Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень судебной практики Сахалинского областного суда за 4 квартал 2016 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 4 квартал 2016 года

 Судебная практика по уголовным делам

 Предусмотренные актом амнистии правила освобождения от наказания являются императивными и расширительному толкованию не подлежат.

 

         По приговору Корсаковского городского суда И. осужден по части 1 статьи 228 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год условно с испытательным сроком два года с возложением обязанностей в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 73 УК РФ, в том числе пройти курс лечения от наркомании и медико-социальную реабилитацию.

Вопрос о возможности применения к осужденному Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» суд постановил решить по завершению осужденным лечения от наркомании и медико-социальной реабилитации.

В апелляционном порядке приговор не оспаривался.

В соответствии с пунктом 9 Постановления по уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу Постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

В силу пункта 12 Постановления судимость подлежит снятию с лиц, освобожденных от наказания на основании пункта 9 Постановления.

Перечень лиц, на которых не распространяется действие Постановления, предусмотрен пунктом 13 Постановления и является исчерпывающим.

Учитывая, что преступление виновный совершил до дня вступления в силу Постановления, а также не относится к лицам, указанным в пункте 13 Постановления, по итогам рассмотрения уголовного дела он подлежал освобождению от наказания со снятием судимости.

В этой связи вывод Корсаковского городского суда о невозможности применения к осужденному акта амнистии до окончания завершения лечения от наркомании и прохождения курса медико-социальной реабилитации являлся ошибочным.

Действительно, в соответствии с пунктом 20 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6578-6 ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» материалы о применении акта об амнистии к отбывающим наказание осужденным, которым в установленном порядке назначены меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании, активной формы туберкулеза, венерического заболевания, рассматриваются после завершения указанными осужденными обязательного лечения.

Между тем отложение вопроса о применении акта амнистии предусмотрено только в отношении лиц, уже проходящих обязательное лечение в порядке его назначения (статьи 72.1, 82.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, часть 3 статьи 18 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации), не связанном с порядком возложения определенных дополнительных обязанностей по правилам части 5 статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По буквальному смыслу Постановления, не терпящего расширительного толкования, возможность применения акта амнистии не ставится в зависимость от признавшего назначенное наказание условным решения суда по возложению на виновного дополнительной обязанности в порядке части 5 статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание, что указанное юридически значимое обстоятельство судом первой инстанции не было принято во внимание, своим постановлением от 16 декабря 2016 года президиум Сахалинского областного суда изменил приговор и освободил И. от наказания со снятием судимости на основании пунктов 9 и 12 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».  

 Неустановление индивидуальных признаков и стоимости имущества подозреваемого повлекло отмену постановления о наложении ареста на имущество.

 Начальник отделения СО ОМВД России по городскому округу «Охинский» обратился в Охинский городской суд с ходатайством о наложении ареста на движимое и недвижимое имущество, а также денежные средства, принадлежащие Ж., наряду с другими лицами подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ. Основанием обращения в суд послужила необходимость обеспечения гражданского иска, заявленного по уголовному делу.

Постановлением судьи Охинского городского суда ходатайство удовлетворено.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 111 и статье 115 УПК РФ арест на имущество является одной из мер процессуального принуждения и может быть наложен на имущество подозреваемого, обвиняемого в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, а также других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

         Принимая и мотивируя свое решение, суд первой инстанции формально указал, что положительное решение по ходатайству органа следствия он принимает по причине наличия в материалах уголовного дела гражданского иска о взыскании с виновных ущерба, причиненного преступлением.

Между тем, вопреки императивному правилу, требующему индивидуализировать имущество, которое предполагается сохранить под арестом, на момент рассмотрения ходатайства суд не только не располагал сведениями, характеризующими таковое, но и не принял меры к их установлению, постановив решение о наложении ареста на все имущество подозреваемого Ж.

         Более того, суд не установил стоимость арестовываемого имущества и не сопоставил размер заявленного по уголовному делу гражданского иска с целесообразностью наложения ареста на все имущество Ж., в то время как в силу части 3 статьи 140 УПК РФ меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию, а кроме Ж. по уголовному делу к ответственности привлекаются и другие лица.

         Наряду с этим без должной оценки остался вопрос и о том, возможно ли было накладывать арест на жилье Ж., при том, что в материалах судебного производства не имелось сведений о наличии у самого подозреваемого и его семьи другого недвижимого имущества, пригодного для проживания (часть 4 статьи 115 УПК РФ, статья 446 ГПК РФ).

Поскольку выявленные нарушения закона не позволяли суду апелляционной инстанции устранить их путем принятия по существу ходатайства органа следствия нового процессуального решения, апелляционным постановлением суда второй инстанции решение Охинского городского суда было отменено с передачей материалов судебного производства на новое рассмотрение.

 Бездействие, выражающееся в непринятии решения по заявлению гражданина о преступлении, образует предмет судебного контроля в процедуре, предусмотренной статьей 125 УПК РФ.                                           

 В соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

В октябре 2016 года в Южно-Сахалинский городской суд в порядке статьи 125 УПК РФ поступила жалоба И., в которой заявитель оспорила  бездействие руководителя СУ СК РФ по Сахалинской области, выразившееся в невозбуждении уголовного дела по ее заявлению о привлечении к уголовной ответственности А. по факту причинения телесных повреждений.

Постановлением суда первой инстанции в принятии жалобы заявительницы к производству суда было отказано со ссылкой на отсутствие в жалобе предмета проверки.

Между тем из обращения И. следовало, что ею фактически оспаривалось бездействие названного руководителя по заявлению о преступлении в отношении нее, что образует предмет судебного разбирательства, так как само по себе бездействие всегда затрудняет доступ к правосудию, то есть чинит препятствия на пути обращения гражданина за судебной защитой нарушенного права.

Принимая во внимание, что жалоба заявительницы фактически рассмотрена не была, что исключало переоценку изложенных в оспоренном постановлении выводов силами суда второй инстанции, апелляционным постановлением судьи Сахалинского областного суда решение Южно-Сахалинского городского суда было отменено с направлением материалов судебного производства на новое рассмотрение со стадии принятия жалобы к производству суда.

 Ограничение в ознакомлении с материалами уголовного дела может распространяться только на индивидуально-определенных лиц, чье поведение в стадии выполнения требований статьи 217 УПК РФ было предметом  оценки суда.

          Постановлением Южно-Сахалинского городского суда удовлетворено ходатайство органа следствия об ограничении во времени ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого К., его адвоката Б., а также иных защитников, в случае их вступления в дело; для ознакомления с материалами дела установлен определенный срок.

По итогам рассмотрения апелляционных жалоб защиты на решение суда ограничение обвиняемого и его адвоката Б. признано законным и обоснованным, поскольку судом были установлены достоверные сведения о наличии признаков затягивания указанными лицами ознакомления с материалами уголовного дела.

Вместе с тем апелляционным постановлением судьи Сахалинского областного суда решение было изменено с исключением из его резолютивной части указания на ограничение во времени ознакомления с материалами уголовного дела иных защитников, в случае их вступления в дело.

Принимая решение, суд второй инстанции указал, что по смыслу части 3 статьи 217 УПК РФ ограничить по времени ознакомления с делом возможно лишь только определенных участников процесса, чье поведение в указанной стадии уголовного судопроизводства анализировалось с точки зрения возможного противодействия законным требованиям органа следствия.

Отказ в восстановлении пропущенного срока на оспаривание приговора признан незаконным.

 По приговору Поронайского городского суда от 15 августа 2016 года М. осужден по пункту «з» части 2 статьи 111 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года условно с испытательным сроком 4 года.

26 августа 2016 года потерпевшим Б. на приговор принесена апелляционная жалоба и ходатайство о восстановлении пропущенного срока на оспаривание решения суда.

Постановлением Поронайского городского суда от 7 сентября 2016 года в удовлетворении ходатайства потерпевшего отказано.

По материалам уголовного дела установлено, что в связи с состоянием здоровья потерпевший Б. в суде первой инстанции участия не принимал, соответствующие оправдательные документы суду предоставлялись.

17 августа 2016 года он обратился в суд с заявлением о выдаче копии приговора, которая была ему вручена 23 августа 2016 года.

Ходатайство о восстановлении пропущенного срока на оспаривание приговора Б. обосновал несвоевременностью вручения копии приговора и своим пребыванием 24 августа 2016 года в г. Южно-Сахалинске в консультативной поликлинике ОГУЗ «Сахалинская областная больница» на приеме у врача нейрохирурга.

Согласно статье 312 УПК РФ копии приговора вручаются осужденному или оправданному, его защитнику, обвинителю и потерпевшему при наличии ходатайства в течение 5 суток со дня провозглашения приговора.

