Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень судебной практики Сахалинского областного суда за 1 квартал 2014 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

1 квартал 2014 года

 

Судебная практика по уголовным делам.

 

Осуждая лицо за преступление, совершённое в соучастии, суд должен установить и указать в приговоре конкретные действия каждого из соучастников.

Приговором Южно-Сахалинского городского суда от 30 января 2012 года К. осуждён по п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (два преступления) – к шести годам лишения свободы за каждое преступление; по п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ – к восьми годам шести месяцам лишения свободы; по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (четыре преступления) – к шести годам восьми месяцам лишения свободы за каждое преступление; по ч.1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (два преступления) – к восьми годам лишения свободы за каждое преступление; на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности названных преступлений – к десяти годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Тем же приговором за преступления в области незаконного оборота наркотических средств осуждены Р., П., Г., Ф. и П.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 19 сентября 2012 года указанный приговор изменён: из приговора исключена ссылка как на доказательства: на показания Р. в качестве обвиняемого от 20 ноября 2009 года и показания К. в качестве подозреваемого от 13 ноября 2009 года; размер назначенного К. наказания снижен: по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (по факту хранения 232,276 грамма гашишного масла) до шести лет восьми месяцев лишения свободы, по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (по факту хранения 7,89 грамма гашишного масла) - до шести лет восьми месяцев лишения свободы; на основании ч.3 ст. 69 УК РФ назначено девять лет лишения свободы; снижен также размер наказания, назначенного Р., П. и Г.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 17 января 2014 года указанные приговор и кассационное определение в отношении К. изменены по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 и 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в нём участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре», в соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Если преступление совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть чётко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.

В нарушение указанных требований приговор не содержит данных о конкретных действиях, совершённых К. при сбыте наркотического средства Ф-й, П-ву, Ф-ову, З., Т., К., а также при приготовлении к сбыту гашишного масла в количестве 232,276 грамма.

Не содержат данных о причастности К. к совершению указанных преступлений и приведённые в приговоре доказательства.

Президиум приговор и кассационное определение в части осуждения К. по п. «а» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства Ф-й), по п. «а» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства П-ву), по п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства Ф-ву), по п.п. «а» «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства З.), по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства Т.), по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства К.), по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (по факту приготовления к незаконному сбыту гашишного масла в количестве 232,276 грамма) отменил и уголовное преследование К. в данной части прекратил на основании п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью К. к совершению названных преступлений. За К. в данной части признано право на реабилитацию, ему направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначенных по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта наркотического средства Г.) и по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (по факту приготовления к сбыту гашишного масла в количестве 7,89 грамма), окончательно К. назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Для осуждения лица за совершение кражи группой лиц по предварительному сговору необходимо, чтобы таковой состоялся до начала совершения хищения.

Приговором Макаровского районного суда от 21 августа 2013 года И.В. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (два преступления), по п.п. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением положений ч.2 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Тем же приговором И.А. осуждён по п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и с применением положений ст. 70 УК РФ к трём годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда от 23 октября 2013 года названный приговор в части разрешения гражданского иска М. отменён с направлением дела в данной части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства; кроме того, отбывание наказания И.А. назначено в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 31 января 2014 года приговор изменён по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Как разъяснено в пунктах 9 и 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 года N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договорённость о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество группой лиц по предварительному сговору, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершённые им лично.

Ни из показаний осуждённых, ни из других материалов дела не усматривается, что осуждённые заранее до исполнения объективной стороны кражи договорились о совершении кражи у М., распределили роли. Из материалов дела следует, что И.В., приняв самостоятельное решение совершить кражу, собрала вещи в мешок, вынесла его в прихожую и только затем сообщила о своём намерении И.А., предложив присоединиться к ней. Совместность дальнейших действий виновных не свидетельствует о наличии предварительной договоренности между ними.

При таких данных, с учётом конкретных обстоятельств хищения имущества М., вывод суда о том, что при совершении кражи И.В. и И.А. действовали в группе лиц по предварительному сговору, является ошибочным, основанным на предположениях, поскольку положенные в основу приговора показания свидетелей, самих И.В. и И.А., данные ими на предварительном следствии, никак не доказывают совершение ими тайного хищения имущества группой лиц по предварительному сговору.

Изложенное свидетельствует о том, что суд, правильно установив фактические обстоятельства преступления, дал неправильную юридическую оценку преступным действиям И.В. и И.А., поскольку названные лица должны нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершённые непосредственно каждым из них, то есть за совершение кражи с причинением значительного ущерба гражданину.

Кроме того, действия И.В., квалифицированные судом как два самостоятельных преступления (кражи одежды и сотового телефона у М), осуществлялись в одном месте, в одно время и в отношении имущества, принадлежавшего одному потерпевшему. При таких обстоятельствах имеются основания для квалификации действий И.В., связанных с тайным хищением имущества М. 2 мая 2013 года, как единого продолжаемого преступления.

Президиум исключил осуждение И.В. и И.А. по факту кражи имущества М. по предусмотренному п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ квалифицирующему признаку совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору»; действия И.В. по факту кражи имущества М. квалифицировал как единое продолжаемое преступление, предусмотренное п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ; пересмотрев размер назначенного осуждённым наказания.

Устанавливая наличие в действиях осуждённой рецидива преступлений, суд не учёл дату вступления в законную силу постановления об отмене условного осуждения по предыдущему приговору.

Приговором судебного участка №17 по Углегорскому району Сахалинской области от 10 июля 2012 года Х. осуждена по ч.1 ст. 158 УК РФ к десяти месяцам лишения свободы; на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору Углегорского городского суда Сахалинской области от 25 июля 2011 года и окончательно по совокупности приговоров назначено два года два месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 27 декабря 2013 года указанный приговор изменён по следующим основаниям.

