Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень судебной практики Сахалинского областного суда за 2 квартал 2015 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

2 квартал 2015 года

 

Судебная практика по гражданским делам

 

Обстоятельства исключительного характера, не позволившие индивидуальному предпринимателю своевременно обратиться с заявлением о государственной регистрации прекращения предпринимательской деятельности, могут служить основанием для его освобождения от обязанности уплачивать страховые взносы в период действия таких обстоятельств.

 

В период с 28 апреля 1997 года по 24 апреля 2014 года Б. состоял на учете  в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица, и соответствующие сведения были внесены в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей 10 сентября 2004 года.

24 января и 13 мая 2014 года Управление Пенсионного фонда  РФ в городе Южно-Сахалинске направило индивидуальному предпринимателю Б. требования об уплате образовавшейся задолженности по страховым взносам в виде фиксированного платежа, а также пени и штрафов на общую сумму 44 000 руб., не уплаченных  за  период осуществления им предпринимательской деятельности в 2013 году и с января по апрель 2014 года.

Б. обратился в суд с иском к  пенсионному органу о признании незаконными указанных выше требований об уплате недоимки по страховым взносам, пени и штрафов.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 14 октября 2014 года иск Б. удовлетворен.

Суд первой инстанции признал, что действительно в соответствии с положениями статей 6, 18 и 28 Федерального закона от 15 декабря 2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» страхователи по обязательному пенсионному страхованию, к числу которых отнесены индивидуальные предприниматели, обязаны своевременно и в полном объёме уплачивать страховые взносы в фиксированном размере в порядке, установленном Федеральным законом «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

Федеральным законом от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусмотрено, что  государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя не только даёт ему возможность пользоваться правами и гарантиями, связанными с указанным статусом, но и предполагает принятие им на себя соответствующих обязанностей, в том числе по соблюдению правил ведения такой деятельности, уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и др. Процедура государственной регистрации носит заявительный характер. При этом, гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, но фактически не осуществляющий предпринимательскую деятельность, имеет законодательно закреплённую возможность в любой момент обратиться в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации прекращения данной деятельности и, следовательно, связанных с нею прав и обязанностей.

Б., фактически прекративший с февраля 2011 года предпринимательскую деятельность, государственную регистрацию прекращения  данной деятельности оформил только в апреле 2014 года.

Вместе с тем, при разрешении спора судом установлено, что в феврале 2011 года Б. перенес операцию по ампутации правой  нижней конечности на уровне средней трети бедра с последующим установлением ему  инвалидности второй группы. Перманентное состояние его здоровья с указанного времени характеризуется существенным ограничением в свободе передвижения, нарушением функции речи. 

Удовлетворяя иск Б. и, тем самым освобождая его от обязанности выполнить требования пенсионного органа об уплате недоимки по страховым взносам, пени и штрафов за  период до дня исключения его из реестра индивидуальных предпринимателей, суд первой инстанции исходил из того, что фактическое прекращение Б. предпринимательской деятельности, несвоевременная подача им заявления о государственной регистрации  прекращения  этой деятельности, а также невыполнение обязанности по уплате страховых взносов были обусловлены указанными выше обстоятельствами.

Оставляя без удовлетворения  апелляционную жалобу  пенсионного органа, судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда признала принятое судом первой инстанции решение соответствующим позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной  в Определении от 12 апреля 2005 года № 164-О, согласно которой судам предложено не ограничиваться формальной констатацией факта нарушения обязательства об уплате страховых взносов, а принимать во внимание иные связанные с ним обстоятельства, в том числе представленные гражданином доказательства существования обстоятельств исключительного (экстраординарного) характера, которые не позволили ему своевременно обратиться с заявлением о государственной регистрации прекращения предпринимательской деятельности. В этой связи Конституционный Суд Российской Федерации  указал, что предписания статьи 28 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» не препятствуют суду при наличии доказательств, подтверждающих такие обстоятельства, принять решение об отсутствии оснований для взыскания с индивидуального предпринимателя сумм страховых взносов за соответствующий период.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 31 марта 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба пенсионного органа – без удовлетворения.

 

 

Не может быть обращено взыскание на заложенное имущество, если такое имущество залогодателем продано, а покупатель не знал и не должен был знать, что это имущество является предметом залога.

 

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 11 декабря 2014 года иск ООО «Деньги» о взыскании с М.С. задолженности по договору целевого займа удовлетворён. При этом удовлетворено требование об обращении взыскания на заложенное имущество - автомобиль марки «Nissan» с установленной начальной продажной стоимостью имущества в 150 000 рублей, право собственности на который на день обращения взыскания по договору купли-продажи уже перешло  к М.А.

При этом, суд, сославшись  на  положения  пункта 1 статьи 353 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу о том, что в результате перехода права собственности на транспортное средство к М.А. залог транспортного средства не прекращается.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 31 марта 2015 года данное решение в части обращения взыскания на заложенное имущество отменено и в удовлетворении этого требования отказано по следующим основаниям.

По делу установлено, что в целях обеспечения исполнения обязательства по  договору целевого займа, заключенного 5 декабря 2013 года между кредитором-ООО «Деньги» и заемщиком М.С., последний  передал кредитору в залог принадлежащий ему автомобиль марки «Nissan», а 15 июля 2014 года при наличии неисполненного обязательства по договору целевого займа продал этот автомобиль М.А.

Отменяя решение суда первой инстанции в части обращения взыскания на автомобиль, принадлежащий на день разрешения спора М.А., судебная коллегия указала на существенное нарушение  нормы материального права, выразившееся в следующем.

С 1 июля 2014 года  редакция подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса РФ изменена  на основании Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ.

Согласно приведенной норме, подлежащей применению к спорному правоотношению, залог прекращается в случае возмездного приобретения имущества лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Поскольку право собственности на являющееся предметом залога транспортное средство от заемщика  М.С. (он же залогодатель) перешло к новому собственнику М.А. после 1 июля 2014 года и в деле отсутствуют доказательства тому, что новый собственник знал или должен был знать о приобретении транспортного средства, являющегося предметом залога, оснований для обращения взыскания на это транспортное средство не имелось, поскольку с момента его продажи добросовестному приобретателю действие залога прекращено.

 

 

В случае, если стороны при заключении мирового соглашения не предусмотрели порядок распределения судебных расходов, этот вопрос решается судом, в том числе когда производство по делу прекращено.

 

         О. предъявил к Г. иск о возмещении материального ущерба, причиненного повреждением автомобиля в результате ДТП, произошедшего по вине ответчика. Одновременно истец просил взыскать с ответчика  понесенные им расходы на оплату услуг представителя.

Определением мирового судьи судебного участка № 3 от 06 ноября 2014 года утверждено заключённое между О. и Г. мировое соглашение, а производство по делу прекращено.

По условиям мирового соглашения ответчик принял на себя обязательство вместо возмещения ущерба в денежном выражении произвести  за свой счет  ремонт принадлежащего истцу автомобиля.