Право апелляционного обжалования приговора также принадлежит защитникам осужденного (часть 1 статьи 389.1 УПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 389.4 УПК РФ апелляционная жалоба на приговор может быть подана в течение 10 суток со дня постановления приговора; апелляционные жалоба, представление, поданные с пропуском срока, оставляются без рассмотрения (часть 3 статьи 389.4 УПК РФ).

Из части 1 статьи 389.5 УПК РФ следует, что в случае пропуска срока апелляционного обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать апелляционную жалобу, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока.

Пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен на основании постановления судьи, в производстве которого находится уголовное дело (часть 1 статьи 130 УПК РФ).

Часть 1 статьи 389.5 УПК РФ,  устанавливающая в развитие части 1 статьи 130 УПК РФ право участников уголовного судопроизводства, а также иных заинтересованных лиц на восстановление пропущенного по уважительной причине срока апелляционного обжалования судебного решения, направлена не на ограничение, а на защиту прав участников уголовного судопроизводства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 июня 2011 года № 800-О-О, от 11 мая 2012 года № 642-О, от 25 сентября 2014 года № 2208-О, от 24 марта 2015 года № 489-О и от 27 октября 2015 года № 2337-О).

Между тем суд отказал потерпевшему в удовлетворении ходатайства, указав, что установленный законом срок для обжалования приговора истек в 00 часов 25 августа 2016 года, а несвоевременность вручения копии приговора суда не препятствовала подаче апелляционной жалобы, тем самым установив отсутствие уважительных причин для пропуска процессуального срока.

Однако суд первой инстанции не учел, что невозможность участия потерпевшего в судебных заседаниях подтверждена многочисленными справками главного врача ГБУЗ «Поронайская центральная районная больница», представленными по запросу суда, из которых, в том числе, следовало, что потерпевший не мог участвовать в судебном заседании, так как находился на амбулаторном послеоперационном лечении, вызванном совершенным в отношении его преступлением.    

Несмотря на то, что в судебном заседании участвовал представитель потерпевшего, действовавший на основании доверенности, самому Б. порядок обжалования приговора, сроки подачи апелляционной жалобы не разъяснялись.

Ходатайство о вручении копии приговора Б. заявил 17 августа 2016 года, то есть имел все правовые основания получить копию приговора в течение 5 суток со дня его провозглашения, но копия ему была вручена только 23 августа 2016 года.

При такой совокупности обстоятельств решение Поронайского городского суда было признано незаконным, при этом своим определением суд апелляционной инстанции не только отменил названное решение, но и восстановил потерпевшему Б. срок на подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Для выполнения требований статьи 389.7 УПК РФ уголовное дело было передано в суд первой инстанции.

 Суд не вправе отказать осужденному в освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе.

 В соответствии с частью 2 статьи 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом  освобождено от отбывания наказания.

По представлению прокурора была инициирована процедура рассмотрения вопроса об освобождении К. от отбывания наказания, при этом Южно-Сахалинский городской суд установил, что осужденный отбывает наказание в исправительном учреждении в связи с признанием виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ.

По заключению медицинской комиссии у К. диагностировано заболевание, входящее в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный Постановлением Правительства РФ № 54 от 6 февраля 2004 года «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».

Принимая решение об отказе в удовлетворении представления прокурора, Южно-Сахалинский городской суд констатировал правомерность вывода медицинской комиссии о наличии у осужденного заболевания, препятствующего отбыванию наказания, однако указал, что осужденный отбывает наказание за совершение  преступления, направленного на умышленное лишение жизни человека, под воздействием алкоголя, что свидетельствует о явной антисоциальной направленности его личности; за  отбытый срок наказания К. зарекомендовал себя посредственно, не имеет поощрений и допустил одно нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Между тем, по смыслу материального закона, при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением осужденного от наказания в связи с его болезнью, определяющее значение имеют не данные  о совершенном осужденным преступлении, продолжительности отбытого  им наказания или о его поведении в период отбывания наказания, а наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания.

В соответствии с действующим законодательством суды не вправе отказать в освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, в том числе таким, как тяжесть совершенного преступления или не отбыта определенная часть назначенного наказания.

Принимая во внимание, что решение об отказе в удовлетворении представления об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания мотивировано основаниями, не указанными в законе, решением суда второй инстанции постановление Южно-Сахалинского городского суда было отменено с принятием решения об удовлетворении представления и освобождении К. от отбывания наказания в связи с болезнью, делающей эту процедуру невозможной.

 Вопрос о взыскании процессуальных издержек подлежит обсуждению в заседании суда с обязательным участием стороны, находящейся под угрозой возложения обязанности по их возмещению.

 По ходатайству осужденного Щ. Смирныховским районным судом рассмотрен вопрос о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Для защиты законных прав и интересов осужденного и по его ходатайству в заседание суда был приглашен и назначен адвокат А., который по итогам рассмотрения ходатайства подзащитного обратился к суду с заявлением об оплате его труда.

Постановлением суда заявление адвоката было удовлетворено, постановлено оплатить за счет федерального бюджета его труд в размере 2 090 рублей. В порядке регресса указанные издержки взысканы с Щ.

В соответствии с пунктом 5 части 2 статьи 131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

Процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета (часть 1 статьи 132 УПК РФ).

По смыслу вышеприведенных норм закона, с учетом правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 12 ноября 2008 года N 1074-О-П, в силу взаимосвязанных положений статей 35, 45, 46, 48 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, издержки, связанные с производством по уголовному делу, могут быть взысканы с осужденного только по решению суда, порядок принятия которого должен гарантировать защиту его прав и соответствовать критериям справедливого судебного разбирательства: осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые предоставлены, давать объяснения.

С учетом изложенного, вопрос о взыскании с лица судебных издержек должен быть самостоятельным предметом судебного разбирательства, осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

По материалам судебного производства установлено, несмотря на присутствие Щ. в заседании суда вопрос о взыскании процессуальных издержек судом не обсуждался, заявление адвоката не оглашалось, сведения о размере процессуальных издержек до осужденного не доводились, его мнение по вопросу о возможности их отнесения на его счет не выяснялось.

Принимая во внимание, что существо допущенного судом первой инстанции нарушения свидетельствовало о невозможности его устранения путем принятия нового решения в рамках полномочий суда апелляционной инстанции, его постановлением решение Смирныховского районного суда было отменено с направлением материалов судебного производства на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 Неправильное применение уголовного закона при назначении наказания и вида исправительного учреждения повлекло изменение приговора.

 Приговором Поронайского городского суда от 28 сентября 2016 года, постановленным в порядке особого производства, ранее судимый С. при наличии рецидива преступлений признан виновным и осужден по пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 11 месяцев, а на основании статьи 70 УК РФ применительно к приговору Смирныховского районного суда от 31 августа 2015 года - к лишению свободы на срок 2 года в исправительной колонии общего режима.

Наказание, назначенное судом первой инстанции за совершение преступления, предусмотренного статьей 158 УК РФ, судом апелляционной инстанции признано справедливым, однако при назначении итогового наказания судом был неправильно применен уголовный закон, что потребовало изменение приговора.

Так, окончательное наказание С. суд назначил на основании статьи 70 УК РФ, при этом к назначенному наказанию частично присоединил неотбытую часть наказания по приговору Смирныховского районного суда.

По материалам уголовного дела установлено, что Смирныховским районным судом С. осуждался по части 2 статьи 159 УК РФ к штрафу в размере 100000 рублей, который постановлением этого же суда в связи со злостным неисполнением заменен на наказание в виде обязательных работ в размере 400 часов с зачетом времени содержания его под стражей с 18 марта по 7 апреля 2016 года.

Приказом МУП «Управляющая компания» по направлению уголовно-исполнительной инспекции С. принят на должность дворника, где отработал согласно табелям рабочего времени 18 дней по 4 часа, то есть отбыл часть наказания в виде обязательных работ.

Принимая во внимание положения статьи 71 УК РФ, в соответствии с которой одному дню лишения свободы соответствует 8 часов обязательных работ, с учетом зачета времени содержания С. под стражей постановлением о замене штрафа обязательными работами, неотбытая часть наказания в виде обязательных работ в пересчете на лишение свободы составила 20 дней.

Таким образом, назначение С. окончательного наказания в виде 2 лет лишения свободы по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию - 1 году 11 месяцам лишения свободы, неотбытой части наказания, составившей 20 дней лишения свободы, свидетельствовало о его незаконности и несправедливости ввиду чрезмерной суровости.

Кроме того, назначая осужденному на основании пункта «б» части 1 статьи 58 УК РФ отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима, суд не учел, что в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 58 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, за умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, для отбывания лишения свободы назначается колония-поселение.

