тем, ошибочно отнес к числу смягчающих наказание виновного обстоятельств противоправное поведение А., ставшее поводом для преступления.

Принимая во внимание необоснованность решения суда в этой части, судом апелляционной инстанции на основании доводов апелляционного представления государственного обвинителя приговор изменен, из него исключено указание на наличие и признание в действиях А. названного смягчающего наказание обстоятельства, по каждому из преступлений наказание усилено до 13 лет лишения свободы, окончательно назначено лишение свободы на срок 20 лет в исправительной колонии особого режима.

 

 

Судебная практика по гражданским делам

 

 

Оплата стоимости проезда к месту проведения отдыха и обратно для лиц, получающих пенсию по выслуге лет в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», за счёт средств Пенсионного фонда Российской Федерации не производится.

 

Решением мирового судьи от 17 января 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением Южно-Сахалинского городского суда от 12 апреля 2017 года, иск С. удовлетворён. С Государственного учреждения-Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске (далее ГУ-УПФР в городе Южно-Сахалинске) в пользу С. взыскана компенсация расходов к месту проведения отдыха и обратно в размере 25 598 рублей.

Судом установлено, что старший прапорщик в отставке С. является получателем пенсии за выслугу лет, назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» с 04 июня 2004 года пожизненно. Как получателю пенсии за выслугу лет с 19 апреля 2013 года ей назначена страховая часть пенсии по старости.

В период с 18 июня по 26 июля 2016 года С. выезжала к месту отдыха в город Сочи, затратив на проезд собственные денежные средства. Решением ГУ-УПФР в городе Южно-Сахалинске от 09 августа 2016 года ей отказано в компенсации расходов на проезд, как военному пенсионеру.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых требований С., мировой судья указал, что она является получателем страховой части трудовой пенсии по старости, в связи с чем у неё, как у неработающего пенсионера, проживающего в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, возникло право на оплату проезда один раз в два года к месту отдыха и обратно на территории Российской Федерации в соответствии со статьёй 34 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

По мнению мирового судьи, отсутствие прямого указания в этом законе на право получения компенсации стоимости проезда к месту отдыха и обратно военным пенсионерам, проживающим в тех же природно-климатических условиях, что и лица, на которых распространяется действие данного закона, не может рассматриваться в качестве запрета на реализацию ими такого права.

При этом мировым судьёй учтено, что С., уволенная с военной службы в звании старшего прапорщика и получающая пенсию по выслуге лет в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», не отнесена к категории лиц, которые один раз в год имеют право на проезд на безвозмездной основе для лечения в медицинской организации или в санаторно-курортные и оздоровительные организации и обратно.

С данными выводами мирового судьи и правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Отменяя решение мирового судьи от 17 января 2017 года и апелляционное определение Южно-Сахалинского городского суда от 12 апреля 2017 года и отказывая С. в удовлетворении иска, президиум Сахалинского областного суда в своём постановлении от 16 июня 2017 года указал следующее.

Статьёй 1 Закона Российской Федерации № 4520-1 от 19 февраля 1993 года «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» (в редакции, действующей как на момент выезда С. в 2016 году к месту отдыха, так и на момент её обращения к ответчику с заявлением о компенсации расходов на оплату проезда к месту отдыха и обратно) действие настоящего закона распространяется на лиц, работающих по найму постоянно или временно в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от форм собственности, и лиц, проживающих в указанных районах и местностях.

В случаях, предусмотренных настоящим Законом, гарантии и компенсации предоставляются неработающим пенсионерам, военнослужащим, уволенным по возрасту или в связи с сокращением Вооружённых Сил Российской Федерации, лицам, обучающимся в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, а также членам семей, прибывшим в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности вместе с кормильцем.