При заключении мирового соглашения стороны не предусмотрели порядок распределения судебных расходов, а мировой судья при утверждении условий мирового соглашения заявление истца о взыскании с ответчика  расходов  на оплату услуг представителя также не разрешил.

Определением мирового судьи от 25 ноября 2014 года с Г. в пользу О.  взысканы расходы на оплату услуг представителя.

Апелляционным определением Долинского городского суда от 03 февраля 2015 года по частной жалобе Г. отменено определение о взыскании в пользу О. расходов на оплату услуг представителя с указанием на то, что вопрос о распределении между сторонами судебных расходов подлежал разрешению мировым  судьей только при утверждении мирового соглашения до прекращения производства по делу.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 15 мая 2015 года апелляционное определение отменено по основанию неправильного применения норм процессуального закон.

В части второй статьи 101  Гражданского процессуального кодекса РФ при заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть  порядок распределения  судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителей. В случае, если стороны при заключении мирового соглашения  не предусмотрели такой порядок распределения судебных расходов, суд решает этот  вопрос применительно  к статьям 95, 97, 99 и 100 настоящего Кодекса.

Согласно части первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне,  в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Исходя из приведенных норм в их взаимосвязи, законодатель определил порядок распределения судебных расходов, в том числе и после заключения сторонами мирового соглашения, когда производство по делу прекращено.

 

 

Нарушение норм процессуального права, регулирующих порядок извещения участвующих в деле лиц о времени и месте судебного разбирательства, влечёт безусловную отмену судебного постановления, вынесенного в отсутствие не извещенного лица.

 

Решением Корсаковского городского суда от 11 апреля 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 31 июля 2014 года частично удовлетворен предъявленный Администрацией Корсаковского городского округа к Г. иск о признании права собственности на выморочное имущество.

В кассационной жалобе В. просил президиум Сахалинского областного суда об отмене принятых по делу судебных постановлений, указав, что о времени рассмотрения дела в суде первой инстанции он не был извещен.

Обязанность суда, рассматривающего дело, заблаговременно известить  участвующих в деле лиц и времени и месте судебного разбирательства закреплена в статье 153 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Способы и порядок извещения и вызова в суд участвующих в деле лиц урегулирован в статье 113 Гражданского процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой эти лица извещаются или вызываются в суд заказным письмом  с уведомлением о вручении,  судебной повесткой о вручении с уведомлением,  телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием  иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения  или вызова и его вручение  адресату.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от  27 марта 2015 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение по правилам производства в суде первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно приобщенной к  материалам дела телефонограмме о рассмотрении дела в Корсаковском городском суде 11 апреля 2014 года в 11 часов 30 минут ответчик Г. была  извещена секретарем судебного заседания по телефону на ее номер сотовой связи. Звонок, как отмечено в телефонограмме, произведен в 09 часов 10 минут 10 апреля 2014 года.

Однако, согласно распечатке списка входящих  телефонных звонков  на номер сотовой связи Г. за 10 апреля 2014 года телефонный звонок из Корсаковского городского суда с номера, указанного в телефонограмме, не зафиксирован.

Таким образом, суд первой инстанции рассмотрел дело в отсутствие ответчика Г., не извещённой о времени и месте судебного заседания, а суд апелляционной инстанции допущенное  нарушение оставил без внимания, что является существенным нарушением, повлекшим  отмену апелляционного определения  на основании  статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ.

 

 

Неполучение заявителем апелляционной жалобы определения судьи об оставлении её без движения исключает возможность возвращения ему апелляционной жалобы по основанию не устранения допущенных в ней недостатков.

 

Определением судьи Корсаковского городского суда от 20 ноября 2014 года апелляционная жалоба Т. оставлена без движения. В определении указано на необходимость устранения допущенных в жалобе недостатков в срок до 28 ноября 2014 года.

Определением судьи от 03 декабря 2014 года апелляционная жалоба  возвращена Т. в связи с невыполнением в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении апелляционной жалобы без движения.

Согласно положениям части 1 статьи 323 Гражданского процессуального кодекса РФ при подаче апелляционной жалобы, не соответствующей предъявляемым к ней требованиям, судья выносит определение, которым оставляет жалобу без движения и назначает подавшему её лицу разумный срок для исправления недостатков, учитывая при этом характер допущенных недостатков, а также отдаленность  от суда места жительства или места нахождения лица, подавшего жалобу.

По делу установлено, что Т. копию определения судьи от 20 ноября 2014 года об оставлении его апелляционной жалобы без движения не получил.

Отменяя определение судьи Корсаковского городского суда о возвращении Т. апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда указала на это обстоятельство, а также отметила, что в материалах  дела имеются сведения о контактном телефоне Т., а также реквизиты его представителя, в том числе и согласие представителя  на получение смс-извещения. Однако, судьей данные возможности для уведомления стороны истца о вынесенном определении об оставлении апелляционной жалобы без движения не были использованы, что повлекло возвращение Т. апелляционной жалобы без законных к тому оснований.

 

В случае изменения территориальной подсудности в договоре потребительского кредита стороны обязаны определить суд, в котором  подлежит рассмотрению спор, вытекающий из этого договора.

 

Определением судьи Углегорского городского суда от 03 апреля 2015 года иск ОАО «Росгосстрах Банк» к М., проживающей в г. Шахтерске, Углегорского района,  о взыскании задолженности по кредитному договору возвращён истцу на основании пункта 2 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с неподсудностью данному суду. Истцу разъяснено право на обращение с иском в Центральный районный суд города Хабаровска.

Названное  определение отменено определением судебной коллегией по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 мая 2015 года, а исковое заявление возвращено в Углегорский городской суд для разрешения вопроса о его принятии к производству суда.

Суд апелляционной инстанции указал, что в силу статей 28 и 32 Гражданского процессуального кодекса РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Однако, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству.

Возвращая истцу исковое заявление, судья исходил из условий достигнутого между банком и  заемщиком М. соглашения при заключении 10 августа 2014 года кредитного договора, пунктом 20 которого предусмотрено, что споры по иску кредитора к заёмщику подлежат рассмотрению в Центральном районном суде города Хабаровска.

Между тем, частью 2 и 3 статьи 13 Федерального закона от 21 декабря 2013 года №353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», вступившего в законную силу с 01 июля 2014 года, предусмотрено право сторон договора потребительского кредита (займа) изменить территориальную подсудность дела по иску кредитора к заёмщику, который возник или может возникнуть в будущем в любое время до принятия дела судом к своему производству, при этом стороны обязаны определить суд, к подсудности которого будет отнесён спор по иску кредитора, в пределах субъекта Российской Федерации по месту нахождения заёмщика, указанному им в договоре потребительского кредита (займа), или по месту получения заёмщиком оферты (предложения заключить договор).