Только с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного, с указанием мотивов принятого решения суд может назначить указанным лицам отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Из материалов уголовного дела следовало, что С. осужден за совершение преступления, относящегося к категории преступлений средней тяжести (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ), ранее лишение свободы не отбывал, а само по себе наличие рецидива преступлений, при отсутствии других  условий, не позволяло суду первой инстанции назначить осужденному местом отбывания наказания исправительную колонию общего режима.

В этой связи апелляционным постановлением Сахалинского областного суда приговор был изменен со смягчением наказания, назначенного осужденному, а также вида исправительного учреждения, в котором ему надлежит отбывать наказание.

 Хищение не может быть признано открытым, если виновный осознает, что лица, присутствующие при его совершении, не намерены противодействовать с целью пресечения преступной деятельности.

 Южно-Сахалинским городским судом 25 декабря 2015 года Г., наряду с другими преступлениями, признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 161 УК РФ, к лишению свободы на срок 1 год.

В соответствии с пунктами 3 и 4 постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ.

В описательной части приговора суд установил, что Г., увидев, как потерпевший К., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, лег спать, подошел к его куртке, находящейся отдельно от К., и похитил деньги, сотовые телефоны. Рядом с Г. находились его хорошие знакомые В., М. и С., при этом у виновного не имелось оснований полагать, что указанные лица, являясь его хорошими знакомыми, будут противодействовать совершению преступления  или сообщат о его совершении.

Принимая во внимание, что для целей статьи 161 УК РФ указанные лица не являлись посторонними, действия Г. следовало квалифицировать по части 1 статьи 158 УК РФ, что и было сделано судом кассационной инстанции, изменившим своим постановлением приговор с переквалификацией содеянного осужденным и смягчением назначенного ему наказания.

 Совершение преступления в состоянии опьянения может быть признано отягчающим наказание обстоятельством только в случае установления судом данного факта в описательной части приговора и надлежащего мотивирования своего решения.

 Состояние опьянения может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание, только в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного (часть 1.1 статьи 63 УК РФ).

По смыслу данной нормы уголовного закона, с учетом положений части 4 статьи 7 УПК РФ, суд, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, должен установить этот факт в описательной части приговора, а также соответствующим образом мотивировать данное решение с указанием обстоятельств, свидетельствующих о связи состояния опьянения с совершением преступления.

По приговору Александровск-Сахалинского городского суда Р. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 2 статьи 158; пунктом «в» части 2 статьи 158 УК РФ, к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев условно с испытательным сроком на 2 года.

В качестве отягчающего его наказание обстоятельства судом признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Между тем из протокола судебного заседания усматривается, что  вопрос о наличии оснований для признания указанного обстоятельства отягчающим наказанием судом исследован не был.

Кроме того, в нарушение требований закона, в описательной части приговора факт совершения преступления в указанном состоянии также не устанавливался.

В этой связи постановлением суда апелляционной инстанции приговор изменен, указанное обстоятельство исключено из числа отягчающих наказание осужденного Р., наказание смягчено.

 Ходатайство осужденного о пересмотре приговора должно быть приемлемым до тех пор, пока существуют правовые последствия, порождаемые приговором, подлежащим приведению в соответствие с уголовным законом, улучшающим положение осужденного.

 В соответствии со статьей 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

По буквальному смыслу части 1 статьи 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства и от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином. При приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом подлежат применению все установленные Уголовным Кодексом РФ в редакции этого закона правила, как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора (правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в пункте 3.1 его Постановления от 20 апреля 2006 года № 4-П).

Постановлением Смирныховского районного суда частично удовлетворено ходатайство осужденного Я. о пересмотре приговора вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 УК РФ

Суд постановил привести приговор Южно-Сахалинского городского суда от 14 января 2016 года в соответствие с Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 326: из приговора исключено указание на осуждение Я. по части 1 статьи 158 УК РФ, а также указание на назначение наказания по правилам части 3 статьи 69 УК РФ; постановлено считать Я. осужденным по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Наряду с этим суд указал, что правовых оснований для пересмотра приговора того же суда от 1 ноября 2012 года нет, поскольку наказание, назначенное в его рамках, осужденный отбыл.

Между тем, приходя к такому – преждевременному выводу и полагая, что уголовно-правовые последствия, установленные приговором, себя уже исчерпали, Смирныховский районный суд не учел, что наличие уголовного закона, улучшающего положение осужденного, всегда предполагает его реальное применение.

Несмотря на фактическое отбытие Я. наказание по приговору от 1 ноября 2012 года, на день совершения преступлений по последнему приговору в действиях виновного был установлен рецидив преступлений, обусловленный указанным осуждением.

Поскольку приговор Южно-Сахалинского городского суда от 1 ноября 2012 года продолжал порождать правовые последствия и также подлежал пересмотру, апелляционным постановлением Сахалинского областного суда постановление Смирныховского районного суда было отменено с направлением материалов судебного производства на новое рассмотрение, но в ином составе суда.

 Судебная практика по гражданским делам

   Применение меры ответственности в виде взыскания двукратной стоимости товара, предусмотренной пунктом 1 статьи 35 Закона  «О защите прав потребителей», допускается в случае, если в результате деятельности индивидуального предпринимателя имела место полная или частичная утрата (повреждение) вещи заказчика.

 Т. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Ю. о взыскании двукратной стоимости испорченного товара, штрафа и компенсации морального вреда, указав, что 12 декабря 2014 года между ней и ответчиком был заключен договор на оказание услуг по химчистке портьер. Однако данная услуга оказана некачественно, портьеры ей возвращены грязными и испорченными, а ее претензия осталась без ответа. Полагая свои права потребителя нарушенными, с учетом стоимости портьер, составляющей  41 185 рублей, истец просила суд на основании статьи 35 Закона «О защите прав потребителей» взыскать с ответчика двукратную стоимость испорченной вещи в размере 82 370 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей и штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования потребителя.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 23 декабря 2015 года исковые требования Т. удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда, установив, что ответчик не был извещен судом первой инстанции о времени и месте рассмотрения дела, перешла к рассмотрению дела по правилам  производства  в суде первой инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 07 июня 2016 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 23 декабря 2015 года отменено.

С индивидуального предпринимателя Ю. в пользу Т. взыскана двукратная стоимость товара в размере 82 370 рублей, компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф в размере 43 685 рублей, расходы на производство экспертизы в размере 12 791 рубля 20 копеек, а всего: 143 846 рублей 20 копеек. С индивидуального предпринимателя Ю. в доход бюджета муниципального образования городского округа «Город Южно-Сахалинск» взыскана государственная пошлина в размере 3 721 рубля.

Разрешая спор по заявленным требованиям, судебная коллегия пришла к выводу о том, что в результате оказанной ответчиком  услуги  вещь истца  была испорчена, имеет потерю товарного вида, в связи с чем иск о взыскании двукратной стоимости испорченного товара подлежит удовлетворению.  

 Президиум не согласился с выводом суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.    

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 4 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями)  исполнитель обязан оказать потребителю услугу, качество которой соответствует договору; при отсутствии в договоре условий о качестве услуги исполнитель обязан оказать  услугу соответствующую обычно предъявляемым требованиям  и пригодной для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.

Согласно пункту 1 статьи 29 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать:

- безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

- соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);

- безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

- возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Согласно пункту 1 статьи 35 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в случае полной или частичной утраты (повреждения) материала (вещи), принятого от потребителя, исполнитель обязан в трехдневный срок заменить его однородным материалом (вещью) аналогичного качества и по желанию потребителя изготовить изделие из однородного материала (вещи) в разумный срок, а при отсутствии однородного материала (вещи) аналогичного качества - возместить потребителю двукратную цену утраченного (поврежденного) материала (вещи), а также расходы, понесенные потребителем (абзац пятый).

В соответствии со статьей 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение экспертов является одним из доказательств, на основании которых суд устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Из дела видно, что по ходатайству Т. определением Южно-Сахалинского  городского суда от 19 августа 2015 года по делу  назначена судебная товароведческая экспертиза, которая проведена экспертом Союза «Приморская Торгово­-промышленная палата».

Из заключения эксперта Союза «Приморская Торгово­-промышленная палата» № 020-01-00604 от 30 октября 2015 года следует, что  портьеры, представленные для исследования, сохранили исходную форму, целостность, цвет, рисунок. При этом эксперт делает вывод, что  три группы выявленных дефектов являются дефектами производственного характера и скрытыми дефектами производственного характера.

В результате исследования выявлены и дефекты непроизводственного характера, образовавшиеся в результате механических воздействий, - царапины красочного покрытия люверсов, в том числе до обнажения полимерной основы.

- дефекты непроизводственного характера, образовавшиеся в процессе эксплуатации и не удаленные при химической чистке, - пятна от загрязнения в виде полосы по всей длине припуска на подгиб низа; образовавшиеся в результате загрязнения слабовыраженные поверхностные пятна, пятна черного и рыжего цветов. 