В соответствии со статьёй 34 Закона Российской Федерации № 4520-1 (в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 216-ФЗ, введённой в действие с 01 января 2015 года) компенсация расходов на оплату стоимости проезда пенсионерам, являющимся получателями страховой пенсии по старости (с учётом фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости) или страховой пенсии по инвалидности, к месту отдыха на территории Российской Федерации и обратно один раз в два года осуществляется в порядке, размере и на условиях, определяемых Правительством Российской Федерации.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 26 апреля 2016 года № 903-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Истомина Александра Александровича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 1 и статьёй 34 Закона Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», предоставление военным пенсионерам (пенсионерам органов внутренних дел) права получать страховую пенсию с учётом страховых взносов, отражённых на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, в целях обеспечения реализации их социальных прав, не означает, что они приобретают правовой статус получателя страховых пенсий, выплачиваемых с учётом фиксированной выплаты, и им должны предоставляться одинаковые гарантии и компенсации, в том числе в связи с работой и проживанием в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. При осуществлении соответствующего правового регулирования федеральный законодатель вправе учитывать в числе прочего и такой объективный критерий, как наличие связи того или иного вида пенсии с предшествующей трудовой (служебной) деятельностью её получателя, а также наличие у получателя пенсии права на выбор вида получаемой пенсии (страховой по старости или государственной пенсии за выслугу лет).

Таким образом, предоставляя право на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха на территории Российской Федерации и обратно только получателям страховой пенсии по старости (с учётом фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости) или страховой пенсии по инвалидности, федеральный законодатель действовал в рамках дискреционных полномочий и исходил из того, что пенсионеры по старости и по инвалидности, пенсии которым назначены в соответствии с Федеральным законом «О страховых пенсиях», с одной стороны, и лица, получающие пенсию за выслугу лет на основании Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» - с другой стороны, в силу различий в характере указанных пенсий не могут быть отнесены к одной и той же категории.

Мировой судья в решении при удовлетворении иска С. руководствовался положениями статьи 34 Закона Российской Федерации № 4520-1 в редакции, которая утратила своё действие с 01 января 2015 года и согласно которой право на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно один раз в два года имели пенсионеры, являющиеся получателями трудовых пенсий по старости и по инвалидности, в то время как в связи с изменением пенсионного законодательства наряду с правом на получение пенсии по выслуге лет С. хотя и стала получателем страховой пенсии по старости, но за исключением её фиксированной выплаты.

В этой связи в силу статьи 34 закона Российской Федерации № 4520-1 в редакции, действующей с 01 января 2015 года, она не отнесена законодателем к категории лиц, имеющих право на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно за счёт средств Пенсионного фонда Российской Федерации.

По указанному основанию решение мирового судьи и определение суда апелляционной инстанции, оставившее это решение без изменения, приняты с существенным нарушением норм материального права.

 

Неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права повлекло необоснованную отмену решения мирового судьи.

 

О. обратилась к мировому судье с иском о взыскании с Д. алиментов на содержание их несовершеннолетнего сына в твёрдой денежной сумме в размере 14 697 рублей, кратной величине одного прожиточного минимума для детей в Сахалинской области.

Решением мирового судьи от 02 августа 2016 года с Д. в пользу О. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего сына в размере 1/4 части всех видов заработка или иного дохода ежемесячно, начиная с 04 июля 2016 года до совершеннолетия ребёнка. В удовлетворении требования о взыскании алиментов в твёрдой денежной сумме О. отказано.

Апелляционным определением Южно-Сахалинского городского суда от 07 декабря 2016 года данное решение отменено. С Д. в пользу О. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего сына в размере 3/4 прожиточного минимума для детей в Сахалинской области, который составляет 14 850 рублей, начиная с 04 июля 2016 года до совершеннолетия ребёнка, с последующей индексацией.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 16 июня 2017 года апелляционное определение отменено, решение мирового судьи оставлено без изменения по следующим основаниям.

В силу статьи 61 Семейного кодекса Российской Федерации родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей. Данная обязанность не ставится в зависимость от наличия или отсутствия у родителей необходимых для содержания детей денежных средств.

Пунктом 1 статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации установлена обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей.

При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребёнка - одной четверти; на двух детей - одной трети, на трёх и более детей - половины заработка и (или) иного дохода родителей (статья 81 Семейного кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации при отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов на несовершеннолетних детей и в случаях, если родитель, обязанный уплачивать алименты, имеет нерегулярный, меняющийся заработок и (или) иной доход, либо если этот родитель получает заработок и (или) иной доход полностью или частично в натуре или в иностранной валюте, либо если у него отсутствует заработок и (или) иной доход, а также в других случаях, если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу родителя невозможно, затруднительно или существенно нарушает интересы одной из сторон, суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твёрдой денежной сумме или одновременно в долях (в соответствии со статьёй 81 настоящего Кодекса) и в твёрдой денежной сумме.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка в твёрдой денежной сумме, мировой судья исходил из того, что обстоятельств, предусмотренных статьёй 83 Семейного кодекса Российской Федерации, дающих основания для взыскания алиментов в требуемом истцом размере, не установлено.