Разъясняя понятие «место нахождения заёмщика», Центральный банк Российской Федерации в своём письме от 31 июля 2014 года № 42-2-2-8/1402 указал, что применительно к договорам потребительского кредита в качестве места нахождения заёмщика следует рассматривать место жительства или место пребывания заёмщика – физического лица.

Отсюда следует, что в случае изменения территориальной подсудности в индивидуальных условиях договора потребительского кредита стороны обязаны определить суд, к подсудности которого будет отнесён спор по иску кредитора, в пределах субъекта Российской Федерации по месту жительства или по месту пребывания заёмщика.

Поскольку местом жительства заёмщика является город Шахтерск Сахалинской области, где он зарегистрирован и именно этот адрес указан в кредитном договоре, условие договора о рассмотрении споров по искам кредитора к заёмщику в Центральном районном суде города Хабаровска противоречит положениям статьи 13 Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», а потому законные  основания для вывода о неподсудности этого спора Углегорскому городскому суду Сахалинской области отсутствовали.

 

Направление истцу смс-извещения о времени и месте слушания дела на неправильный номер сотовой связи привело к рассмотрению  дела в его отсутствие и нарушению его права на участие в суде апелляционной инстанции.

 

Частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке.

В части 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса РФ перечислены формы судебных извещений и вызовов. Данная статья, предусматривая формы им средства, которые могут быть использованы для извещения участников гражданского судопроизводства, обеспечивающие фиксирование факта получения сообщения адресатом, позволяющее удостовериться в его надлежащем извещении.

Решением Анивского районного суда от 24 июля 2014 года В. отказано в удовлетворении иска к Администрации муниципального образования о признании недействительными результатов аукциона по продаже права на заключение договора аренды земельного участка.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 06 ноября 2014 года данное решение оставлено без изменения, при этом дело по апелляционной жалобе истицы было рассмотрено в её отсутствие, исходя из того, что В. надлежаще извещена, что подтверждено смс-уведомлением, на что от нее  получено согласие.

Между тем, получение письменного уведомления о времени и месте  судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции В. отрицала. Из имеющегося в материалах дела извещения в виде смс-сообщения следует, что оно направлено на номер *******сотовой связи. Однако, в соответствии с находящимся в материалах дела письменным согласием истицы В. на ее уведомление таким способом она указала  иной номер сотовой связи.

Президиум Сахалинского областного суда при указанных обстоятельствах признал, что судом апелляционной инстанции дело рассмотрено в отсутствие истицы В., не извещённой надлежаще о времени и месте судебного заседания, что на основании статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ явилось основанием к отмене апелляционного определения с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Выдача паспорта транспортного средства на автомобиль на основании документа, признанного недействительным, влечёт аннулирование регистрационных действий в отношении такого автомобиля.

 

Б. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Управления Министерства внутренних дел России  по Сахалинской области об аннулировании регистрации в отношении принадлежащего ему транспортного средства «Тойота Ленд Крузер». В обоснование требований указал, что является собственником данного автомобиля, который 18 мая 2013 года постановлен на регистрационный учет в ГИБДД  Сахалинской области. 30 января 2014 года им получено уведомление Управления Министерства внутренних дел России  по Сахалинской области об аннулировании регистрационных действий в отношении указанного транспортного средства на основании заключения служебной проверки. Полагая, что законных оснований к принятию данного решения не имелось, просил признать незаконными действия Управления Министерства внутренних дел России по Сахалинской области по аннулированию регистрации принадлежащего ему автомобиля и возложить обязанность на орган государственной власти восстановить его регистрацию.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 14 августа 2014 года требования Б.  удовлетворены.

Судебной коллегией по административным делам Сахалинского областного суда 16 апреля 2015 года вынесено определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции в связи с неизвещением надлежащим образом о времени и месте судебного заседания лица, участвующего в деле.

При вынесении нового решения суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями пунктов 1 и 3 статьи 15 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», пунктами 10, 14 Технического регламента «О требованиях к выбросам автомобильной техникой, выпускаемой в обращение на территории Российской Федерации, вредных (загрязняющих) веществ», утвержденного постановлением Правительства РФ от 12 октября 2005 года № 609 пришел к выводу о том, что автомобильная техника, ввозимая на таможенную территорию Российской Федерации в целях ее эксплуатации, должна соответствовать техническим нормативам, установленным Техническим регламентом, в том числе с 01 января 2010 года иметь экологический класс не ниже 4.

В силу пункта 6 Положения о паспортах транспортных средств и паспортах шасси транспортных средств, утвержденного Приказом МВД России № 96, Минпромэнерго России № 192, Минэкономразвития России № 134 от 23 июня 2005 года, таможенными органами, уполномоченными ФТС России, паспорта выдаются на транспортные средства или шасси, ввозимые в Российскую Федерацию после 01 июля 1997 года.

Наличие паспорта транспортного средства, оформленного в порядке, установленном главой II настоящего Положения, является обязательным условием для регистрации транспортных средств и допуска их к участию в дорожном движении (пункт 9 Положения).

В силу пункта 36 Положения в строке 13 «Экологический класс» паспорта транспортного средства прописью указывается один из экологических классов, которому соответствует транспортное средство.

Выданный паспорт признается недействительным в случае, если впоследствии документы, на основании которых выдан этот паспорт, признаются поддельными (подложными) либо недействительными (необоснованно выданными) (пункт 72Положения).

Как следует из материалов дела по результатам таможенного оформления  ввезенного на территорию Российской Федерации легкового автомобиля «Тойота Ленд Крузер», 2012 года выпуска, 20 ноября 2012 года Владивостокской таможней выдан паспорт транспортного средства 25 УМ № 697234, собственником которого являлся ООО «Ориент-Трейдинг».

Основанием для оформления паспорта транспортного средства явился полученный данным обществом сертификат соответствия № C-JP.MT47. A.04326, выданный сертификационным центром ООО «Центр сертификации, испытаний и экспертиз» ввиду соответствия автомобиля требованиям к выбросам автомобильной техники, выпускаемой в обращении на территории Российской Федерации, вредных (загрязняющих) веществ. Транспортное средство отнесено к экологического классу «4».

17 мая 2013 года автомобиль приобретен Б. и 18 мая 2013 года поставлен собственником на регистрационный учет в ГИБДД Сахалинской области с выдачей государственного регистрационного номера.

Из материалов служебной проверки от 29 января 2014 года следует, что выданный паспорт транспортного средства на автомобиль «Тойота Ленд Крузер», 2012 года выпуска, является недействительным, поскольку согласно представленному письму Росаккредитации от 04 декабря  2013 года № 14317/03-ИЛ органами сертификации  отменены ранее выданные сертификаты соответствия, в том числе и сертификат № C-JP.MT47.A.04326, выданный ООО «Центр сертификации, испытаний и экспертиз» в отношении автомобиля принадлежащего Б..