  Как указал эксперт, выявленные дефекты не влияют на эксплуатационные свойства и не приводят к полной или частичной утрате портьер, люверсов, а лишь ухудшают внешний вид изделия.

В этой связи президиум посчитал обоснованными доводы кассационной жалобы Ю. и его представителя о том, что к ответчику  не могла быть применена мера ответственности в виде взыскания двукратной стоимости товара, поскольку в результате его деятельности вещь заказчика не была повреждена, а лишь не устранены  ее пороки.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 октября 2016 года апелляционное определение в части взыскания с индивидуального предпринимателя Ю. в пользу Т. двукратной  стоимости товара в размере 82 370 рублей, компенсации морального вреда в размере 5 000 рублей, штрафа в размере 43 685 рублей, расходов на производство экспертизы в размере 12 791 рубля 20 копеек, а также государственной пошлины в доход бюджета муниципального образования городского округа «город Южно-Сахалинск» в размере 3 721 рубля отменено, по делу принято новое решение об отказе Т. в удовлетворении заявленных к индивидуальному предпринимателю Ю. исковых требований.

При прекращении эксплуатации здания собственник должен принять меры, предупреждающие причинение вреда населению и окружающей среде, в том числе меры, препятствующие несанкционированному доступу людей в здание.

П.  является собственником нежилого здания бывшего магазина в доме № 41 по улице Комсомольской в городе Оха Сахалинской области.

21 сентября 2015 года Охинский городской прокурор  в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к П. о возложении обязанности произвести демонтаж указанного здания.  Заявленные требования мотивированы тем, что в связи с расследованием уголовного дела по факту обрушения плиты перекрытия складского помещения, в результате чего 09 июля 2015 года погиб малолетний ребенок, администрацией муниципального образования городской округ «Охинский» проведено межведомственное  комиссионное обследование здания. Согласно акту межведомственной комиссии от 24 июля 2015 года требуется вывод здания из эксплуатации в установленном порядке и снос, поскольку имеющиеся разрушения способствуют снижению до недопустимого уровня надежности здания, прочности и устойчивости строительной конструкции и основания, что представляет угрозу жизни и здоровью граждан.

Решением Охинского городского суда от 05 ноября 2015 года на П. возложена обязанность в течение одного месяца после вступления решения в законную силу произвести демонтаж нежилого здания бывшего магазина № 22, расположенного в доме № 41 по улице Комсомольской в городе Оха Сахалинской области.

С  ответчика в бюджет муниципального образования городской округ «Охинский» взыскана государственная пошлина в размере 300 рублей.

Апелляционным определением  судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июля 2016 года решение Охинского городского суда от 05 ноября 2015 года отменено. Охинскому городскому прокурору в удовлетворении иска к П. о возложении обязанности в течение одного месяца после вступления решения суда в законную силу произвести демонтаж нежилого здания бывшего магазина № 22, расположенного по адресу: Сахалинская область, город Оха, улица Комсомольская, дом 41, отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда  исходила из того, что  истцом не доказана  возможность применения  избранного им способа судебной защиты нарушенного права, а судом  применена норма материального права, не подлежащая применению. Указывая на отсутствие оснований для удовлетворения требований  прокурора,  судебная коллегия сослалась на то, что собственник  нежилого помещения обладает полномочиями по владению, пользованию  и распоряжению принадлежащим ему недвижимым имуществом, а действующее законодательство не позволяет  возложить на него обязанность по демонтажу нежилого помещения и, тем самым,  прекратить его право собственности  на объект недвижимости. 

Президиум Сахалинского областного суда с выводами суда  апелляционной  инстанции не согласился, указав следующее.

На основании статьи 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным решения собрания; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.

Частью 5 статьи 55.24 Градостроительного кодекса РФ предусмотрено, что эксплуатация  зданий, сооружений, в том числе содержание автомобильных дорог, должна осуществляться в соответствии  с требованиями технических регламентов, проектной документации, нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации  и муниципальных правовых актов. В случае, если для строительства, реконструкции зданий, сооружений в соответствии с настоящим Кодексом не требуется  подготовка  проектной документации и (или) выдача разрешений  на строительство, эксплуатация таких зданий, сооружений должна осуществляться в соответствии с требованиями технических регламентов, нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актов.

Статьей 7 Федерального закона от 30 декабря 2009 года № 384 -ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений»  предусмотрено, что строительные конструкции и основание здания или сооружения должны обладать такой прочностью и устойчивостью, чтобы в процессе строительства и эксплуатации не возникало угрозы причинения вреда жизни или здоровью людей, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни и здоровью животных и растений в результате:

1) разрушения отдельных несущих строительных конструкций или их частей;

2) разрушения всего здания, сооружения или их части;

3) деформации недопустимой величины строительных конструкций, основания здания или сооружения и геологических массивов прилегающей территории;

4) повреждения части здания или сооружения, сетей инженерно-технического обеспечения или систем инженерно-технического обеспечения в результате деформации, перемещений либо потери устойчивости несущих строительных конструкций, в том числе отклонений от вертикальности.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 36 того же Закона безопасность здания или сооружения в процессе эксплуатации должна обеспечиваться посредством технического обслуживания, периодических осмотров и контрольных проверок и (или) мониторинга состояния основания, строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения, а также посредством текущих ремонтов здания или сооружения. Параметры и другие характеристики строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения в процессе эксплуатации здания или сооружения должны соответствовать требованиям проектной документации. Указанное соответствие должно поддерживаться посредством технического обслуживания и подтверждаться в ходе периодических осмотров и контрольных проверок и (или) мониторинга состояния основания, строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения, проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации.

 При прекращении эксплуатации здания или сооружения собственник здания или сооружения должен принять меры, предупреждающие причинение вреда населению и окружающей среде, в том числе меры, препятствующие несанкционированному доступу людей в здание или сооружение, а также осуществить мероприятия по утилизации строительного мусора (часть 1 статьи 37 Федерального закона № 384).

Из материалов дела следует, что П. на праве собственности  принадлежит здание, расположенное по адресу: город Оха, улица Комсомольская,  дом № 41.

Актом от 24 июля 2015 года, составленным по результатам проведенного администрацией муниципального образования  городской округ «Охинский»  межведомственного комиссионного обследования здания, установлено, что здание и его отдельные части имеют физический и моральный   износ  более 70 %, т.е. являются аварийными. Рекомендуется вывести здание  из эксплуатации  в установленном порядке и демонтировать в кратчайшие сроки, требуется незамедлительное осуществление охранных мероприятий  с целью предотвращения  проникновения в здание  посторонних лиц.

Заключением межведомственной комиссии от 24 июля 2015 года  нежилое здание (бывший магазин № 22), расположенное  по адресу: город Оха, улица Комсомольская, дом № 41, признано аварийным, представляющим  угрозу жизни и здоровью граждан, подлежащим  выводу из эксплуатации в установленном порядке и сносу с соблюдением  комплекса мер  безопасности и   производства работ.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, П., являясь собственником нежилого здания, признанного в последующем  аварийным  и представляющим угрозу жизни и здоровью граждан и в силу этого подлежащим выводу из эксплуатации, на протяжении года не предпринял мер, препятствующих несанкционированному  доступу людей в здание, равно как до настоящего времени им работы по восстановлению здания не ведутся, надлежащий присмотр  и содержание  не осуществляются, здание приспособлено под склад, захламлено мусором, организована  несанкционированная свалка, само здание  продолжает оставаться   в технически опасном состоянии.

После смерти в июле 2015 года малолетнего ребенка из резервного фонда муниципального образования городской округ «Охинский» были выделены средства в размере 340 223, 50 рублей на ограждение аварийного здания, но установленный забор пришел в негодное состояние, а часть его отсутствует. Кроме того, вступившим в законную силу приговором Охинского городского суда от 06 апреля 2016 года П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ и осужден. В основу приговора положено заключение эксперта, согласно которому причиной обрушения железобетонных панелей перекрытия здания явилось общее аварийное состояние, связанное с более 70 % фактическим износом несущих конструкций. Обвинительный приговор основан на выводе суда о том, что П., являющийся собственником нежилого помещения, пренебрегал правилами, установленными в «Техническом регламенте безопасности зданий  и сооружений», согласно которым собственник обязан содержать свое имущество в состоянии, не причиняющем вреда жизни и здоровью людей.

При изложенных обстоятельствах, как указал президиум, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при прекращении эксплуатации здания собственник должен был принять меры, предупреждающие причинение вреда населению и окружающей среде, в том числе меры, препятствующие несанкционированному доступу людей в здание, а также осуществить мероприятия по утилизации строительного мусора. Возлагая на П. обязанность произвести демонтаж нежилого здания, суд обоснованно посчитал избранный способ защиты соразмерным степени угрозы нарушения прав граждан на жизнь и здоровье.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 23 декабря 2016 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июля 2016 года отменено, решение Охинского городского суда от 05 ноября 2015 года оставлено без изменения.