Признавая наличие в действиях Х. рецидива, суд сослался на судимость её приговором от 25 июля 2011 года.

Действительно, приговором Углегорского городского суда от 25 июля 2011 года Х. осуждена за совершение в совершеннолетнем возрасте предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ умышленного преступления средней тяжести к двум годам лишения свободы; в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постанавливалось считать условным с испытательным сроком один год шесть месяцев.

Постановлением Углегорского городского суда от 2 мая 2012 года условное осуждение в отношении Х. отменено; постановлено направить её для отбывания наказания в колонию-поселение.

Согласно выданному Углегорским городским судом распоряжению об исполнении вступившего в законную силу постановления суда – постановление Углегорского городского суда от 2 мая 2012 года в отношении Х. вступило в законную силу 3 июля 2012 года.

Указанное распоряжение никем не отменено и не признавалось незаконным.

Согласно ч.1 ст. 6 Федерального Конституционного закона РФ от 31 декабря 1996 года №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Таким образом, правовые последствия влечёт вступившее в законную силу судебное постановление.

Как указано выше, постановление Углегорского городского суда от 2 мая 2012 года об отмене в отношении осуждённой Х. условного осуждения вступило в законную силу 3 июля 2012 года.

Преступление, за которое Х. осуждена оспариваемым приговором, совершено ею 18 мая 2012 года, то есть до момента вступления постановления об отмене условного осуждения в законную силу.

В соответствии с п. «в» ч.4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Таким образом, на момент совершения Х. предусмотренного ч.1 ст. 158 УК РФ преступления условное осуждение приговором Углегорского городского суда от 25 июля 2011 года отменено не было, а потому в действиях Х. отсутствовал рецидив преступлений, соответственно, названное обстоятельство не могло учитываться как в качестве отягчающего наказание, так и при определении вида исправительного учреждения, в котором осуждённой надлежит отбывать наказание.

В связи с исключением указания на рецидив преступлений правила ст. 68 УК РФ при назначении Х. наказания применению не подлежат.

В то же время вывод суда о возможности исправления осуждённой только в условиях реального отбывания наказания в виде лишения свободы президиум нашёл правильным.

Президиум изменил приговор, исключил из него указание о наличии в действиях Х. отягчающего наказание обстоятельства – рецидива преступлений; снизил размер наказания, назначенного Х. по ч.1 ст. 158 УК РФ, до девяти месяцев лишения свободы; на основании ст. 70 УК РФ путём частичного присоединения к назначенному по ч.1 ст. 158 УК РФ наказанию неотбытого наказания по приговору Углегорского городского суда Сахалинской области от 25 июля 2011 года окончательно по совокупности приговоров назначил Х. два года один месяц лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Лицо, которому обязательные работы и исправительные работы в связи со злостным уклонением от их отбывания заменялись лишением свободы, при определении вида исправительного учреждения по новому приговору не может считаться ранее отбывавшим лишение свободы.

Приговором Корсаковского городского суда от 19 февраля 2014 года К., ранее трижды судимый: к обязательным работам, которые в связи со злостным уклонением от их отбывания заменялись лишением свободы на срок 18 дней; к исправительным работам, которые в связи со злостным уклонением от их отбывания заменялись 4 месяцами лишения свободы; а также к лишению свободы условно, осуждён по ч.1 ст. 318 УК РФ к двум годам лишения свободы, в соответствии с ч.4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и окончательно по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ назначено три года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда от 19 февраля 2014 года приговор в части вида исправительного учреждения, в котором осуждённому надлежит отбывать наказание, изменён; К. назначено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима по следующим основаниям.

В соответствии с п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы в исправительных колониях строгого режима назначается мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве, если осуждённый ранее отбывал лишение свободы.

Суд верно установил наличие в действиях К. рецидива преступлений.

Вместе с тем, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления №14 от 12 ноября 2001 года «О практике назначения судами видов исправительных учреждений», не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы лицо, осуждавшееся к наказанию в виде исправительных работ или ограничения свободы, которому по основаниям, предусмотренным частью третьей статьи 50 и частью четвертой статьи 53 УК РФ, эти виды наказаний были заменены лишением свободы.

Не может признаваться таковым и лицо, осуждённое к обязательным работам, которые в связи со злостным уклонением от их отбывания в соответствии с ч.3 ст. 49 УК РФ заменялись лишением свободы.

Поскольку К. осуждён за совершение преступления средней тяжести, основания для назначения ему отбывания лишения свободы в исправительной колонии строгого режима отсутствовали.

Постановление о признании и исполнении приговора суда иностранного государства должно отвечать требованиям, предусмотренным ч.2 ст. 472 УПК РФ.

Постановлением Невельского городского суда от 17 декабря 2013 года удовлетворено представление Федеральной службы исполнения наказаний РФ, согласованное с Министерством юстиции РФ о признании и исполнении приговора иностранного государства в отношении Г в целях передачи осуждённого для дальнейшего отбывания наказания из Японии в Россию.

Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда от 5 февраля 2014 года указанное постановление изменено по следующим основаниям.

Согласно п.21 ст.397 УПК РФ в порядке исполнения приговора суды разрешают вопросы о признании, порядке и условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин РФ, передаваемый в РФ для отбывания наказания.

В соответствии со ст. 469 УПК РФ основанием передачи лица, осуждённого судом Российской Федерации к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, а равно для передачи гражданина Российской Федерации, осуждённого судом иностранного государства к лишению свободы, для отбывания наказания в Российскую Федерацию является решение суда по результатам рассмотрения представления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказаний, либо обращения осуждённого или его представителя, а равно компетентных органов иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации либо письменным соглашением компетентных органов Российской Федерации с компетентными органами иностранного государства на основе принципа взаимности.