При таких обстоятельствах и, установив, что паспорт транспортного средства на спорный автомобиль выдан на основании документа, который впоследствии признан недействительным (аннулирован), что в силу  вышеуказанного пункта 72Положения о паспортах транспортных средств и паспортах шасси транспортных средств влечет его недействительность, судебная коллегия по административным делам пришла к выводу о законности действий органа ГИБДД по аннулированию регистрационных действий в отношении автомобиля «Тойота Ленд Крузер».

 

 

Непривлечение лица к административной ответственности не свидетельствует о незаконности действий должностных лиц административного органа по задержанию транспортного средства и помещению его на специализированную стоянку.

 

Г. обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица отдела Государственной инспекции безопасности дорожного движения межмуниципального управления Министерства внутренних дел России «Южно-Сахалинское» по составлению протокола о задержании транспортного средства. В обоснование требований указала, что 05 июня 2014 года инспектором ГИБДД УМВД России по Сахалинской области совершены неправомерные действия в отношении принадлежащего ей мотоцикла «Ямаха», выразившиеся в его задержании и помещении на арест стоянку. Какого-либо правонарушения с использованием принадлежащего ей транспортного средства она не совершала, мотоцикл находился без движения в разрешённом для стоянки месте.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 11 ноября 2014 года действия инспектора СБ ДПС ГИБДД ОР УМВД России по Сахалинской области по задержанию транспортного средства признаны незаконными. Удовлетворяя заявление, суд исходил из того, что задержание транспортного средства возможно лишь в случае совершения административных правонарушений, отражённых в части 1 статьи 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в число которых правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 12.25 Кодекса, не входит. Кроме того, заявитель не осуществляла управление спорным транспортным средством и к административной ответственности не привлекалась. Данные обстоятельства, по мнению суда, указывают на отсутствие оснований для эвакуации принадлежащего заявителю мотоцикла на специализированную стоянку.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела видно, что 04 июня 2014 года на автодороге Южно-Сахалинск-Оха (12 км + 400м) инспектор СБ ДПС ГИБДД ОР УМВД России по Сахалинской области Р. в 15 час. 30 мин. подал сигнал для остановки водителю мотоцикла «Ямаха» без государственных регистрационных номеров.

Поскольку водитель мотоцикла требование об остановке транспортного средства не выполнил, сотрудниками ДПС организовано его преследование. В районе дома № 8 по улице Лермонтова в городе Долинске водитель оставил мотоцикл и скрылся в неизвестном направлении. Исходя из того, что установить владельца транспортного средства не представилось возможным, принято решение о задержании мотоцикла «Ямаха», как установлено впоследствии принадлежащего Г., и о помещении его на арест площадку в г. Южно-Сахалинске.

По данному факту 04 июня 2014 года инспектором СБ ДПС ГИБДД ОР УМВД России по Сахалинской области Р. в отношении неустановленного лица вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В силу пункта 8 части 1 статьи 30 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» полиции для выполнения возложенных на неё обязанностей предоставлено право составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, и иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении подлежит установлению лицо, совершившее действия (бездействие), за которые Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность.

Вопрос об установлении личности правонарушителя имеет основополагающее значение для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела и своевременного привлечения виновного лица к административной ответственности.

На основании статьи 27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, в том числе задержание транспортного средства.

В соответствии с пунктом 2 Правил перемещения транспортного средства Вооружённых Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти или спасательных воинских формирований федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, на специализированную стоянку, а также его хранения, оплаты расходов на перемещение и хранение, возврата транспортного средства и обеспечения запрещения его эксплуатации, утверждённых Правительством Российской Федерации Постановлением от 30 декабря 2012 года № 1496, задержание транспортного средства осуществляется в случаях, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Задержанное транспортное средство перемещается на специализированную стоянку - специально отведённое охраняемое место хранения задержанных транспортных средств.

Таким образом, задержание принадлежащего Г. транспортного средства и его помещение на специализированную стоянку совершены с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу.

Само по себе указание в определении о возбуждении дела об административном правонарушении конкретного состава административного правонарушения не свидетельствует о незаконности действий по обеспечению производства, поскольку в дальнейшем он может быть переквалифицирован, отражает мнение сотрудника ГИБДД, возбудившего дело об административном правонарушении, в связи с чем, не влечёт правовых последствий, кроме обязанности рассмотреть соответствующее дело в установленном Кодексе порядке.

По приведённым основаниям не влияет на законность оспариваемых действий и факт непривлечения Г. к административной ответственности.

Поскольку каких-либо действий, выходящих за рамки производства по делам об административных правонарушениях и повлекших нарушение прав и законных интересов заявителя, со стороны сотрудников ГИБДД не производилось, судебная коллегия пришла к законному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных Г. требований.

 

Звание «Почётный донор России» не является актом признания особых трудовых заслуг, в связи с чем отказ в присвоении звания «Ветеран труда» является правомерным.

 

М. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения Правительства Сахалинской области об отказе в присвоении ей звания «Ветеран труда».

В обоснование заявленных требований М. указала, что обратилась в Министерство социальной защиты населения Сахалинской области с заявлением о присвоении ей звания «Ветеран труда», приложив все необходимые документы, включая удостоверение «Почётный донор Российской Федерации», выданное на основании приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации. Распоряжением Правительства Сахалинской области в присвоении звания ей отказано в виду того, что законом Сахалинской области № 118-З0 от 21 декабря 2006 года «О порядке и условиях присвоения звания «Ветеран труда» представленные ею документы основанием для присвоения испрашиваемого звания не являются. Полагая такой отказ незаконным и нарушающим её права, предусмотренные статьями 19, 39, 55, 76 Конституции Российской Федерации, просила признать данное распоряжение незаконным и возложить на Правительство Сахалинской области обязанность присвоить ей звание «Ветеран труда».

Решением Южно-Сахалинского городского суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам, в удовлетворении заявленных М. требований отказано.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия указала следующее.

Статьёй 1 Федерального закона от 12 января 1995 года № 5-ФЗ «О ветеранах» установлено, что продолжительный добросовестный труд является критерием признания гражданина ветераном труда.

В соответствии с пунктом 2 части 1, части 4 статьи 7 данного Закона, ветеранами труда являются лица, награждённые орденами или медалями, либо удостоенные почётных званий СССР или Российской Федерации, либо награждённые ведомственными знаками отличия в труде и имеющие трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет. Порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Пунктом 1 части 1 статьи 1 Закона Сахалинской области от 21 декабря 2006 года № 118-ЗО «О порядке и условиях присвоения звания «Ветеран труда» гражданам, зарегистрированным по месту жительства и постоянно проживающим в Сахалинской области» предусмотрено, что звание «Ветеран труда» присваивается лицам, награждённым орденами или медалями, либо удостоенным почётных званий СССР или Российской Федерации, либо награждённым ведомственными знаками отличия в труде и имеющим трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет.