На основании положений статьей 87 и части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, не предусмотрено предоставление жилого помещения исходя из количества комнат и жилой площади занимаемого ранее жилого помещения.

 23 марта 2016 года Корсаковский городской прокурор обратился в суд с иском в интересах Г.В.Г. и членов ее семьи, включая несовершеннолетних детей, к администрации Корсаковского городского округа о предоставлении вне очереди благоустроенного жилого помещения.

В обоснование заявленных требований указано на то, что в результате прокурорской проверки по заявлению Г.Т.М. выявлено нарушение прав истцов на внеочередное предоставление благоустроенного жилого помещения взамен занимаемой ими квартиры № 2, общей площадью 46,4 кв.м., в доме № 41а по улице Нагорной в городе Корсакове, признанной непригодной для проживания в декабре 2013 года. С февраля 2015 года истцы приняты на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, однако до настоящего времени жилым помещением во внеочередном порядке в городе Корсакове они не обеспечены. Уточнив исковые требования, истцы просили предоставить во внеочередном порядке благоустроенную квартиру общей площадью 46,4 кв.м., состоящую из двух комнат.

Решением Корсаковского городского суда от 19 апреля 2016 года на администрацию Корсаковского городского округа возложена обязанность предоставить Г.В.Г. и членам ее семьи, в том числе ее несовершеннолетним детям, вне очереди по договору социального найма благоустроенную двухкомнатную квартиру в границах города Корсакова Сахалинской области, отвечающую установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства, общей площадью не менее 46,4 кв.м., жилой площадью не менее 24, 3 кв.м.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 21 июня 2016 года решение Корсаковского городского суда Сахалинской области от 19 апреля 2016 года оставлено без изменения, с исключением из резолютивной части указания на предоставление жилого помещения в виде двухкомнатной квартиры жилой площадью не менее 24,3 кв.м.

В соответствии со статьёй 49 Жилищного кодекса Российской Федерации по договорам социального найма жилые помещения государственного или муниципального жилищного фонда предоставляются малоимущим гражданам, признанным по установленным настоящим Кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, с соблюдением предусмотренного настоящим Кодексом порядка.

Нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в том числе признаются граждане, проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям (пункт 3 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Кроме этого, порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма определен в статье 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно части 1 которой жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

В силу пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

Следовательно, право на предоставление жилых помещений по договору социального найма вне очереди на основании пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации признается за гражданами при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма. Такое право признается за гражданами, которые являются нуждающимися в жилом помещении, признаны малоимущими и состоят на учёте нуждающихся в жилых помещениях.

Из материалов дела следует, что Г.В.Г. является нанимателем жилого помещения – двухкомнатной квартиры, общей площадью 46,4 кв.м., расположенной по адресу: город Корсаков, улица Нагорная, дом 41а, квартира 2. В качестве членов семьи нанимателя в жилое помещение вселены члены ее семьи. Заключением межведомственной комиссии по оценке (признанию) помещений жилыми помещениями, жилых помещений непригодными для проживания от 17 декабря 2013 года указанная выше квартира признана непригодной для проживания.

Постановлением мэра Корсаковского городского округа от 31 декабря 2014 года № 2301 Г.В.Г. и члены её семьи признаны малоимущими в целях предоставления им по договору социального найма жилого помещения муниципального жилищного фонда, а постановлением от 10 февраля 2015 года № 173 - поставлены на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.

Установив вышеизложенные обстоятельства, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 57, 86, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации и учитывая разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении  Жилищного кодекса Российской Федерации», пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения иска, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем судебная коллегия посчитала необходимым, не отменяя решение суда, исключить из его резолютивной части указание на предоставление жилого помещения в виде двухкомнатной квартиры жилой площадью не менее 24,3 кв.м., поскольку положениями статьи 87 и части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, не предусмотрено предоставление жилого помещения исходя из количества комнат и жилой площади занимаемого ранее жилого помещения.

 Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 37 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», предоставляемое гражданам по договору социального найма другое жилое помещение в связи с тем, что дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу, должно отвечать требованиям статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации: оно должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и члены его семьи занимали квартиру или комнату (комнаты) в коммунальной квартире, им предоставляется квартира или жилое помещение, состоящее из того же числа комнат, в коммунальной квартире.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрено, что внеочередной характер обеспечения другими жилыми помещениями граждан, переселяемых из жилых помещений, которые признаны непригодными для проживания, обуславливают, в свою очередь, исключительно компенсационный характер такого обеспечения. В данном случае целью законодателя является не улучшение жилищных условий по количественным показателям, а сохранение как минимум имеющейся обеспеченности граждан жильем с одновременным улучшением жилищных условий с точки зрения безопасности.

Поскольку на ответчика возложена обязанность по предоставлению истцу вне очереди по договору социального найма благоустроенной квартиры в границах города Корсакова Сахалинской области, отвечающей установленным санитарным и техническим правилам и нормам, равнозначной по общей площади ранее занимаемого жилого помещения, исключение судом апелляционной инстанции из резолютивной части решения Корсаковского городского суда от 19 апреля 2016 года указания на предоставление жилого помещения в виде двухкомнатной квартиры жилой площадью не менее 24,3 кв.м., не противоречит закону и не нарушает права истцов.

 Согласно пункту 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если такой установлен соответствующим государственным органом.

       13 января 2016 года ООО «Востокдорстрой» предъявило к В. иск о возмещении ущерба в размере 380 500 руб., причиненного в связи с дорожно-транспортным происшествием с участием принадлежащего истцу экскаватора Komatsu РС 200ГРЗ, государственный регистрационный знак 0287СМ 65, которым 01 октября 2015 года управлял работник общества В.

В обоснование иска истец указал, что при движении экскаватора задним ходом на территории, прилегающей  к дому № 15 по улице Емельянова в городе Южно-Сахалинске, ответчик нарушил требования пункта  8.12 Правил дорожного движения и совершил наезд на припаркованный  автомобиль марки Toyota Land Cruiser Prado, государственный регистрационный знак М957НЕ 65, принадлежащий З., в результате чего автомобилю причинены механические повреждения. Поскольку гражданская ответственность ООО «Востокдорстрой», как владельца экскаватора, конструктивная скорость которого не превышает 20 км/час, не подлежит страхованию в силу подпункта «а» пункта 3 статьи 4 Федерального закона «Об обязательном страховании  гражданской ответственности владельцев транспортных средств», истец по соглашению с потерпевшим З. добровольно возместил ему материальный ущерб в размере стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства - 375 500 руб. и расходов на  проведение независимой оценки ущерба - 5 000 руб., а всего 580 500 руб., а В. на основании статей 238, 241, 242 и пункта  6 части первой  статьи 243 Трудового кодекса РФ в порядке регресса обязан возместить работодателю в полном размере прямой действительный ущерб, причиненный в результате административного проступка.

Одновременно истцом заявлено о взыскании с ответчика 7 005 руб. - расходов на уплату государственной пошлины при подаче иска в суд.

Решением Холмского городского суда от 03 марта 2016 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 14 июня 2016 года, иск ООО «Востокдорстрой» удовлетворен. С В. в пользу ООО «Востокдорстрой» в возмещение материального ущерба взыскано 380 500 руб. и судебные расходы - 7 005 руб.

В кассационной жалобе, поданной и поступившей в Сахалинский областной суд 16 сентября 2016 года (с учетом дополнений к кассационной жалобе от 30 сентября 2016 года), В. просит отменить указанные выше судебные постановления по основанию существенного нарушения норм материального и процессуального права и принять по делу новое решение об отказе ООО «Востокдорстрой» в иске, либо снизить размер его материальной ответственности на основании статьи 250 Трудового кодекса РФ.