Согласно требованию ст.3 «Конвенции о передаче осуждённых лиц к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания (ETS N 112)» от 21 марта 1983 года осуждённое лицо может быть передано только при соблюдении следующих условий:

- это лицо является гражданином государства исполнения приговора;

- судебное решение вступило в законную силу;

- на время получения запроса о передаче осуждённому лицу остаётся отбывать наказание ещё не менее шести месяцев или срок наказания является неопределённым;

- имеется согласие на передачу самого осуждённого лица или, если с учётом его возраста либо его физического или психического состояния это считает необходимым одно из двух государств, представителя осуждённого лица;

- действия или бездействие, в связи с которыми был вынесен приговор, являются уголовным правонарушением в соответствии с законодательством государства исполнения приговора или являлись бы уголовным правонарушением, если бы они имели место на его территории;

- как государство вынесения приговора, так и государство исполнения приговора дают согласие на такую передачу.

Как следует из материалов дела, осужденный Г. отбывает наказание в виде лишения свободы на территории иностранного государства – Японии по приговору регионального суда Асихикавы в тюрьме Футю, осуждён за совершение преступления, предусмотренного ст.205 УК Японии, с учетом ст.60 УК Японии, то есть, за причинение в соучастии смерти человеку путём телесного повреждения.

Вопрос о передаче осуждённого Г. для дальнейшего отбывания наказания из Японии в Российскую Федерацию инициирован компетентным государственным органом иностранного государства - Министерством иностранных дел Японии с участием Бюро по исправительным учреждениям Министерства юстиции Японии, с надлежаще оформленного согласия самого осуждённого и с одобрения второй договаривающейся стороны - Министерства иностранных дел Российской Федерации с участием Департамента международного права и сотрудничества Министерства юстиции Российской Федерации. Осуждённый Г. надлежащим образом уведомлён о достигнутом между компетентными государственными органами соглашении и выразил согласие на определенные этим соглашением условия отбытия наказания на территории Российской Федерации.

Согласно представленным японской стороной сведениям приговор в отношении Г. вступил в силу 12 июля 2011 года. С расчётом включённых в срок отбытия наказания дней содержания осуждённого под стражей до судебного решения, окончанием отбывания наказания (срока действия приговора) является 27 января 2017 года. Осуждённому не назначалось дополнительное наказание, не применялась амнистия либо акт помилования. К Г. на территории Японии не имеется исковых требований, по состоянию здоровья он не имеет противопоказаний для отбытия наказания в виде лишения свободы.

На день рассмотрения представления судом первой инстанции, осужденный Г. из определённых ему решением суда шести лет лишения свободы отбыл два года десять месяцев двадцать дней.

Из поступивших в качестве приложения к представлению документов, подтверждённых сообщением УФМС России по Сахалинской области, следует, что Г. является гражданином Российской Федерации, до осуждения имел постоянное место жительства в г. Невельске Сахалинской области на территории Российской Федерации и не значится как приобретший гражданство Японии либо другого иностранного государства.

В представленных материалах отсутствуют сведения о наличии препятствий передачи Г. для дальнейшего отбытия наказания из Японии в Российскую Федерацию.

Предусмотренных ст.471 УПК РФ оснований для отказа в передаче лица, осуждённого к лишению свободы приговором иностранного государства, для отбытия наказания в РФ судом не установлено.

Согласно ст.472 УПК РФ суд, разрешая вопросы, связанные с исполнением приговора суда иностранного государства, указывает описание преступления, в совершении которого осуждённый признан виновным, уголовный закон иностранного государства, на основании которого он осуждён, статью УК РФ, предусматривающую ответственность за преступление, совершённое осужденным, вид и срок назначенного наказания (основного и дополнительного), отбытый срок и срок наказания, который осужденный должен отбыть в РФ, его начало и окончание, вид исправительного учреждения.

Эти требования судом первой инстанции не соблюдены.

В связи с чем суд апелляционной инстанции постановление Невельского городского суда изменил, дополнил описательно-мотивировочную часть постановления описанием преступного деяния, совершённого Г. (изложенного в приговоре суда иностранного государства); кроме того, дополнил резолютивную часть постановления следующим:

«признать и исполнить приговор от 27 июня 2011 года регионального суда Асихикавы Японии и принять передачу Г. (дата, место рождения), гражданина РФ, осуждённого по ст.60 и ст.205 Уголовного Кодекса Японии к шести годам лишения свободы, для дальнейшего отбывания наказания в Российскую Федерацию; считать Г. осуждённым по ч.4 ст.111 УК РФ к шести годам лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима».

Суд апелляционной инстанции также указал дату, с которой надлежит исчислять срок отбывания наказания, зачёл в срок отбытия наказания время содержания Г. под стражей до постановления приговора.

Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом не может быть обращено взыскание.

Постановлением Курильского районного суда Сахалинской области от 29 августа 2013 года частично удовлетворено ходатайство заместителя руководителя Курильского МСО СУ СК России по Сахалинской области, разрешено наложение ареста на денежные средства, находящиеся на принадлежащих подозреваемой Р. трёх расчетных счетах, открытых в филиале ОАО «Сбербанк России».

Апелляционным постановлением Сахалинского областного суда от 21 октября 2013 года названное постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 14 марта 2014 года указанные постановления судов первой и апелляционной инстанций изменены по следующим основаниям.

Из представленной стороной защиты в суд апелляционной инстанции справки Государственного учреждения - Отдела Пенсионного фонда Российской Федерации по Курильскому району Сахалинской области следует, что на один из расчётных счетов, открытых на имя Р., производится перечисление алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка Р., взыскиваемых с отца ребёнка.

В соответствии с ч.4 ст.115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Часть 1 ст.446 ГПК РФ определяет виды имущества, принадлежащего гражданину на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Согласно п.7 ч.1 ст.101 Федерального закона от 2 октября 2007 года №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» взыскание не может быть обращено на денежные суммы, выплачиваемые в качестве алиментов.