Согласно подпункту «д» пункта 2 Положения о государственных наградах Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 07 сентября 2010 года № 1099, почётные звания Российской Федерации являются видом государственных наград.

В силу пункта 69 названного Положения почётные звания Российской Федерации устанавливаются Президентом Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации № 1341 от 30 декабря 1995 года установлены почётные звания Российской Федерации и утверждено Положение о почётных званиях и описание нагрудного знака к почётным званиям Российской Федерации, в число которых нагрудный знак «Почётный донор России» не включён.

Правила награждения доноров крови и (или) её компонентов нагрудным знаком «Почётный донор России» утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 ноября 2012 года № 1228.

Согласно пункту 1 Положения о нагрудном знаке «Почётный донор России», утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 26 августа 1995 года № 842, награждение этим знаком выражает признание государством благородного вклада гражданина в развитие добровольного и безвозмездного донорства крови и её компонентов в Российской Федерации.

Судом установлено, что М. имеет трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии. Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации заявитель награждена нагрудным знаком «Почётный донор России».

Как следует из распоряжения Правительства Сахалинской области, М. отказано в присвоении звания «Ветеран труда». В письме Министерства социальной защиты Сахалинской области, адресованном заявителю, указано, что нагрудный знак «Почётный донор России» не является той наградой, которая даёт основание для присвоения звания «Ветеран труда».

Отказывая в удовлетворении требований М., суд исходил из того, что определяющим значением для решения вопроса о присвоении звания «Ветеран труда» является наличие необходимого стажа для назначения пенсии и факта признания особых трудовых заслуг гражданина. Именно к оценке таких трудовых заслуг относится указание в законе на присвоение гражданам почётных званий СССР или Российской Федерации. Заслуги, которые не охватываются предусмотренными законом критериями для признания гражданина ветераном труда, основаниями для присвоения звания «Ветеран труда», не являются.

Проанализировав положения законодательства, регулирующего спорные правоотношения, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что звание «Почётный донор России», которого  удостоена М., не является актом признания особых трудовых заслуг, в связи с чем, отказ в присвоении звания «Ветеран труда» является правомерным.

 

Правоотношения между гражданином и Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Сахалинской области не попадают под действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», поскольку предоставленная заявителю государственная услуга не может расцениваться как предоставление услуги потребителю по возмездному договору.

 

С., действуя в интересах несовершеннолетнего С., обратилась в суд с заявлением к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Сахалинской области о возложении обязанности осуществить государственную регистрацию права собственности на ¼ доли объекта недвижимого имущества и компенсации морального вреда.

Решением Южно-Сахалинского городского суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции С. от требований о возложении обязанности осуществить государственную регистрацию права собственности несовершеннолетнего С. на ¼ долю квартиры отказалась, в связи с тем, что регистрация права произведена, настаивала на взыскании компенсации морального вреда. Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам принят отказ С. от данного требования, производство по делу в этой части прекращено.

Оставляя решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования о компенсации морального вреда без изменения, судебная коллегия указала следующее.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред.

Пунктами 1 и 2 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьёй 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причинённый действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии с абзацем 6 статьи 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» убытки, моральный вред, нанесённые гражданину признанными незаконными действиями (решениями), а также предоставлением искажённой информации, возмещаются в установленном Гражданским кодексом Российской Федерации порядке.

Из анализа указанных выше правовых норм следует, что моральный вред подлежит возмещению в случае, если действия органов власти, должностных лиц признаны незаконными, данными действиями нарушены права и свободы гражданина, и если имеется причинно-следственная связь между неправомерными действиями (решениями) государственных органов, должностных лиц и наступившими в связи с этими действиями (решениями) последствиями в виде нравственных или физических страданий.

В силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представитель истца, полагавшая, что незаконным действием (бездействием) должностного лица государственного органа причинён вред, обязана доказать факт причинения истцу вреда, размер вреда, неправомерность (незаконность действий (бездействия) причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) и наступившим вредом. Отсутствие одного из названных элементов является основанием для отказа в иске.

Из заявления следует, что С. просила взыскать моральный вред, нанесённый ей и членам её семьи, в связи с тем, что из-за отказа в государственной регистрации права собственности они не смогли воспользоваться правом на продажу недвижимости.

Разрешая требование о компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что отказ в регистрации права собственности нарушает имущественные права истца; при этом С., в чьих интересах предъявлен иск, является несовершеннолетним, а С. и её супруг с самостоятельными требованиями не обращались, в связи с чем отказал в удовлетворении иска.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции согласилась, так как они основаны на обстоятельствах дела и требованиях действующего в этой сфере законодательства.

Каких-либо фактических данных, подтверждающих причинение истцу морального вреда действиями (бездействием) Управления Росреестра по Сахалинской области, суду не представлено.

Ссылка С. на Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», которым по её мнению должен был руководствоваться суд, основана на неверном толковании норм права.

Правоотношения, возникшие между С. (как законным представителем несовершеннолетнего) и Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Сахалинской области не попадают под действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», поскольку предоставленная заявителю государственная услуга не может расцениваться как предоставление услуги потребителю по возмездному договору. Взимание за предоставление государственной услуги государственной пошлины в доход соответствующего бюджета установлено законодательством о налогах и сборах, и не является способом извлечения прибыли за оказание услуг на коммерческой, возмездной основе.

Отношения в области предоставления государственных и муниципальных услуг федеральными органами исполнительной власти регулируются Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

 

 

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

 

Постановления изменены в части назначения административного наказания, поскольку пять рассмотренных в отношении капитана судна дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежали объединению в одно производство с назначением капитану одного административного наказания.

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 августа 2014 года №863 утверждены Правила уведомления пограничных органов о намерении пересечь государственную границу Российской Федерации российскими судами, имеющими право на неоднократное пересечение государственной границы Российской Федерации без прохождения пограничного, таможенного (в части совершения таможенных операций, связанных с прибытием (убытием) судов) и иных видов контроля (далее – Правила).

В силу пункта 2 Правил капитан российского судна, судовладелец или уполномоченное им лицо, не позднее чем за 24 часа до выхода российского судна из порта, из которого планируется убытие российского судна в целях неоднократного пересечения государственной границы Российской Федерации, направляет по факсимильной связи либо по электронной почте в пограничный орган по месту нахождения указанного порта (ближайший пограничный орган) уведомление о намерении пересечь государственную границу Российской Федерации по форме согласно приложению.

Согласно указанной форме в уведомлении описывается маршрут плавания судна, географические координаты и предполагаемое время каждого пересечения государственной границы Российской Федерации.

При фактическом пересечении государственной границы Российской Федерации капитан российского судна передаёт в пограничный орган (подразделение пограничного органа) по месту пересечения государственной границы Российской Федерации, по радиосвязи, факсимильной связи или электронной почте информацию о российском судне, времени и географических координатах места пересечения им государственной границы Российской Федерации (пункт 10).