В частности в жалобе приведены следующие доводы: 

- о незаконном привлечении В. к полной материальной ответственности в соответствии с пунктом 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ, предусматривающим обязанность работника возместить работодателю ущерб в полном размере, если ущерб причинен в результате совершения административного проступка. Однако полномочным органом или должностным лицом он не был признан виновным в совершении административного правонарушения и не привлечен за это к административной ответственности. Справка сотрудника ОГИБДД о дорожно-транспортном происшествии, определение сотрудника ОГИБДД от 01 октября 2015 года об отказе в возбуждении в отношении него дела об административном правонарушении в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения и его письменное объяснение о нарушении им требования пункт 8.12 Правил дорожного движения необоснованно признаны судами основанием для удовлетворения иска в полном размере;

- учитывая, что 01 октября 2015 года ответчик управлял экскаватором по заданию работодателя, выполняющего условия муниципального контракта № 032-248-14 по капитальному ремонту улицы Емельянова, при разрешении спора подлежали проверке, но не были проверены обстоятельства о соблюдении работодателем при производстве ремонтно-строительных работ на этом участке требования строительных норм и правил, как то предусмотрено пунктами 5.1.1 и 5.1.2 муниципального контракта, а также норм об охране и безопасности труда, согласно которым работодатель обязан оградить зону ремонтно-строительных работ, опасные зоны за ее пределами,  при необходимости выставить предупреждающие знаки безопасности, обеспечив отсутствие в зоне работы экскаватора посторонних лиц. Ответчик в суде заявлял и это подтверждается приобщенными к материалам дела фотографиями, что рабочая зона экскаватора вдоль котлована с кабелем, где он производил отсыпку грунта, и опасные зоны за ее пределами ограждены не были. На тех же фото отражено, что в момент движения экскаватора назад вдоль котлована с учетом выноса его корпуса в сторону припаркованного автомобиля расстояние до этого автомобиля составляло менее трех метров, что подтверждает нахождение места его парковки в опасной рабочей зоне при отсутствии ее ограждения. Помимо этого, управляемый им экскаватор не имеет зеркал, а при движении задним ходом безопасность не была обеспечена присутствием сигнальщика;

- в соответствии с требованиями трудового законодательства и разъяснениями в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» суд неправильно распределил между сторонами бремя доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, возложив эту обязанность только на ответчика.

Судом первой инстанции по делу установлено, что с 01 сентября  2014 года В. был принят на работу в ООО «Востокдорстрой» в качестве машиниста экскаватора. 01 октября 2015 года в 12 часов 15 минут при управлении принадлежащим работодателю экскаватором и движении задним ходом ответчик не убедился в безопасности этого маневра, как то предусмотрено пунктом 8.12 Правил дорожного движения, и совершил наезд на принадлежащий З. и припаркованный на придомовой территории дома № 15 по улице Емельянова автомобиль марки  Toyota Land Cruiser Prado, государственный номер М 957 НЕ 65. Стоимость восстановительного ремонта указанного поврежденного автомобиля и расходы на оценку ущерба добровольно возмещены его владельцу З. истцом на основании статьи 1079 Гражданского кодекса РФ (ответственность за вред, причиненный  деятельностью, создающей повышенную опасность  для окружающих).

Суд, исходя из положений статьи 1081 Гражданского кодекса РФ (право регресса к лицу, причинившему вред), пришел к выводу о наличии предусмотренного пунктом 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ основания для привлечения В. к полной материальной ответственности в размере выплаченной З. суммы, взыскав с него 380 500 руб.

При этом в решении указал, что наряду с признанием В. своей вины в дорожно-транспортном происшествии определением  инспектора ОГИБДД УМВД России по городу Южно-Сахалинску от 01 октября 2015 года об отказе в возбуждении в отношении В. дела об административном правонарушении в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения установлена его вина в нарушении требований пункта 8.12 Правил дорожного движения при движении экскаватора задним ходом.

Между тем по общему правилу, закрепленному в статье 241 Трудового кодекса РФ, за причиненный работодателю ущерб работник несет материальную ответственность в размере своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим кодексом или иными федеральными законами.

         В силу частей первой и второй статьи 242 Трудового кодекса РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно пункту 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если такой установлен соответствующим государственным органом.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 12 Постановления № 52 от 16 ноября 2006 года (в редакции от 28 сентября 2010 года) разъяснил, что по правилам пункта 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении ему административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Как указано выше, инспектором ОГИБДД и судом установлено нарушение В. пункта 8.12 Правил дорожного движения. Это обстоятельство не оспаривал в суде и ответчик, поясняя, что при движении экскаватора задним ходом наезд на автомобиль совершен при отсутствии у него необходимого обзора и помощи сигнальщика.

Однако Кодексом РФ об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за указанное нарушение Правил дорожного движения, только если это повлекло причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (статья 12.24 КоАП РФ).

Из материалов дела следует, что в связи с нарушением В. пункта 8.12 Правил дорожного движения в отношении него в возбуждении дела об административном правонарушении отказано на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 и части 5 статьи 28.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях - в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Отсюда следует, что само по себе установление факта нарушения работником Правил дорожного движения не является достаточным основанием для взыскания с работника причиненного ущерба в полном размере в соответствии с пунктом 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса РФ.

Других оснований, перечисленных в статье 243 Трудового кодекса РФ, для привлечения ответчика к материальной ответственности в полном размере истцом не заявлено и судом не установлено.

К обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, которые по делу оставлены судом без проверки и оценки, относятся и те, на которые представитель ответчика указывал в судебном заседании и на них же указано в кассационной жалобе: были ли соблюдены работодателем требования безопасности и охраны труда при строительстве, ремонте и содержании автомобильных дорог, требования безопасности при работе на дорожных машинах, Строительные нормы и правила Российской Федерации 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве», предусматривающие необходимость ограждения рабочих зон и находящихся за их пределами опасных зон, выставление предупреждающих знаков с целью исключения на этих участках посторонних лиц во избежание несчастных случаев, аварий, дорожных происшествий.

Эти обстоятельства, имеющие значение как для установления всех причин, приведших к дорожно-транспортному происшествию, так и для установления степени вины ответчика в причинении работодателю ущерба, подлежат доказыванию работодателем (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 52 от 16 ноября 2006 года).

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 23 декабря 2016 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 14 июня 2016 года отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Сахалинского областного суда, поскольку устранение допущенных существенных нарушений норм материального права предполагает, в том числе, проверку и оценку фактических обстоятельств дела.

 Срок исковой давности по требованию о взыскании с ответчика материального ущерба подлежит исчислению со дня вступления в законную силу приговора суда, поскольку только после признания лица виновным в совершении преступления, в результате которого был причинён ущерб, стало известно о надлежащем ответчике.

 18 апреля 2016 года Корсаковский городской прокурор в интересах Российской Федерации обратился в суд с иском к Т. о взыскании материального ущерба, причиненного совершенным им преступлением.

В обоснование требований указал, что в период времени с 2 мая 2012 года по 17 августа 2012 года Т., действуя от имени общества с ограниченной ответственностью «Г.», из корыстных побуждений, умышленно, путем растраты похитил: 2 229 коробок вареномороженных конечностей краба-стригуна опилио общим весом нетто 14 008,89 кг на сумму 81 111,47 рублей; 107 мешков свежемороженого северного одноперого терпуга без головы общим весом нетто 1 948 кг на сумму 3 986 рублей; 1 569 мешков трубача мороженного неочищенного без раковины общим весом нетто 34 580,95 кг на сумму 272 497,89 рублей; сельдь мороженную общим весом 3 433,6 кг на сумму 5 356,42 рублей; минтай мороженный общим весом 1 148,52 кг на сумму 1 688,32 рублей, чем причинил государству ущерб в крупном размере на общую сумму 364 550,10 рублей. Приговором Корсаковского городского суда от 24 декабря 2015 года Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации. Поскольку Т. причинен ущерб бюджетной системе РФ, денежные средства подлежат взысканию и перечислению в бюджет РФ.

Решением Корсаковского городского суда от 8 июня 2016 года в удовлетворении исковых требований отказано в связи с пропуском срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда отменила состоявшееся судебное постановление по апелляционному представлению прокурора, исходя из следующего.

В соответствии с абзацем 1 пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статей 195, 196 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьёй 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Согласно части 1 статьи 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В соответствии с частью четвертой статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Из дела видно, что приговором Корсаковского городского суда от 24 декабря 2015 года, который вступил в законную силу 11 января 2016 года, Т. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В ходе рассмотрения уголовного дела было установлено, что действия Т. были направлены на растрату имущества, вверенного ему для хранения, чем причинен ущерб бюджетной системе Российской Федерации

Судебная коллегия указала, что о надлежащем ответчике стало известно только после признания лица виновным в совершении преступления, в результате которого был причинён ущерб, в связи с чем в рассматриваемом случае срок исковой давности подлежит исчислению со дня вступления в законную силу приговора Корсаковского городского суда от 24 декабря 2015 года, то есть с 11 января 2016 года, а не с момента, когда стало известно уполномоченному органу о количестве недостающей продукции, как ошибочно посчитал суд первой инстанции.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании (абз. 2 ч. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) решение об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании ч. 1 ст. 330 и ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации, с учетом положений абз. 2 ч. 1 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, оно подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований.

Поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела, оно направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Рассмотрение споров о признании недействительным решения внеочередного общего собрания членов общины малочисленных народов относится к компетенции суда общей юрисдикции.