Поскольку Д., обязанный в силу закона содержать своего несовершеннолетнего ребёнка, имеет постоянное место работы и регулярный заработок и не имеет других источников дохода, мировой судья пришёл к выводу о взыскании с него в пользу истца алиментов в размере 1/4 части всех видов заработка.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи и принимая новое решение о взыскании с Д. в пользу О. на содержание несовершеннолетнего сына алиментов в размере 3/4 прожиточного минимума для детей в Сахалинской области, исходил из того, что взыскание алиментов в долевом отношении к заработку ответчика существенно нарушит интересы ребёнка, учитывая, что Д. является трудоспособным и молодым по возрасту, он способен и обязан обеспечить своему ребёнку достойный уровень жизни. 

Между тем при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции не учёл, что истец не представил доказательств наличия у ответчика, помимо регулярного дохода по постоянному месту работы, иных источников дохода, а обстоятельств, свидетельствующих о том, что при раздельном проживании родителей ребёнку не сохранён прежний уровень его обеспечения с учётом материального и семейного положения сторон, по делу не установлено.

 

 

Отказ уволенного работника от предложенной ему органом службы занятости населения работы, которая соответствовала его квалификации, не свидетельствует о возникновении у такого лица исключительного случая, позволяющего сохранить за ним право на получение среднего месячного заработка в течение четвёртого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения, в том числе, в связи с отсутствием у него средств к существованию.

 

Решением Холмского городского суда от 26 декабря 2016 года удовлетворены исковые требования Ч. о признании незаконным решения областного казённого учреждения (далее – ОКУ) «Холмский центр занятости населения» об отказе в сохранении за нею среднемесячного заработка за четвёртый месяц со дня увольнения и о сохранении данного заработка.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции в решении указал, что средний месячный заработок подлежал сохранению за Ч. в течение четвёртого месяца со дня её увольнения, поскольку она в месячный срок после увольнения обратилась к ответчику и не была им трудоустроена (то есть, соблюдены условия, исчерпывающий перечень которых, по мнению суда, указан в части 2 статьи 318 Трудового кодекса Российской Федерации), а предложенная ей работа не соответствовала её квалификации и условиям последнего места работы.

С данными выводами суда не согласился суд апелляционной инстанции, указав следующее.

В соответствии со статьёй 318 Трудового кодекса Российской Федерации работнику, увольняемому из организации, расположенной в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в том числе в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше трёх месяцев со дня увольнения (с зачётом выходного пособия).

В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за указанным работником в течение четвёртого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в месячный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.

Выплата выходного пособия в размере среднего месячного заработка и сохраняемого среднего месячного заработка, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, производится работодателем по прежнему месту работы за счёт средств этого работодателя.

Из анализа данных норм следует, что сохранение за работником, уволенным из организации, расположенной в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в том числе в связи с сокращением численности или штата сотрудников организации, среднего месячного заработка в течение четвёртого, пятого и шестого месяца со дня увольнения возможно только в исключительных случаях, при этом необходимыми условиями реализации данного права являются своевременное обращение уволенного работника в орган службы занятости населения и факт его нетрудоустройства этим органом.

Таким образом, при решении вопроса о сохранении за уволенным работником среднего месячного заработка в течение четвёртого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения, юридически значимыми обстоятельствами являются: факт обращения такого работника в месячный срок после увольнения в соответствующий орган службы занятости населения, его нетрудоустройство данным органом в течение трёх месяцев со дня увольнения и наличие исключительного случая, касающегося уволенного работника, в том числе связанного с его социальной незащищенностью, отсутствием у него средств к существованию, наличием у него на иждивении нетрудоспособных членов семьи и тому подобного.