16 ноября 2014 года в 11 часов 42 минуты из порта Владивосток вышло судно ТХ «Р.Б.» под управлением капитана И. Судно осуществило каботажный переход в порт города Петропавловска-Камчатского и в пути следования несколько раз пересекло государственную границу Российской Федерации в определённых координатах, передавая об этом информацию в соответствующий пограничный орган.

21 ноября 2014 года по приходу судна в порт Петропавловск-Камчатский должностным лицом Пограничного управления ФСБ России по Камчатскому краю в отношении капитана И. составлено 5 протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушение правил пересечения государственной границы Российской Федерации).

В каждом таком протоколе и в постановлениях должностного лица пограничного органа о привлечении капитана к ответственности с учётом каждого факта пересечения государственной границы Российской Федерации в вину И. вменено нарушение пункта 2 Правил, а именно, невыполнение обязанности за 24 часа до выхода из порта Владивосток подать уведомление в пограничный орган о намерении неоднократного пересечения государственной границы Российской Федерации.

Постановления административного органа о взыскании с капитана административных штрафов в размере 30 000 рублей по каждому протоколу оставлены без изменения судьями Корсаковского городского суда и Северо-Курильского районного суда (дела были переданы в суды Сахалинской области определениями судьи Петропавловск-Камчатского городского суда).

С этим не согласился судья вышестоящей инстанции, указав, что из приведённых норм Правил и формы уведомления следует, что капитан судна до выхода судна из порта, из которого планируется убытие российского судна в целях неоднократного пересечения государственной границы Российской Федерации, обязан подать одно уведомление. Данная обязанность капитаном И. не выполнена, в связи с чем им совершено одно административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которое выразилось в не направлении в пограничный орган уведомления о намерении неоднократного пересечения государственной границы Российской Федерации.

В этой связи, рассмотренные в отношении И. дела об административных правонарушениях судьёй Сахалинского областного суда, объединены в одно производство, постановления административного органа и решения судей изменены: капитану назначено одно административное наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей.  

Проверяя довод защитника о возбуждении дел об административных правонарушениях неуполномоченным должностным лицом, судья признал его несостоятельным в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 настоящего Кодекса, в пределах компетенции соответствующего органа.

В силу части 4 названной статьи Кодекса перечень должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии с частями 1, 2, 3 и 6.2 настоящей статьи, устанавливается соответственно уполномоченными федеральными органами исполнительной власти в соответствии с задачами и функциями, возложенными на указанные органы федеральным законодательством.

Приказом Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 11 декабря 2013 года № 747 утверждён перечень должностных лиц органов федеральной службы безопасности, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях. К их числу отнесены начальники управлений, отделов, направлений, групп подразделений Пограничной службы Федеральной службы безопасности России и подразделений, входящих в состав подразделений пограничной службы Федеральной службы безопасности России, которые вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. 

Таким образом, начальник разведывательно-поисковой группы отделения в г. Елизово Пограничного управления ФСБ России по Камчатскому краю, возбудивший в отношении И. дела об административных правонарушениях, является уполномоченным на это должностным лицом.

В силу статей 1, 2, 8, 11.1, 27 Федерального закона от 3 апреля 1995 года №40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (далее – Федеральный закон №40) федеральная служба безопасности, к которой относятся пограничные органы, является единой централизованной системой органов, осуществляющей решение в пределах своих полномочий задач по обеспечению безопасности Российской Федерации, в том числе в рамках пограничной деятельности осуществляющей защиту и охрану Государственной границы Российской Федерации в целях недопущения противоправного изменения прохождения Государственной границы Российской Федерации, обеспечения соблюдения физическими и юридическими лицами режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации.

В соответствии с пунктом «г.1» статьи 12, пунктом «г.1» статьи 13 Федерального закона № 40 органы пограничной службы обязаны выявлять, предупреждать и пресекать административные правонарушения, возбуждение и (или) рассмотрение дел о которых отнесены Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению указанных органов, а также вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, выносить определения и постановления по делам об административных правонарушениях, назначать административные наказания по делам об административных правонарушениях, вносить представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, и осуществлять иные полномочия по делам об административных правонарушениях, отнесённым Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению пограничных органов.

Из приведённых норм и компетенции пограничной службы следует, что в деятельности пограничных органов, осуществляющих во взаимодействии охрану и защиту государственной границы Российской Федерации, закреплён принцип экстерриториальности, в связи с чем дела об административных правонарушениях в отношении И. правомерно возбуждены должностным лицом территориального органа пограничной службы по месту обнаружения правонарушения.

 

Невыполнение гражданином требования инспектора об устранении покрытия, ухудшающего светопропускание передних боковых и ветрового стёкол автомобиля, влечёт ответственность, предусмотренную частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Постановлением инспектора дорожно-патрульной службы от 29 марта 2015 года В. привлечён к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 500 рублей за управление автомобилем, светопропускание передних боковых и ветрового стёкол которого не соответствовало требованиям Технического регламента таможенного союза.

В этот же день В. инспектором выдано требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, а именно в срок до 17 часов 25 минут 09 апреля 2015 года устранить покрытие, ухудшающее светопропускание на передних боковых и ветрового стёкол автомобиля.

14 апреля 2015 года в 13 часов 00 минут автомобиль под управлением В. вновь остановлен инспектором дорожно-патрульной службы.

В ходе проверочных мероприятий установлено, что В. не выполнил в установленный срок требование сотрудника полиции об устранении тонировочного покрытия с ветрового и боковых стёкол автомобиля.

Данное обстоятельство явилось основаниям для возбуждения в отношении В. производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судьёй Южно-Сахалинского городского суда производство по делу прекращено за отсутствием состава указанного административного правонарушения.

Однако с данным выводом не согласился судья вышестоящего суда исходя из следующего.

Частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей.

В силу статьи 2 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» (далее - Закон о полиции) деятельность полиции осуществляется по основным направлениям, в том числе, защита личности, общества, государства от противоправных посягательств; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; обеспечение правопорядка в общественных местах, обеспечение безопасности дорожного движения.

В соответствии с пунктами 2, 4, 11 части 1 статьи 12 Закона о полиции на полицию возложены следующие обязанности: пресекать противоправные деяния, устранять угрозы безопасности граждан и общественной безопасности; выявлять причины преступлений и административных правонарушений и условия, способствующие их совершению, принимать в пределах своих полномочий меры по их устранению; пресекать административные правонарушения и осуществлять производство по делам об административных правонарушениях, отнесённых законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 13 указанного Закона полиции для выполнения возложенных на неё обязанностей предоставляется право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий.

Согласно частям 3 и 4 статьи 30 Закона о полиции законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами.

Воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечёт ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 02 марта 2009 года №185 утверждён Административный регламент МВД России исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (далее - Административный регламент).