 01 августа 2016 года К. обратилась в суд с иском к семейной (родовой) общине коренного малочисленного народа нивхов «ЫХРЫХЫ-ВО» о признании решения внеочередного общего собрания Общины от 10 мая 2016 года в части переизбрания председателя Правления недействительным.

Определением судьи Охинского городского суда от 05 августа 2016 года К. отказано в принятии к производству суда указанного искового заявления по тем основаниям, что спор подведомственен арбитражному суду.

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда отменила обжалуемое определение судьи, а исковое заявление направила в суд на рассмотрение со стадии принятия заявления.

Согласно части 3 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями 1 и 2 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных к ведению арбитражных судов.

Статьей 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определена специальная подведомственность дел арбитражным судам, согласно которой арбитражные суды рассматривают дела, в том числе по спорам, указанным в статье 225.1 АПК РФ.

В соответствии со статьей 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом, в том числе по следующим корпоративным спорам: спорам, связанным с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также спорам, возникающим из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц; спорам об обжаловании решений органов управления юридического лица.

Согласно статьям 8, 11, 14-16 Федерального закона от 20 июля 2000 года № 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ» общины малочисленных народов организуются на добровольной основе по инициативе лиц, относящихся к малочисленным народам. Членство в общине малочисленных народов может быть коллективным (членство семей (родов)) и индивидуальным (членство лиц, относящихся к малочисленным народам). Высшим органом управления общины малочисленных народов является общее собрание (сход) членов общины малочисленных народов. В исключительной компетенции общего собрания (схода) членов общины малочисленных народов находится, в том числе, избрание правления (совета) общины и его председателя. Органом управления общины малочисленных народов является правление (совет) общины малочисленных народов. Правление (совет) общины малочисленных народов избирается в составе председателя правления (совета) общины и других членов правления (совета) общины на общем собрании (сходе) членов общины малочисленных народов простым большинством голосов.

В соответствии с пунктом 113 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 ГК РФ» к компетенции арбитражных судов относится рассмотрение споров о признании недействительными решений собраний участников и иных органов коммерческих организаций, ассоциаций (союзов) коммерческих организаций, иных некоммерческих организаций, объединяющих коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческих организаций, являющихся в соответствии с федеральным законом саморегулируемыми организациями и объединяющими субъектов предпринимательской деятельности, а также решений собраний участников гражданско-правовых сообществ, не являющихся юридическими лицами, но объединяющих выше указанных юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей. Споры о признании недействительными решений собраний участников иных гражданско-правовых сообществ рассматриваются судами общей юрисдикции.

Исходя из буквального толкования вышеуказанных положений действующего процессуального законодательства и утвержденной Верховным Судом Российской Федерации судебной практики, судами общей юрисдикции рассматриваются споры о признании недействительными решений собраний гражданско-правовых сообществ, не являющихся коммерческими организациями или иными субъектами предпринимательской деятельности, к которым и относится семейная (родовая) община коренного малочисленного народа нивхов «ЫХРЫХЫ-ВО».

 В соответствии с частью 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В соответствии с абзацем 5 статьи 215 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязательным основанием для приостановления производства по делу является невозможность рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве.

По общему правилу приостановление производства по гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого, в частности, в уголовном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке уголовного производства, имеют юридическое значение для данного дела.

05 мая 2016 года П. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО) «Новое» о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов.

Судом установлено, что 27 сентября 2015 года в селе Новое Макаровского района произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей ГАЗ – 2705, государственный регистрационный знак М386НЕ65, принадлежащего ООО «Новое» и «Киа Бонго III», государственный регистрационный знак М373КО65, принадлежащего истцу. По факту угона автомобиля ГАЗ – 2705 органами предварительного расследования возбуждено уголовное дело.

Из материалов дела следует, что директор ООО «Новое» поручил своему товарищу Т. произвести ремонт автомобиля ГАЗ – 2705, государственный регистрационный знак М386НЕ65, на котором последним и было совершено дорожно-транспортное происшествие, в результате чего П. причинен вред здоровью.

Приостанавливая производство по данному делу, суд первой инстанции исходил из того, что результаты расследования уголовного дела, возбужденного по факту угона автомобиля, имеют правовое значение для определения  надлежащего ответчика по спору о возмещении ущерба и компенсации вреда, причиненного здоровью.

Отменяя определение Макаровского районного суда от 27 июля 2016 года, судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда указала, что суд не учел, что приостановление производства по гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке гражданского, уголовного или административного производства, имеют юридическое значение для данного дела. Следовательно, при рассмотрении дела, вытекающего из уголовного дела, в суде не будут подлежать доказыванию лишь два факта: имело ли место определенное действие (преступление) и совершено ли оно конкретным лицом.

С учетом того, что исковые требования предъявлены к юридическому, а не к физическому лицу, при этом уголовное дело возбуждено в отношении неустановленного лица, в то время как из материалов административного дела и пояснений сторон следует, что автомобилем ГАЗ – 2705, государственный регистрационный знак М386НЕ65, в момент дорожно-транспортного происшествия управлял Т., судебная коллегия признала вывод суда о приостановлении дела производством в связи с тем, что суд не может дать оценку представленным доказательствам в рамках гражданского дела без рассмотрения уголовного дела, не соответствующим вышеприведенным нормам процессуального права.

 

 

Судебная практика по административным делам

 Требования об оспаривании решения органа местного самоуправления об отказе в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении подлежат разрешению в порядке административного судопроизводства.

Сахалинским областным судом отменено определение суда об отказе в принятии административного искового заявления.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 20 октября 2016 года отменено определение судьи Корсаковского городского суда от 18 августа 2016 года об отказе в принятии административного искового заявления к производству суда.

16 августа 2016 года В. обратился в Корсаковский городской суд с административным исковым заявлением к администрации Корсаковского городского округа о признании незаконным решения от 25 июля 2016 года № 10-9216 об отказе в постановке на учет с качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемого по договору социального найма, возложении обязанности на орган местного самоуправления устранить допущенное нарушение прав.

Отказывая в принятии административного искового заявления, судья руководствовался пунктом 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и исходил из того, что требования В. связаны с разрешением вопроса о наличии у него права на получение жилого помещения и подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия с выводами суда не согласилась, указав следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин может обратиться в суд с требованием об оспаривании решения органа местного самоуправления, если полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов или на него незаконно возложены какие-либо обязанности.

На основании частей 1-3 и 7 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных настоящим Кодексом случаев. Состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях имеют право указанные в статье 49 настоящего Кодекса категории граждан, которые могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях. Принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в указанный орган. Порядок ведения органом местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях устанавливается законом соответствующего субъекта Российской Федерации.

В силу частей 3 и 4 Жилищного кодекса Российской Федерации гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления. Решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований настоящего Кодекса, является основанием заключения соответствующего договора социального найма.

Из представленных материалов видно, что решения о предоставлении В. жилого помещения администрацией Корсаковского городского округа не принималось, договор социального найма жилого помещения между ними не заключался, то есть права на определенное жилое помещение у В. не возникало.

При этом административным истцом оспаривается решение органа местного самоуправления об отказе в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, требований искового характера, связанных с правом на определенное жилое помещение, В. не заявлялось.

В силу части 9 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании решения органа местного самоуправления суд выясняет: 1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца; 2) соблюдены ли сроки обращения в суд; 3) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: а) полномочия органа местного самоуправления на принятие оспариваемого решения; б) порядок принятия оспариваемого решения в случае, если такой порядок установлен; в) основания для принятия оспариваемого решения, если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; 4) соответствует ли содержание оспариваемого решения нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

При таких обстоятельствах судьей неверно определен вид судопроизводства, в порядке которого заявление В. подлежит рассмотрению и разрешению судом.

В связи с изложенным определение суда первой инстанции отменено, а материал по заявлению В. направлен в суд первой инстанции для рассмотрения со стадии принятия административного искового заявления к производству суда.

 Решение суда должно приводить к реальному восстановлению нарушенного права либо устранять препятствия к его реализации.

 Сахалинский межрайонный природоохранный прокурор, действуя в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц, обратился в суд с заявлением к администрации муниципального образования городской округ «Долинский» о признании незаконным бездействия по непринятию мер по ликвидации несанкционированной свалки на земельном участке, расположенном на территории бывшего пионерского лагеря «Теплая Долина» и возложении обязанности ликвидировать свалку.

Определением Долинского городского суда производство по делу в части возложения на администрацию муниципального образования городской округ «Долинский» обязанности ликвидировать несанкционированную свалку на земельном участке прекращено в связи с отказом прокурора от этой части заявленных требований.

В оставшейся части судом принято решение об удовлетворении требований прокурора. Признано незаконным бездействие администрации муниципального образования городской округ «Долинский» по непринятию мер по ликвидации несанкционированной свалки на земельном участке на территории бывшего пионерского лагеря «Теплая Долина».