Частью 1 ст.80 СК РФ установлено, что родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. В силу ч.2 ст.60 СК РФ суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, поступают в распоряжение родителей и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка. Таким образом, по смыслу вышеуказанных правовых норм родители являются лишь распорядителями таких денежных средств, расходование которых определено законом исключительно на содержание, воспитание и образование ребёнка.

Суд первой инстанции, не выяснив назначение денежных средств, поступающих на указанный расчётный счёт, открытый на имя подозреваемой Р., разрешил наложение ареста на все денежные средства, находящиеся на данном расчетном счёте, то есть в том числе и на алименты, которые имеют целевое назначение и предназначаются исключительно ребенку.

Не устранена данная ошибка и судом апелляционной инстанции.

Президиум изменил постановления судов первой и апелляционной инстанции, разрешив наложение ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете, на имя Р., за исключением, находящихся на этом счёте денежных средств, предназначенных для выплаты алиментов.

Судебная практика по гражданским делам

Период работы члена плавсостава, оплата труда которого осуществляется работодателем в соответствии с главой 50 Трудового кодекса Российской Федерации («Особенности регулирования труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях»), подлежит включению в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Сахалинский транспортный прокурор в интересах Л. предъявил к Государственному учреждению–Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске иск о признании периода его работы с 26 мая 2008 года по 23 июля 2009 года мотористом на судне МБ-6018 в Южно-Сахалинском филиале ЗАО «Роснефтефлот» работой, протекающей в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, и возложении обязанности включить этот период в специальный стаж, дающий Л. право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно.

В заявлении прокурор указал, что в связи с выполнением Л. работы в сложных климатических условиях ему по условиям трудового договора расчет заработной платы производится с применением районного коэффициента и процентной надбавки, а к основному ежегодному очередному отпуску ежегодно предоставляется дополнительный отпуск в соответствии с нормами главы 50 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающими гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 10 октября 2013 года иск транспортного прокурора удовлетворен, период работы Л. с 26 мая 2008 года по 23 июля 2009 года мотористом на судне МБ-6018 в Южно-Сахалинском филиале ЗАО «Роснефтефлот» признан работой в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера. На Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Южно-Сахалинске возложена обязанность включить в лицевой счет застрахованного Л. сведения о специальном стаже в указанный период, дающем право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда в апелляционном определении от 10 декабря 2013 года указала, что по делу верно установлены значимые для разрешения спора обстоятельства и правильно применены нормы материального права, регулирующие спорное правоотношение.

Так, в соответствии со статьями 7 и 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» для лиц, осуществляющих трудовую деятельность в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, при наличии, в том числе необходимой продолжительности стажа в указанных районах (местностях), предоставляется право на досрочную трудовую пенсию по старости.

На основании подпункта 10 пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 01 апреля 1996 года № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного страхования» в общей части индивидуального лицевого счета застрахованного лица указываются: периоды трудовой и (или) иной деятельности, включаемые в страховой стаж для назначения трудовой пенсии, а также страховой стаж, связанный с особыми условиями труда, работой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Перечнем районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029, город Оха, Курильский, Ногликский, Охинский, Северо - Курильский и Южно-Курильский районы отнесены к районам Крайнего Севера. Все остальные районы Сахалинской области отнесены к местностям, приравненным к районам Крайнего Севера.

Законом Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» и нормами главы 50 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрены гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. В соответствии с таковыми расчет заработной платы производится с применением районного коэффициента, выплачивается процентная надбавка и предоставляется ежегодный оплачиваемый дополнительный отпуск.

Сахалинский транспортный прокурор представил суду результаты проведенной прокурорской проверки, согласно которым Южно-Сахалинский филиал ЗАО «Роснефтефлот» предоставлял в пенсионный орган сведения о страховом стаже своего работника Л. в период с 26 мая 2008 года по 23 июля 2009 года, связанном с работой в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, но этот период в лицевом счете застрахованного Л. не был включен в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по тому основанию, что портом приписки судна МБ-6018 является город Хабаровск, который к районам, приравненным к районам Крайнего Севера, не отнесен.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции, который на основе приведенных выше норм, исследованных и надлежаще оцененных доказательств обоснованно удовлетворил иск прокурора, исходя из того, что свои трудовые обязанности в спорный период работы Л. выполнял в условиях местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, получая соответствующие гарантированные законом льготы и компенсации.

При этом, обоснованно судебными инстанциями отвергнут как несостоятельный довод пенсионного органа о том, что условия работы Л. в определенной местности следует определять по месту регистрации (приписки) судна МБ-6018 в городе Хабаровске, тогда как регистрация судна подтверждает существование зарегистрированного права владельца судна по месту его приписки, но не опровергает установленных по делу обстоятельств выполнения членом экипажа этого судна Л.трудовых обязанностей в указанный выше период спорный период в климатических условиях районов, приравненных к районам Крайнего Севера.

Существенным обстоятельством является и то, что в тот же период страховые отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации ЗАО «Роснефтефлот» производил, исходя из заработной платы Л., составляющими которой являлись северные надбавки и районный коэффициент.

Несоблюдение нанимателем жилого помещения установленного Законом Российской Федерации«О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядка, не порождает оснований для признания в судебном порядке права собственности на жилое помещение, занимаемое нанимателем по договору социального найма.

К. предъявила к Федеральному государственному казенному учреждению «Дальневосточное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской Федерации, Федеральному государственному казенному учреждению «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» и ОАО «Славянка» иск о признании права на приватизацию занимаемого ею жилого помещения и признании права собственности на то же жилое помещение в порядке приватизации.