Пунктом 8 Административного регламента установлено, что результатом исполнения государственной функции является надлежащее обеспечение безопасности дорожного движения, максимально возможное предупреждение дорожно-транспортных происшествий, нарушений правил дорожного движения и обеспечение бесперебойного движения транспортных средств.

В силу пункта 45 Административного регламента при осуществлении контроля за дорожным движением принимаются меры, в том числе, к выявлению и пресечению нарушений правил дорожного движения участниками дорожного движения.

Исходя из изложенного, требование сотрудника полиции об устранении нарушений в области дорожного движения, в том числе неисправностей и условий, при наличии которых эксплуатация транспортного средства запрещена, является законным и подлежит безусловному исполнению.

Поскольку неповиновение законным требованиям сотрудника полиции может выражаться не только в активных действиях, но и в бездействии, явно игнорирующем требование должностного лица, невыполнение водителем транспортного средства в установленный срок законного требования сотрудника Государственной инспекции безопасности дорожного движения об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

 

Судебная практика по уголовным делам

 

Не подкрепленная реальными действиями демонстрация предмета, используемого в качестве оружия в момент совершения разбоя, исключает возможность вменения виновному этого квалифицирующего признака преступления.

 

         Постановленным в порядке особого производства приговором Холмского городского суда от 12 марта 2015 года К. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, – разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

         Определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 5 мая 2015 года приговор изменен, из общего объема правовой оценки содеянного исключен признак совершения разбоя «с применением предметов, используемых в качестве оружия», наказание виновному смягчено.

Изменяя приговор, коллегия указала, что в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в редакции от 3 марта 2015 года № 9) если лицо лишь демонстрировало оружие, не намереваясь использовать этот предмет для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.

         Из материалов уголовного дела следует, что К. демонстрировал нож для подкрепления реальности угрозы, опасной для жизни и здоровья, и увеличения силы ее воздействия как средство устрашения потерпевшей, подвергшейся нападению. Каких-либо достоверных данных, свидетельствующих о том, что виновный намеревался использовать нож для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, установлено не было.

 

Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, впервые совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести.

 

Приговором Корсаковского городского суда от 27 марта 2015 года ранее не судимый несовершеннолетний З. признан виновным и осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы без ограничения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда от 13 мая 2015 года приговор изменен, назначенное З. наказание смягчено до исправительных работ на срок 8 месяцев с удержанием 5% из заработной платы в доход государства условно с испытательным сроком 6 месяцев с возложением определенных обязанностей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 73 УК РФ. В соответствии с п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от наказания осужденный освобожден.

Изменяя приговор по причине неправильного применения уголовного закона РФ, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ тяжести наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней впервые; по смыслу закона указанной категории осужденных не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, в том числе и условно.

Судом установлено, что на момент совершения кражи З. не достиг возраста 16 лет и относящееся к категории средней тяжести преступление,  предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, он совершил впервые.

При таких обстоятельствах наказание в виде лишения свободы осужденному назначено быть не могло, что обусловило вмешательство в приговор суда второй инстанции и назначение З. наказания в виде исправительных работ.

Преступление З. совершил в возрасте 14 лет, что в силу ст. 84 УК РФ, а также п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года  № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» повлекло освобождение его от наказания.

 

Назначение наказания не соответствующего тяжести совершенного преступления повлекло изменение приговора суда с усилением наказания.

 

Приговором Охинского городского суда от 15 апреля 2015 года, постановленным в особом порядке, И. осужден к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей со штрафом в размере 300 000 рублей с рассрочкой уплаты на 2 года равными частями по 12 500 рублей ежемесячно за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 25 мая 2015 года приговор изменен по доводам кассационного представления государственного обвинителя; из решения суда исключено указание на применение правил ст. 73 УК РФ, осужденный направлен отбывать наказание в исправительную колонию строгого режима.

         Изменяя решение суда первой инстанции, в своем определении коллегия указала, что оспоренный приговор не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ, согласно которой он должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Часть 2 ст. 389.18 УПК РФ говорит о том, что в случае назначения по приговору наказания, не соответствующего тяжести преступления, личности осужденного, либо наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости, такой приговор признается несправедливым.

Таким образом, одним из критериев оценки приговора на его соответствие требованиям законности и справедливости является назначенное судом наказание. В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Положения ст. 60 УК РФ обязывают суд назначать лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливое наказание.

Согласно ст. 6 УК РФ справедливость назначенного осужденному наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может постановить считать назначенное наказание условным только в том случае, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать не только смягчающие наказание обстоятельства, но и характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также личность виновного.

Из материалов уголовного дела следует, что И. осужден за совершенное в 2014 году особо тяжкое, направленное против здоровья населения и общественной нравственности, приготовление к незаконному сбыту  наркотических средств в крупном размере.

При назначении осужденному наказания в качестве обстоятельств, смягчающих таковое, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного; личность И., явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления, полное признание вины, раскаяние в содеянном и молодой возраст, а также факт отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание.

Признавая назначенное лишение свободы условным, суд сослался на характер преступления, которое является неоконченным и не повлекшим тяжких последствий, личность И., который не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется посредственно, по месту обучения и прежнему месту работы – положительно, официально не трудоустроен, принимает меры к трудоустройству, в браке не состоит, имеет на иждивении беременную женщину, с которой состоит в фактически брачных отношениях, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит, потребителем наркотических средств не является, занимается спортом.

Между тем, по мнению судебной коллегии, характер и степень общественной опасности преступления, все фактические обстоятельства его совершения и личность осужденного судом, постановившим приговор, в полной мере учтены не были.

         Материалами уголовного дела подтверждается, что И. совершил преступление против здоровья населения и общественной нравственности, будучи нетрудоустроенным и не имеющим официального источника дохода, при этом цель, которую он преследовал, заключалась в получении материальной выгоды; прекратил свои действия виновный лишь только потому, что этому способствовали сотрудники правоохранительного органа, пресекшие таковую. На протяжении выполнения процедур предварительного и судебного следствий виновный, находясь на свободе, так и не изыскал возможности трудоустроиться и приобрести законный источник дохода.

         Приняв во внимание указанные сведения в их совокупности, и постановив свое решение, судебная коллегия констатировала, что суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу о наличии возможности исправления И. путем признания назначенного ему наказания условным. 

 

Участие в деле одного адвоката в интересах двух обвиняемых является существенным нарушением права на защиту.

         Постановлением Охинского городского суда уголовное дело в отношении М. С. и Н.,  обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 258.1 УК РФ, возвращено прокурору.

Апелляционная инстанция Сахалинского областного суда, оставляя без изменения постановление суда, указала следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ подозреваемому, обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое он может осуществлять лично либо с помощью защитника.

Согласно ч. 1, ч. 2 ст. 49 УПК РФ защитник - лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу; в качестве защитников допускаются адвокаты.