Разрешая исковые требования по существу и признавая незаконным бездействие администрации, суд первой инстанции исходил из того, что в течение длительного периода времени административным ответчиком не исполнялись требования законодательства, регулирующего спорные правоотношения, и до обращения прокурора в суд  не предпринимались меры по ликвидации свалки.

Судебной коллегий по административным делам решение суда первой инстанции отменено, исходя из следующего.

В силу пункта 1 части 2 статьи 227 КАС РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение о возложении на соответствующий орган государственной власти, орган местного самоуправления, должностное лицо, государственного или муниципального служащего обязанности устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод или препятствие к осуществлению таких прав и свобод.

Из пункта 1 части 3 статьи 227 КАС РФ следует, что в случае удовлетворения административного иска об оспаривании решения, действия (бездействия) и необходимости принятия административным ответчиком каких-либо решений, совершения каких-либо действий в целях устранения нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца либо препятствий к их осуществлению суд указывает на необходимость принятия решения по конкретному вопросу, совершения определенного действия либо на необходимость устранения иным способом допущенных нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца и на срок устранения таких нарушений, а также на необходимость сообщения об исполнении решения по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) в суд и лицу, которое являлось административным истцом по этому административному делу, в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу, если иной срок не установлен судом.

Таким образом, решение, принимаемое в пользу административного истца, обязательно должно содержать два элемента: признание незаконным решения, действия (бездействия) и указание на действия, направленные на восстановление нарушенного права. То есть признание определенного бездействия лица противоправным может быть осуществлено судом только в рамках рассмотрения спора, разрешение которого обеспечивает восстановление тех прав, которые заявитель считает нарушенными.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, выявленная 26 мая 2015 года несанкционированная свалка отходов производства и потребления на территории бывшего пионерского лагеря «Теплая Долина» ликвидирована 25 июля 2016 года.

Удовлетворяя иск, суд не учел императивное предписание процессуального закона о том, что при признании решения, действий (бездействия) незаконным должно быть принято решение о возложении на административного ответчика обязанности устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца.

Поскольку в данном случае нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц, в защиту которых предъявлен иск, устранено ответчиком добровольно до вынесения решения, само по себе требование прокурора о признании незаконным бездействия органа местного самоуправления удовлетворению не подлежало.

При таких обстоятельствах, на основании пункта 4 части 2 статьи 310 КАС РФ, решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленных прокурором требований.

 

 

Судебная практика  по делам об административных правонарушениях

 В силу части 1 статьи 30.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 15 Тымовского района от 25 августа 2016 года М. привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1 год 2 месяца.

15 сентября 2016 года на указанное постановление защитником М. -  Д. принесена жалоба.

Определением судьи Тымовского районного суда от 19 сентября 2016 года жалоба возвращена защитнику в связи с пропуском срока на обжалование постановления по делу.

На указанное определение защитником М. вновь принесена жалоба, в которой содержалась просьба об его отмене в связи с тем, что срок на обжалование постановления по делу исчисляется с момента получения постановления лицом, в отношении которого ведется производство по делу, а не его защитником, поскольку защитник не входит в круг лиц, которым вручается или направляется копия постановления по делу, и, соответственно, реализация им права на обжалование постановления зависит от волеизъявления лица, в отношении которого вынесено постановление по делу.

В соответствии с частью 2 статьи 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку физическому лицу, или законному представителю физического лица, или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе либо высылается указанным лицам по почте заказным почтовым отправлением в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления.

Согласно части 1 статьи 30.3 названного Кодекса жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Таким образом, правом на обжалование постановления по делу обладают лица, в отношении которых вынесено постановление по делу, и потерпевшие.

Как следовало из материалов данного дела, копия постановления по нему получена М. 06 сентября 2016 года. С жалобой на указанное постановление действующий в его интересах защитник обратился 15 сентября 2016 года, то есть в установленный законом 10-дневный срок.

То обстоятельство, что копия постановления получена защитником Д. 30 августа 2016 года, не свидетельствовала о начале исчисления срока на обжалование постановления по делу с указанной даты, о чем указал судья, поскольку закрепленное в статье 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях право защитника на обращение в суд с соответствующей жалобой производно от права и волеизъявления лица, в отношении которого вынесено постановление по делу.

При таких обстоятельствах определение судьи Тымовского районного суда от 19 сентября 2016 года признано незаконным и отменено.

 Определение стоимости предмета административного правонарушения на основании отчета эксперта, не отвечающего требованиям Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», а также незаконное исключение из расчета части предмета административного правонарушения, стоимость которых надлежащим образом не определена, явилось основанием для отмены судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение.

В соответствии с частью 2 статьи 8.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение правил и требований, регламентирующих рыболовство во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации или открытом море влечет наложение административного штрафа на должностных лиц от одного до полуторакратного размера стоимости водных биологических ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, с конфискацией судна и иных орудий совершения административного правонарушения или без таковой.

Согласно статье 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

В силу требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении выяснению подлежат наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 28 марта 2016 г. в 13 часов 25 минут Сахалинского времени в ходе осмотра судна РШ «П» под управлением капитана «Н» осмотровой группой обнаружены: в морозильных камерах судна 13 особей краба колючего весом 20,1 кг; 1 особь краба камчатского весом 3 кг; на борту судна - 1 экземпляр камбалы Шренка весом 1,05 кг; 14 экземпляров папонии японской (класс двустворчатые моллюски) весом 2,85 кг; 10 экземпляров двуребристого анцистролеписа (класс брюхоногие моллюски семейство трубачей) весом 0,85 кг; 7 экземпляров гребешка Свифта (класс двустворчатые моллюски) весом 1,05 кг. 

Информация о наличии указанных биологических ресурсов на борту судна в промысловом, технологическом журналах отсутствовала.

Указанное событие явилось основанием для составления в отношении капитана судна «Н» протокола об административном правонарушении и привлечения его к административной ответственности по части 2 статьи 8.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Определяя размер наказания, исходя из стоимости предмета административного правонарушения, судья исключил из расчета часть водных биологических ресурсов, стоимость которых надлежащим образом не определена в ходе административного расследования: 14 экземпляров папонии японской (класс двустворчатые моллюски) весом 2,85 кг; 10 экземпляров двуребристого анцистролеписа (класс брюхоногие моллюски семейство трубачей) весом 0,85 кг; 7 экземпляров гребешка Свифта (класс двустворчатые моллюски) весом 1,05 кг.

Однако отсутствие в деле допустимых доказательств стоимости добытых водных биологических ресурсов обязывало судью восполнить этот недостаток административного расследования. Исключение из вменения части предмета по указанному мотиву не согласуется с законом.

Кроме того, Федеральным законом от 29 июля 1998 г.  №  135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» регламентированы правовые основы регулирования оценочной деятельности в отношении объектов оценки, принадлежащих Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, физическим лицам и юридическим лицам, для целей совершения сделок с объектами оценки, а также для иных целей.

В силу статьи 11 указанного Закона итоговым документом, составленным по результатам определения стоимости объекта оценки независимо от вида определенной стоимости, является отчет об оценке объекта оценки (далее также - отчет).

Отчет составляется на бумажном носителе и (или) в форме электронного документа в соответствии с требованиями федеральных стандартов оценки, нормативных правовых актов уполномоченного федерального органа, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности.

Определяя стоимость предмета административного правонарушения, суд руководствовался Отчетом – экспертным заключением действительного члена РОО «Ш». 

Из содержания указанного отчета следует, что экспертом при определении стоимости объекта оценки, в том числе, использовались утвержденные Минэкономразвития РФ следующие стандарты оценки: Приказ Минэкономразвития РФ от 20 июля 2007 г. № 256 «Об утверждении федерального стандарта оценки «Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО № 1)»; Приказ Минэкономразвития РФ от 20 июля 2007 г. № 255 «Об утверждении федерального стандарта оценки «Цель оценки и виды стоимости (ФСО № 2)»; Приказ Минэкономразвития РФ от 20 июля 2007 г. № 254 «Об утверждении федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО N 3)», которые приказом Минэкономразвития России от 10 июля 2015 г. № 467 «О признании утратившими силу некоторых актов Министерства экономического развития Российской Федерации» признаны утратившими силу.

Соответственно, стандарты оценки, используемые в отчете оценщиком, являлись недействующими, в связи с чем указанный отчет не отвечает требованиям Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», что оставлено судьей без внимания.

Указанные процессуальные нарушения явились основанием для отмены судебного постановления по делу и направления дела на новое рассмотрение.

Судебные коллегии по уголовным, гражданским и административным делам Сахалинского областного суда.

опубликовано 19.07.2017 01:32 (МСК)