В обоснование иска К. указала, что проживает в квартире 2 дома 393-А по проспекту Мира в городе Южно-Сахалинске, ордер на которую для проживания в закрытом военном городке «Большая Елань-20» был выдан 14 октября 1988 года ее отцу военнослужащему Г. В этой квартире она проживает одна и с 2006 года является ее нанимателем. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2012 года №1801-р указанный городок исключен из Перечня закрытых. Расположенный на его территории жилой фонд в муниципальную собственность городского округа «Город Южно-Сахалинск» не передан и документы на приватизацию занимаемой ею квартиры не принимает ни Министерство обороны РФ, ни администрация города Южно-Сахалинска, чем нарушено ее право на приватизацию.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 03 апреля 2013 года исковые требования К. удовлетворены частично. За нею признаны право на приватизацию занимаемого жилого помещения и право собственности на то же жилое помещение в порядке приватизации. В удовлетворении тех же требований к ОАО «Славянка» отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 09 июля 2013 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 03 апреля 2013 года отменено в части удовлетворения иска К. о признании права на приватизацию занимаемого жилого помещения и права собственности на то же жилое помещение в порядке приватизации. В части отказа в иске к ОАО «Славянка» решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Президиум Сахалинского областного суда, рассмотрев дело по кассационной жалобе К., оставил апелляционное определение без изменения, а ее жалобу без удовлетворения, указав на следующее.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судом апелляционной инстанции допущено не было.

По делу установлено, что после исключения в сентябре 2012 года военного городка «Большая Елань-20» из числа закрытых военных городков расположенные на его территории и относящиеся к государственному жилищному фонду жилые дома остались в оперативном управлении Министерства обороны Российской Федерации, где К. продолжает проживать в том же жилом помещении. Полномочия управляющей компании жилых домов бывшего закрытого военного городка выполняет ОАО «Славянка» в лице Южно-Сахалинского филиала на основании договора, заключенного с федеральным казенным учреждением «Дальневосточное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской Федерации.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск К., исходил из того, что в январе 2008 года письмом начальника Южно-Сахалинской КЭЧ ей было отказано в приватизации занимаемого жилого помещения, поскольку оно находится на территории закрытого военного городка, но и после исключения этого городка из числа закрытых она не может воспользоваться этим правом по причине отсутствия механизма его реализации.

Судебная коллегия, проверяя законность решения в апелляционном порядке, признала, что значимые для разрешения спора обстоятельства судом первой инстанции определены неполно и нормы материального права к спорному правоотношению применены неправильно.

Законом Российской Федерации № 1541-1 от 04 июля 1991 года (с последующими изменениями) «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» определено право каждого гражданина на приобретение в собственность бесплатно в порядке приватизации жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз (статьи 1-2).

Этим же законом в статьях 6-8 определен порядок передачи жилых помещений в собственность граждан, которая осуществляется уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд. Передача жилых помещений в собственность граждан осуществляется уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд. Передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность. Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов, перечень которых определен законодателем. В случае нарушения прав гражданина, обратившегося за разрешением вопроса о приватизации жилого помещения, он вправе обратиться в суд.

Судебная коллегия правильно сослалась на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в пункте 8 Постановления Пленума от 24 августа 1993 года №8 (в редакции от 24.08.2009) «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», согласно которой гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием. Соблюдение установленного статьями 7, 8 названного Закона порядка оформления передачи жилья в собственность обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче в собственность граждан жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая К. в иске, судебная коллегия исходила из того, что после исключения военного городка из числа закрытых истица в установленном законом «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядке не обращалась к уполномоченному собственником органу государственной власти с заявлением о приватизации жилого помещения, что не учтено судом при разрешении спора, тогда как это обстоятельство имеет существенное значение.

При таких данных коллегия признала, что оснований для вывода о нарушении права К. на приватизацию жилого помещения не имеется.

Наличие права собственности гражданина на объект незавершенного строительства не влечет приобретение им права собственности на находящийся в муниципальной собственности земельный участок, предоставленный гражданину в аренду под строительство здания, строения, сооружения.

М. обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с заявлением о признании незаконным решения Администрации города Южно-Сахалинска в лице Департамента по управлению муниципальным имуществом от 24 мая 2013 года, которым ей отказано в предоставлении в собственность земельного участка площадью 8 744 кв.м. с кадастровым номером 65:01:0602006:119, расположенного в 12 микрорайоне города Южно-Сахалинска. М. просила возложить на ответчика обязанность предоставить ей этот земельный участок в собственность путем заключения соответствующего договора купли-продажи.

В обоснование этого требования М. в заявлении указала, что указанный земельный участок предоставлен ей в 2004 году по договору аренды для строительства объекта «Спортивный зал с плавательным бассейном», строительство которого не завершено. Поскольку на объект незавершенного строительства зарегистрировано её право собственности, полагает, что на основании статьи 36 Земельного кодекса РФ она имеет право приобрести в собственность и земельный участок, на котором расположен объект незавершенного строительства.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 01 июля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 24 октября 2013 года, заявление М. удовлетворено.

Суд первой инстанции при удовлетворении заявления М. руководствовался положениями статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, указав, что при наличии зарегистрированного права собственности М. на объект незавершённого строительства, который не ограничен в обороте, она имеет право на приобретение спорного земельного участка, который также не отнесён к землям, изъятым или ограниченным в обороте.

Суд апелляционной инстанции признал этот вывод правильным, приведя в своем определении положения части 10 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, согласно которой к объектам капитального строительства отнесены не только здания, строения и сооружения, но и объекты незавершённого строительства, за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 февраля 2014 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 01 июля 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 24 октября 2013 года отменены и вынесено новое решение об отказе М. в удовлетворении заявления о признании незаконным отказа Департамента по управлению муниципальным имуществом Администрации города Южно-Сахалинска в предоставлении ей в собственность земельного участка, на котором расположен объект незавершенного строительства, и возложении обязанности предоставить ей в собственность этот земельный участок.