На основании ч. 1, ч. 2 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого; по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

В силу ч. 6 ст. 49, п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Оказание помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого подозреваемого или обвиняемого, является основанием для отвода защитника.

Суд первой инстанции установил, что в стадии предварительного расследования интересы обвиняемых в совершении одного и того же преступления в составе организованной группы С. и Н. защищал один адвокат Б., несмотря на то, что интересы одного обвиняемого противоречили интересам другого.

Так, в ходе допросов в качестве подозреваемого и неоднократно в качестве обвиняемого С. вину в инкриминируемом ему преступлении не признавал, утверждая о неосведомленности осуществления им и иными лицами незаконного оборота особо ценных водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ, в частности, калуги.

Между тем, после заключения досудебного соглашения о сотрудничестве С. кардинально изменил показания, признав вину и изобличив в совершении предъявленного ему обвинения иных лиц, в частности, Н, который на тот момент вину не признавал, признав ее только после заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, изобличив  С.

Таким образом, очевидно, что при непризнании вины Н. изобличение его в совершении преступления С. свидетельствует о наличии в их интересах явных противоречий, несмотря на то, что в дальнейшем оба признали вину.

Одним из оснований заключения досудебного соглашения о сотрудничестве для С. явилось обязательство изобличения Н., и наоборот, что исключало возможность участия одного защитника в интересах двух обвиняемых, при том, что в данном случае участие защитника в деле является обязательным.

В Кодексе профессиональной этики адвокатов указано, что адвокат не должен принимать поручение на защиту интересов соучастника с учетом запрета, сформированного не только в УПК РФ, но и в ч. 1 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвокатов: основанием, не позволяющим участвовать в защите двух и более обвиняемых, для адвоката может быть наличие любых противоречий между их интересами; одним из явных, то есть очевидных для всех участвующих в деле лиц, противоречий в интересах подзащитных является не только взаимно изобличающие показания соучастников, но и признание одним лицом вины в совершении преступления и непризнание вины другим, то есть различная позиция соучастников и разное их отношение к инкриминируемому деянию. Защита таких соучастников одним адвокатом равна ее полному отсутствию.

Таким образом, выявив данный факт, суд первой инстанции обоснованно расценил его в качестве обстоятельства, препятствующего рассмотрению дела судом, и возвратил его прокурору.

 

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не всегда является предметом проверки в установленном ст. 125 УПК РФ порядке.

 

Постановлением судьи Южно-Сахалинского городского суда отказано в принятии к своему производству жалобы осужденного Д., поданной в установленном ст. 125 УПК РФ порядке, на решение оперуполномоченного УМВД об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении того же Д. по факту совершения им в апреле 2007 года кражи  имущества у незнакомой ему гражданки.

В ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановление об отказе в возбуждении уголовного дела указано в качестве предмета проверки в установленном данной нормой закона порядке. Вместе с тем указанное не означает, что в любом случае жалоба на такое постановление подлежит принятию к производству суда.

В этой связи апелляционным постановлением Сахалинского областного суда постановление судьи оставлено без изменения, поскольку, явно злоупотребляя своим правом, в своей жалобе заявитель не привел убедительных доводов тому, что исключающее для него всякие негативные правовые последствия решение об отказе в возбуждении уголовного дела ограничивает его конституционные права, затрудняет доступ к правосудию.

 

Отягчающее наказание обстоятельство не может повторно учитываться, если оно предусмотрено соответствующей статьей Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления.

 

Приговором Южно-Сахалинского городского суда К. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ за то, что он, будучи инспектором ДПС, то есть должностным лицом органа внутренних дел, лично получил взятку за незаконное бездействие в пользу взяткодателя.                                                                                                                       

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание виновного, в соответствии с п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ суд признал совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Между тем, согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ  в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Фактические обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, свидетельствовали о совершении умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел, а поэтому у суда не имелось правовых оснований для признания в действиях К. указанного отягчающего наказание обстоятельства.

В этой связи апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда приговор изменен с исключением из его описательно-мотивировочной части указания на признание в действиях осужденного отягчающего наказание обстоятельства в виде совершения преступления сотрудником органа внутренних дел со снижением назначенного осужденному наказания.

        

Факт проведения следственного действия в выходной день прав содержащегося под стражей обвиняемого не нарушает и предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ не является.

 

Постановлением судьи Южно-Сахалинского городского суда отказано в принятии к своему производству жалобы обвиняемого К. на действия следователя, выразившиеся в проведении следственного действия в выходной день, а также на действия  администрации ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Сахалинской области, выразившиеся в доставлении обвиняемого по вызову следователя для проведения следственных действий.

         Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда постановление судьи оставлено без изменения, поскольку сам по себе факт проведения следственного действия в выходной день конституционных прав и свобод содержащегося под стражей К. нарушить не мог, а действия администрации ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Сахалинской области в данном порядке оспариванию не подлежат.

 

Взыскание с осужденного процессуальных издержек по оплате труда адвоката за время, когда юридическая помощь ему не оказывалась, повлекло снижение взысканной суммы.

 

         Постановлением президиума Сахалинского областного суда изменено постановление мирового судьи судебного участка № 1 Александровск – Сахалинского района и апелляционное постановление Александровск – Сахалинского городского суда с исключением указания о взыскании с осужденного Т. расходов на оплату труда адвоката У. в размере 1045 рублей.

Взыскивая с Т. процессуальные издержки, образовавшиеся по делу вследствие участия в нем адвоката У., суды первой и апелляционной инстанций не учли, что данный адвокат был назначен осужденному после его отказа от услуг адвоката Р., при этом в день принятия указанного решения в судебном заседании был объявлен перерыв и адвокат У. какую-либо юридическую помощь Т. не оказывал.

 

Изменение категории преступления влечет безусловное снижение назначенного наказания.

 

Федеральным законом от 7 декабря 2011 года  № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный  кодекс РФ» внесены изменения в ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ, улучшающие положение  лиц, совершивших преступление средней тяжести. Вследствие данных изменений преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, стало относиться к категории небольшой тяжести.

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость; если  новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Указанное предполагает разрешение вопроса о смягчении наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, при этом смягчение наказания производится с применением  общих начал назначения  наказания, в том числе с учетом степени и характера общественной опасности деяния (ст. 60 УК РФ), которые на основании ч. 1 ст. 15 УК РФ прямо связаны с категорией  преступления.

Несмотря на это, рассматривая в порядке исполнения приговора ходатайство осужденного К. и относя совершенное им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, к категории небольшой тяжести, Смирныховский районный суд оставил без изменения размер назначенного ему наказания.

Данное обстоятельство стало основанием для изменения постановления суда первой инстанции президиумом Сахалинского областного суда со снижением назначенного К. наказания.

 

 

 

Судебные коллегии по гражданским, административным и уголовным делам Сахалинского областного суда.

 

опубликовано 29.02.2016 08:21 (МСК)