Судебная коллегия указала на отсутствие доказательств, подтверждающих наличие исключительных обстоятельств, которые позволили бы Ч. претендовать на сохранение за нею среднего заработка за четвёртый месяц со дня увольнения в связи с отсутствием средств к существованию, обусловленным, в том числе, отсутствием подходящей для неё работы. Напротив, материалы дела содержат сведения о том, что истице, имеющей педагогическое образование (преподаватель истории и обществоведения), была предложена должность педагога дополнительного образования Станции юных натуралистов, от которой она отказалась, при этом опыт педагогической работы при трудоустройстве на данную должность не требовался.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции, отменив решение суда, отказал Ч. в удовлетворении указанного выше требования.

Кроме того, судом первой инстанции вопреки положениям части 3 статьи 196 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации не разрешены требования Ч. о признании незаконным отказа ответчика в сохранении среднего месячного заработка за пятый и шестой месяцы со дня её увольнения и о сохранении за нею среднего месячного заработка за этот период, в связи с чем, дело в данной части было направлено в тот же суд для их разрешения по существу.

 

 

Осуществление судьёй после объявления перерыва в судебном заседании судебной деятельности по иному делу является нарушением принципа непрерывности судебного разбирательства, что влечёт безусловную отмену судебного решения.

 

В связи с существенным нарушением судом норм процессуального права апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 08 июня 2017 года отменено решение Южно-Сахалинского городского суда от 20 января 2017 года по делу по иску общества с ограниченной ответственностью «Якорь» к Б.

Согласно части третьей статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях.

При рассмотрении дела судом данный принцип непрерывности судебного разбирательства был нарушен.

Согласно протоколу судебного заседания рассмотрение дела было начато 19 января 2017 года в 15 часов 00 минут, а в 15 часов 40 минут объявлен перерыв до 16 часов 00 минут 20 января 2017 года для предоставления сторонами дополнительных доказательств. 20 января 2017 года в назначенное время судебное заседание объявлено продолженным и в этот же день судом оглашена резолютивная часть решения.

Между тем, как следует из материалов другого гражданского дела, 19 января 2017 года в 16 часов судом рассмотрено с вынесением решения исковое заявление З. к М.

Поскольку после объявления перерыва в судебном заседании судья осуществлял судебную деятельность, несмотря на императивный запрет рассматривать другие дела во время перерыва по настоящему делу, судебная коллегия правомерно сочла эти действия нарушением принципа непрерывности судебного разбирательства, что влечёт безусловную отмену судебного решения.

 

Признание договора, на основании которого ранее судом было принято решение, не заключённым, является основанием для пересмотра данного решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 04 апреля 2016 года исковые требования общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО) «Навигатор» о взыскании с Д. неосновательного обогащения в размере 2 604 000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 411 757 рублей 50 копеек удовлетворены частично.

С Д. в пользу ООО «Навигатор» взыскана сумма неосновательного обогащения в размере 45 345 рублей 89 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Позднее ООО «Навигатор» обратилось в суд с заявлением о пересмотре данного решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, указав в обоснование, что после принятия решения положенный в его основу договор займа от 06 июля 2012 года определением Арбитражного суда Сахалинской области от 15 сентября 2016 года признан незаключённым.

Определением Южно-Сахалинского городского суда от 02 февраля 2017 года заявление ООО «Навигатор» оставлено без удовлетворения с указанием на то, что изложенные заявителем доводы не относятся к обстоятельствам, которые являются основанием для пересмотра судебного акта.

С данным выводом суда не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда, указав следующее.

Частью 1 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Согласно пункту 1 части 2 и пункту 1 части 3 данной статьи основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются вновь открывшиеся обстоятельства - существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» разъяснено, что вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в пункте 1 части 3 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления. При этом необходимо иметь в виду, что представленные заявителем новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, вновь открывшимися могут признаваться обстоятельства, существовавшие во время судебного разбирательства, но остававшиеся неизвестными суду на момент принятия решения и ставшие известными после вступления в законную силу судебного постановления, которым окончено судебное разбирательство.

В Определениях № 135-О от 12 мая 2006 года и № 567-О-О от 17 июля 2007 года Конституционный Суд Российской Федерации указал, что закрепление в части 2 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений направлено на исправление судебной ошибки, является дополнительной процессуальной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданских процессуальных отношений. При этом «вновь открывшимися» могут являться только фактические обстоятельства, относящиеся к делу, которые объективно существовали во время рассмотрения дела, однако не были и не могли быть известны заявителю.

Основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании денежных средств в заявленном ООО «Навигатор» размере послужило наличие между Д. и ООО «Навигатор» договора займа от 06 июля 2010 года. Суд посчитал полученные Д. спорные денежные средства возвратом долга по данному обязательству, в связи с чем взыскал с ответчика неосновательное обогащение за вычетом указанной в договоре суммы займа.

Поскольку наличие обязательства по договору займа послужило основанием для отказа в удовлетворении исковых требований в полном объёме, то установленные судебным актом обстоятельства, согласно которым данный договор не заключался и денежные средства по нему не передавались, являются вновь открывшимися и существенными для правильного разрешения дела, что, безусловно, влечёт пересмотр решения суда по этим основаниям. 

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда отменила определение суда от 02 февраля 2017 года и удовлетворила заявление представителя ООО «Навигатор» о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Решение Южно-Сахалинского городского суда от 04 апреля 2016 года отменено по вновь открывшимся обстоятельствам и дело направленно в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

 

Рассмотрение судом дела в отсутствие участвующего в деле лица, надлежащим образом не извещённого о времени и месте судебного заседания, лишает его возможности реализовать свои процессуальные права.

 

В силу статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. При этом статьёй 35 названного кодекса предусмотрены процессуальные права лиц, участвующих в деле, в частности, право представлять доказательства и участвовать в их исследовании, давать объяснения суду в устной и письменной форме. Данное право обеспечивается надлежащим извещением лиц, участвующих в деле, о месте и времени судебного заседания.

Частью 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», извещение участников судопроизводства допускается, в том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным образом указывается номер мобильного телефона, на который оно отправляется.

Пунктом 3.6 Регламента организации извещения участников судопроизводства посредством СМС-сообщений, утверждённого приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 25 декабря 2013 года № 257, предусмотрено, что факт доставки СМС-извещения подтверждается отчётом о его доставке, который распечатывается на бумажном носителе.

Рассмотрение апелляционной жалобы представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью «Ц.» К. назначено судом на 12 октября 2016 года на 10 часов, однако слушание не состоялось и было отложено. 26 октября 2016 года дело рассмотрено в отсутствие представителя общества К., при этом в протоколе судебного заседания указано на возможность слушания дела в отсутствие не явившихся лиц, с учётом их надлежащего извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Вместе с тем в расписке от 12 октября 2016 года о согласии на извещение о времени и месте судебного заседания посредством СМС-сообщений представитель ответчика К. указал номер мобильного телефона 8-9хх-ххх-хх-78. Однако из отчёта об извещении с помощью СМС-сообщения о вызове в суд данного представителя на 26 октября 2016 года следует, что сообщение было направлено по номеру иного абонента, который принадлежит истцу Ш., также давшему согласие на извещение с помощью СМС-сообщения.

При таких данных, рассмотрение судом дела по апелляционной жалобе в отсутствие её заявителя, надлежащим образом не извещённого о дате судебного заседания, сделало невозможным реализацию его процессуальных прав, в связи с чем постановлением президиума Сахалинского областного суда от 21 апреля 2017 года данное апелляционное определение отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

 Судебная практика по административным делам 

Вид судопроизводства определяется судьёй и не зависит от избранной истцом формы обращения в суд.

 

О. обратилась в суд с административным исковым заявлением к областному казённому учреждению «Южно-Курильский центр занятости населения», Агентству по труду и занятости населения Сахалинской области об оспаривании отказа в назначении пособия.

Определением Южно-Курильского районного суда от 22 марта 2017 года производство по административному делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 194 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, поскольку дело подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из части 1 статьи 127 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и статьи 133 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вопрос о принятии исковых заявлений к производству суда рассматривается судьёй. По результатам рассмотрения данного вопроса может быть возбуждено административное или гражданское дело.

При этом правильное определение судами вида судопроизводства зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд.

В соответствии со статьёй 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Учитывая это конституционное положение, а также положение части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путём своевременного и правильного рассмотрения дел (пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Из материалов дела следует, что при принятии иска О. к производству судьёй определено, что он подлежит рассмотрению в порядке административного судопроизводства, а в ходе производства по делу судом установлено, что указанный иск подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

При отсутствии препятствий к рассмотрению данного дела Южно-Курильским районным судом, прекращать производство по административному делу не следовало, поскольку это не отвечает задачам судопроизводства.

Направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия указала, что суду следует рассмотреть данное дело в порядке того вида судопроизводства, которое будет соответствовать характеру правоотношений, из которых вытекают требования О., обратившейся за судебной защитой.

 

Предметом судебного разбирательства в административном судопроизводстве является законность осуществления государственных или иных публичных полномочий органами государственной власти.

 

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 22 июня 2017 года отменено определение судьи Южно-Сахалинского городского суда от 11 апреля 2017 года, которым Т. отказано в принятии административного искового заявления и разъяснено право на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства.

06 апреля 2017 года Т. обратился в Южно-Сахалинский городской суд с административным иском к Департаменту землепользования г. Южно-Сахалинска о признании незаконным решения об отказе в перераспределении земельного участка, изложенного в письме от 12 января 2017 года, о возложении обязанности принять решение об утверждении схемы расположения земельного участка в соответствии с поданным заявлением. В обоснование требований указал на неисполнение органом местного самоуправления требований статьи 39.28 Земельного кодекса Российской Федерации, предусматривающей возможность перераспределение земель и (или земельных участков), находящихся в государственной или муниципальной собственности, и земельных участков, находящихся в собственности граждан и предназначенных для индивидуально-жилищного строительства.

Отказывая Т. в принятии административного искового заявления, судья исходил из того, что имеется спор о праве истца на земельный участок, который подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия по административным делам Сахалинского областного суда посчитала данный вывод суда ошибочным, основанным на неправильном толковании норм процессуального права. Отменяя определение судьи и возвращая материал в суд первой инстанции со стадии принятия административного искового заявления, судебная коллегия указала следующее.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, судья отказывает в принятии административного искового заявления в случае, если административное исковое заявление не подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, в том числе судом в порядке гражданского или уголовного судопроизводства либо арбитражным судом в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством.

В соответствии с частью 1 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации настоящий Кодекс регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, а также право на обращение в суд в защиту прав других лиц или в защиту публичных интересов в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами (часть 1 статьи 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

На основании положений статей 2 и 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в рамках гражданского судопроизводства рассматриваются и разрешаются дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правонарушений.

Из системного анализа приведённых норм следует, что предметом судебного разбирательства в исковом производстве является спор о праве, тогда как в производстве, возникающем из административного судопроизводства, - законность осуществления государственных или иных публичных полномочий органами государственной власти.

Из представленного материала видно, что административным истцом оспаривается отказ Департамента землепользования г. Южно-Сахалинска в перераспределении земельного участка, который в отличие от истца имеет властные полномочия и реализует их в установленном порядке, обязательном для участников возникшего правоотношения, следовательно, требования заявителя носят публичный характер. Не усматривается и спора о защите субъективного права истца, поскольку права на испрашиваемый земельный участок у Т. не возникли.

Таким образом, избранный Т. способ защиты нарушенного права является правильным, а заявленные требования ошибочно расценены судьёй как спор о праве на земельный участок.

 

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

 Неустановление обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, повлекло отмену постановления суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Постановлением судьи Южно-Сахалинского городского суда от 29 мая 2017 года Р. привлечён к административной ответственности по части 1.1 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 2 000 рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации в форме самостоятельного контролируемого выезда из Российской Федерации.

На указанное постановление лицом, привлечённым к административной ответственности, принесена жалоба, в которой он просил об его отмене в части применения к нему дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации. Обращал внимание на то, что данная мера ответственности нарушает его право на уважение семейной жизни, поскольку на территории Российской Федерации проживает его супруга, имеющая патент на осуществление трудовой деятельности на территории Российской Федерации.

Решением судьи Сахалинского областного суда постановление судьи отменено, дело возвращено в Южно-Сахалинский городской суд на новое рассмотрение. Отменяя указанный акт, судья исходил из следующего.

Согласно статье 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

В соответствии со статьёй 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении выяснению подлежат, в том числе иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

При рассмотрении жалобы установлено, что срок действия паспорта Р. истёк и вопрос о возможности его самостоятельного выезда из Российской Федерации без действительных документов, удостоверяющих его личность, судьёй не выяснялся.

В силу статьи 3.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при назначении административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства судья принимает решение о его принудительном выдворении за пределы Российской Федерации или контролируемом самостоятельном выезде из Российской Федерации.

Исходя из части 6 статьи 3.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное наказание в виде контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации может быть назначено иностранному гражданину или лицу без гражданства в случае осуществления административного выдворения за пределы Российской Федерации за счет средств таких иностранного гражданина или лица без гражданства.

Из дела следует, что Р. приобретён авиабилет по маршруту Южно-Сахалинск – Москва. Вопрос о наличии проездных документов на выезд из Российской Федерации судьёй на обсуждение не поставлен.

Согласно досье СПО Мигрант-1 24 апреля 2014 года в отношении Р. постановлен обвинительный приговор по статье 324 Уголовного кодекса Российской Федерации с назначением наказания в виде штрафа. Информация о его вступлении в законную силу, исполнении либо замене иным наказанием в материалах дела отсутствует.

При таких данных судьёй не в полном объёме исследованы обстоятельства, имеющие значение для правильного  разрешения дела, что послужило основанием для отмены судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение.

 

Отказ водителя передать сотрудникам ГИБДД предусмотренные Правилами дорожного движения регистрационные документы на транспортное средство повлёк назначение ему административного наказания в виде административного ареста.

 

Частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей, что влечёт наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Постановлением судьи Южно-Сахалинского городского суда от 12 апреля 2017 года Г. привлечён к административной ответственности по указанной статье Кодекса с наложением взыскания в виде административного ареста за невыполнение законных требований сотрудников государственной инспекции безопасности дорожного движения передать предусмотренные пунктом 2.1.1 Правил дорожного движения регистрационные документы на транспортное средство.

Решением судьи Сахалинского областного суда от 05 июня 2017 года указанное постановление оставлено без изменения.

Доводы защитника Г. в жалобе об отсутствии у сотрудников полиции законных оснований для остановки транспортного средства признаны судьёй несостоятельными и противоречащими действующему законодательству.

В соответствии со статьёй 2 Федерального закона от 07 февраля 2011 года №3-ФЗ «О полиции» (далее – Федеральный закон № 3-ФЗ) на полицию возложены обязанности по обеспечению безопасности дорожного движения, предупреждению и пресечению административных правонарушений.

В пунктах 11, 19 части 1 статьи 12 Федерального закона № 3-ФЗ закреплена обязанность полиции пресекать административные правонарушения, осуществлять государственный контроль (надзор) за соблюдением правил, стандартов, технических норм и иных требований нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения, а в пункте 20 части 1 статьи 13 данного Закона – право полиции останавливать транспортные средства, если это необходимо для выполнения возложенных на полицию обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения.

Приведённым нормам Федерального закона корреспондируют положения Административного регламента исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утверждённого Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 02 марта 2009 года № 185 (далее – Административный регламент № 185), в пунктах 4, 39, 45 которого закреплено, что при осуществлении контроля за дорожным движением, включающим визуальное или с использованием технических средств наблюдение за движением транспортных средств и пешеходов, сотрудниками Госавтоинспекции принимаются меры к выявлению и пресечению нарушений Правил дорожного движения участниками дорожного движения.

При этом контроль сотрудниками полиции за безопасностью дорожного движения может осуществляться не только на стационарном посту дорожно-патрульной службы, но и на патрульном автомобиле в движении или в стационарном положении (пункт 40).

Основаниями остановки транспортного средства, в том числе являются: визуальное установление признаков нарушений требований в области обеспечения безопасности дорожного движения; проведение в силу распорядительных актов руководителей органов внутренних дел, органов управления Госавтоинспекции специальных мероприятий, связанных с проверкой в соответствии с целями соответствующих специальных мероприятий транспортных средств, перемещающихся в них лиц и перевозимых грузов (пункт 63).

В силу приведённых норм действующего законодательства, сотрудники полиции, осуществляя контроль за безопасностью дорожного движения, в целях выявления и пресечения административных правонарушений, имеют право останавливать транспортное средство и требовать предъявления документов.

Применение наказания Г. в виде административного ареста признано соответствующим характеру совершенного правонарушения и личности виновного, который 24 раза привлекался к административной ответственности за правонарушения в области безопасности дорожного движения и за неуплату административных штрафов.

 

Судебные коллегии по уголовным, гражданским и административным делам Сахалинского областного суда.

опубликовано 19.07.2017 01:35 (МСК)