Основанием к отмене вступивших в законную силу судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанции послужило неправильное применение норм материального права (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 36 Земельного кодекса РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом.

Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Объекты незавершенного строительства в приведенной норме законодателем не упомянуты.

В этой связи президиум указал, что положения статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями Градостроительного кодекса Российской Федерации исключают возможность приобретения собственником объекта незавершенного строительства права собственности на земельный участок, где расположен этот объект.

Президиум отметил также, что в соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 46 Земельного кодекса Российской Федерации основанием для прекращения договора аренды земельного участка, предназначенного для строительства, является его неиспользование в указанных целях в течение трёх лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом или договором аренды земельного участка.

Отсюда следует, что правовой режим земель в период строительства имеет особенности, установленные земельным законодательством, которые, в том числе, заключаются в определении ставок арендной платы, в возложении на арендатора отдельных обязанностей на период строительства объекта недвижимости и установлении в законе специальных оснований для прекращения договора аренды.

Сохранение действия договора аренды земельного участка до завершения строительства объекта недвижимости обеспечивает соблюдение публичных интересов, к которым относится возможность обеспечения контроля за соблюдением застройщиком градостроительных норм и правил, а также возможность расторжения с ним договора аренды при нарушении существенных условий договора.

При определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать размер этой пенсии с целью обеспечения должнику наличия денежных средств не менее установленной величины прожиточного минимума.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Холмскому району от 18 июля 2013 года на основании исполнительного листа, выданного Холмским городским судом 05 апреля 2013 года, по заявлению взыскателя возбуждено исполнительное производство.

Постановлением того же судебного пристава-исполнителя от 16 октября 2013 года копия исполнительного документа направлена для исполнения в ГУ-Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Холмскому району - по месту получения должником дохода в виде пенсии. Пунктом 2.3 данного постановления предписано ежемесячно производить из пенсии должника Г. удержание в размере 50 % дохода в трехдневный срок со дня ее выплаты.

Не согласившись с указанным постановлением, 21 октября 2013 года Г. обратилась в суд с заявлением о признании его незаконным, ссылаясь на то, что судебный пристав-исполнитель не принял мер для установления принадлежащего ей имущества с целью его ареста и реализации и неправомерно обратил взыскание на выплачиваемую ей пенсию, которая является единственным источником ее существования.

Решением Холмского городского суда от 14 ноября 2013 года в удовлетворении заявленного требования отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам от 27 февраля 2014 года решение суда первой инстанции отменено в связи с неправильным применением норм материального права и принято новое решение, которым обжалуемое постановление судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Холмскому району от 16 октября 2013 года признано незаконным в части предписания о производстве удержаний из пенсии должника в размере 50 % дохода ежемесячно.

При этом судебная коллегия исходила из нижеследующего.

В соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» мерой принудительного исполнения, в том числе, является обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений.

В силу пункта 3 статьи 98 и части 2 статьи 99 названного Федерального закона в случае отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на заработную плату и иные доходы должника-гражданина.

При этом при исполнении исполнительного документа с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

Согласно пункту9 части 1 статьи 101 приведенного выше Федерального закона взыскание не может быть обращено на страховое обеспечение по обязательному социальному страхованию, за исключением пенсии по старости, пенсии по инвалидности и пособия по временной нетрудоспособности.

Таким образом, действующее законодательство не содержит запрета на обращение взыскания на такой вид дохода должника, как пенсия по старости.

Вместе с тем, в соответствии с частью 1 статьи 79 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексомРоссийской Федерации.

Статьей 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлен исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится.

В частности, в силу абзаца 8 части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, по смыслу части 2 статьи 99 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" во взаимосвязи с его статьей 4, конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств данного дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства, как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. При определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, с тем, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования (определения от 13 октября 2009 года N 1325-О-О, от 15 июля 2010 года N 1064-О-О, от 22 марта 2011 года N 350-О-О и от 17 января 2012 года N 14-О-О, от 16 июля 2013 N 1212-О).

Из материалов дела следует, что размер получаемой должником Г. пенсии по старости составляет 12783,56 рублей, тогда как установленная постановлением Правительства Сахалинской области от 24 октября 2013 года № 612 для пенсионеров величина прожиточного минимума в Сахалинской области на момент вынесения обжалуемого постановления судебного пристава исполнителя от 16 октября 2013 года составляла 8776 рублей, а за четвертый квартал 2013 года - 8792 рубля (постановление Правительства Сахалинской области от 24 января 2014 года № 33).

При таком положении, обращение взыскания на пенсию Г. в размере 50% не отвечает требованиям закона, не обеспечивает право должника на необходимые для нормального существования условия, в связи с чем постановление судебного пристава исполнителя от 16 октября 2013 года в указанной части признано незаконным.

Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Житель Курильского района Сахалинской области Ш. предъявила к Министерству обороны Российской Федерации иск о взыскании компенсацию морального вреда, причиненного в связи с повреждением здоровья. В исковом заявлении указала, что работает бухгалтером Полевого учреждения Центрального банка Российской Федерации, расположенного в здании на территории войсковой части. В рабочее время в результате неправомерных действий военнослужащего срочной службы она получила огнестрельное ранение, повлекшее для нее длительное расстройство здоровья, а также физические и нравственные страдания.

Определением судьи Курильского районного суда от 24 ноября 2013 года исковое заявление возвращено истице в связи с неподсудностью иска этому суду и разъяснено право на предъявление иска по месту нахождения ответчика.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 18 февраля 2014 года по жалобе Ш. определение судьи Курильского районного суда отменено в связи с существенным нарушением норм процессуального права, а исковое заявление возвращено в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии его к производству.

При этом судебная коллегия исходила из следующего.

Статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено общее правило территориальной подсудности исков, согласно которой иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

При этом статьей 29 того же кодекса определена подсудность исков по выбору истца.

Часть пятая данной статьи предусматривает право истца предъявить иск о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья, как в суд по месту своего жительства, так и по месту причинения вреда.

Выбор между несколькими судами, которым согласно статье 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подсудно дело, принадлежит истцу (часть 10).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" также разъяснил, что иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в том числе иски о компенсации морального вреда, могут быть предъявлены гражданином как по общему правилу территориальной подсудности (по месту жительства ответчика-гражданина или по месту нахождения ответчика-организации), так и в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда.

Отсюда следует, что Ш. предъявила иск о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья, с соблюдением правил подсудности, а незаконный возврат судьей суда первой инстанции искового заявления повлек для нее нарушение права на доступ к правосудию в том суде, к подсудности которого относится предъявленный ею иск.

Рассмотрение дела в отсутствие ответчика и удовлетворение иска о признании его утратившим право пользования жилым помещением при обстоятельствах, когда судом не приняты меры к вручению ему копии искового заявления, и он не был извещен о времени и месте судебного заседания, признано незаконным.

06 февраля 2013 года Комитет по управлению муниципальной собственностью городского округа «Александровск-Сахалинский район» предъявил к К. иск о признании его утратившим право пользования квартирой № 7, расположенной в доме № 97 по улице Чехова в селе Дуэ Александровск-Сахалинского района, которая является муниципальной собственностью.

В обоснование иска в заявлении указано, что зарегистрированный в этом жилом помещении наниматель К., обязанный соблюдать правила пользования жилым помещением, обеспечивать его сохранность, вносить плату за жилье и коммунальные услуги, в 2002 году самовольно его покинул и выехал из района. Отсутствие К.в этом жилом помещении не является временным, а жилье ему необходимо только с целью сохранения регистрации по месту жительства, что на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса РФ является основанием для удовлетворения иска в связи с выездом ответчика на другое место жительства и расторжением в отношении самого себя договора социального найма жилого помещения.

Решением Александровск-Сахалинского городского суда от 18 марта 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 17 сентября 2013 года, иск удовлетворен и К. признан утратившим право пользования указанным выше жилым помещением.

В кассационной жалобе К. просил об отмене принятых по делу судебных постановлений с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение. В жалобе он указал на отсутствие в материалах дела доказательств о причинах его отсутствия в квартире, тогда как выехал он оттуда в связи с непригодностью жилья для проживания, а также о противоречиях в сведениях о времени его непроживания в этом жилом помещении, которые судебными инстанциями во внимание не приняты. Просил учесть, что он не был извещен о времени и месте судебных разбирательств, а назначенный судом в качестве его представителя адвокат, занял в суде пассивную позицию.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 07 февраля 2014 года кассационная жалоба К. удовлетворена, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 17 сентября 2013 года отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение на основании статьи 387 Гражданского процессуального кодекса в связи с существенными нарушениями норм процессуального права.

При проверке материалов дела по доводам кассационной жалобы президиум установил, что копия искового заявления и судебное извещение о времени и месте судебного заседания, назначенного на 04 марта 2013 года, были судом первой инстанции направлены ответчику К. заказными письмами по указанному в исковом заявлении адресу, где он зарегистрирован, но, как отмечено в иске, с 2002 года он там фактически не проживает, в связи с чем эти заказные письма возвращены предприятием почтовой связи в суд по истечению срока хранения.

Иными достоверными сведениями о месте проживания ответчика К. или его временного пребывания суд не располагал и дело слушанием отложил на 18 марта 2013 года.

О рассмотрении дела 18 марта 2013 года судебная повестка была доставлена судебным курьером для вручения К. по адресу: г. Александровск-Сахалинский, улица Советская дом №28, квартира №8, сообщенному районным отделением Пенсионного фонда Российской Федерации. Одновременно суд направил телеграфное извещение и в поселок Дуэ, где ответчик значится зарегистрированным по месту проживания. Эти судебные извещения ответчику также не вручены. Согласно докладной записке курьера Александровск-Сахалинского городского суда судебная повестка по сообщенному пенсионным органом адресу в городе Александровск-Сахалинский ответчику К. не вручена в связи с тем, что дом № 28 по улице Советской фактически не существует (снесен).

Статьей 120 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при неизвестности места пребывания ответчика по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, суд (судья) обязан вынести определение об объявлении розыска ответчика.

По данному делу иск к К.о признании его утратившим право пользования жилым помещением предъявлен в интересах муниципального образования, место его фактического пребывания неизвестно, на что прямо указано в исковом заявлении. Принятыми судом мерами место его пребывания также не установлено.

При таких обстоятельствах президиум признал, что судом первой инстанции дело рассмотрено без соблюдения приведенных выше требований закона в отсутствие ответчика К., которому не были вручены копия искового заявления с приложенными к нему документами и который не был извещен о времени и месте судебного заседания, в связи с чем при рассмотрении дела в его отсутствие нарушено его право на участие в судебном заседании, остались невыясненными причины его непроживания в жилом помещении, где он зарегистрирован.

Кроме того, президиум установил, что в судебном заседании суда первой инстанции в качестве представителя ответчика К., место жительства которого суд признал неизвестным, участвовал адвокат У., но вопрос о назначении адвоката представителем ответчика, как то предусмотрено статьей 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом разрешен не был.

В силу требований пункта 1 части 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы лица, интересы которого он представляет.

Между тем, согласно протоколу судебного заседания адвокат У. предъявленный к К. иск признал, в интересах ответчика не представил суду доказательств о причинах его непроживания в жилом помещении, в отношении которого к ответчику предъявлен иск о признании утратившим права пользования, не заявил ходатайство об истребовании таковых судом, равно как суд первой инстанции при пассивной позиции адвоката не посчитал это обстоятельство юридически значимым, что при отмеченных выше обстоятельствах не свидетельствует о соблюдении при рассмотрении дела принципа равноправия и состязательности сторон в гражданском процессе.

Суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм процессуального права не исправил, что повлияло на исход дела.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает право суда, которому дело передано с соблюдением правил подсудности, вновь передать дело в другой суд.

20 июня 2013 года П. обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с иском к М. о лишении его родительских прав, указав, что ответчик злостно уклоняется от уплаты алиментов, в связи с чем объявлен в розыск.

Определением Южно-Сахалинского городского суда от 01 августа 2013 года гражданское дело с соблюдение правил подсудности передано для рассмотрения в Холмский городской суд и принято к производству указанного суда.

Определением Холмского городского суда от 7 октября 2013 года гражданское дело по иску П. к М. о лишении родительских прав передано на рассмотрение в Хунзахский районный суд Республики Дагестан.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 14 января 2014 года определение Холмского городского суда от 7 октября 2013 года отменено, а дело направлено в тот же суд для рассмотрения.

При этом судебная коллегия указала на допущенное Холмским городским судом существенное нарушение норм процессуального права, определяющих подсудность гражданских.

В соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Статьей 33 того же Кодекса предусмотрено, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду (часть первая).

Суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности (пункт 3 части второй статьи 33).

Дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно направлено. Споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются (часть четвертая статьи 33).

Из материалов дела следует, что согласно сведениям адресно-справочного отдела УФМС Российской Федерации по Сахалинской области ответчик М. зарегистрирован по месту проживания в городе Холмске, что и явилось для Южно-Сахалинского городского суда основанием для передачи дела в Холмский городской суд по правилам пункта 3 части второй статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая требования приведенных выше норм, а также положения статей 46 и 47 Конституции Российской Федерации, гарантирующих судебную защиту прав и свобод гражданина, в том числе права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, Холмский городской суд без законных оснований передал дело в районный суд Республики Дагестан.

Судебная практика по административным делам

 

Проведение органом, осуществляющим государственный пожарный надзор, проверки исполнения требований предписания об устранении нарушений требований пожарного надзора, ответственность за неисполнение которого предусмотрена частью 12 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не исключает привлечение к ответственности по части 5 статьи 20.4 Кодекса за повторное нарушение требований пожарной безопасности, поскольку данные составы имеют различные объекты посягательства.

29 ноября 2013 года государственным инспектором Холмского района по пожарному надзору по результатам проверки в отношении закрытого акционерного общества «Торговый дом «Венеция» составлен протокол о совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, который с материалами дела направлен для рассмотрения в Холмский городской суд.

Частью 5 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 или 4 настоящей статьи.

Как следует из материалов дела, 29 апреля 2013 года территориальным отделением надзорной деятельности Холмского района Главного управления министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Сахалинской области проведена проверка соблюдения требований пожарной безопасности в ЗАО «ТК «Венеция», по результатам которой постановлением от 17 мая 2013 года главного государственного инспектора Холмского района по пожарному надзору ЗАО «ТК «Венеция» привлечено к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных частями 1,3 и 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 150 000 рублей.

Также 29 апреля 2013 года главным государственным инспектором Холмского района по пожарному надзору в адрес ЗАО «ТК «Венеция» вынесено предписание № 24/1/10 об устранении нарушений требований пожарной безопасности.

29 ноября 2013 года на основании распоряжения главного государственного инспектора Холмского района по пожарному надзору от 12 ноября 2013 года в ЗАО «ТК «Венеция» (в зданиях, расположенных по адресам: город Холмск, улица Советская, 71 и 109-А) проведена внеплановая, выездная проверка исполнения предписания № 24/1/10 от 29 апреля 2013 года по устранению обязательных требований пожарной безопасности.

В процессе проверки установлено, что нарушения правил пожарной безопасности, указанные в предписании № 24/1/10 от 29 апреля 2013 года, не устранены, при этом были выявлены новые нарушения обязательных требований пожарной безопасности, образующие состав правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением судьи Холмского городского суда от 29 января 2014 года производство по делу в отношении указанного общества прекращено в связи с отсутствием в действиях общества состава административного правонарушения и в связи наличием по факту совершения правонарушения постановления о привлечении общества к административной ответственности. При этом судья пришел к выводу о том, что наличие в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 12 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях исключает привлечение общества к ответственности по части 5 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку указанные правонарушения имеют разный родовой объект посягательства. Кроме того, общество ранее привлекалось на совершение правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, за что подвергнуто административному штрафу. Установленные совершенные обществом нарушения требований пожарной безопасности не имеют признаков повторности.

Между тем при рассмотрении дела судьей не было учтено, что пунктом 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» установлено, что повторным является совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек предусмотренный статьей 4.6 Кодекса срок.

ЗАО «ТК «Венеция» 17 мая 2013 года было привлечено к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных частями 3 и 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что составляет объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 20.4 указанного Кодекса.

То обстоятельство, что ответственность за неисполнение в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего государственный пожарный надзор, установлена частью 12 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не исключает ответственности за повторное нарушение требований пожарной безопасности, поскольку данные составы имеют различные объекты посягательства.

То обстоятельство, что в отношении общества была проведена проверка соблюдения требований пожарной безопасности в связи с ранее выданным ему предписанием, не свидетельствует об отсутствии события административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Положения части 5 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях необходимо рассматривать во взаимосвязи со статьей 4.6 данного Кодекса, устанавливающей, что лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

Таким образом, квалифицировать административное правонарушение по части 5 статьи 20.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях можно в случае, если оно совершено в течение года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания по части 3 и 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем в материалах дела отсутствуют сведения об исполнении ЗАО «ТК «Венеция» постановления от 17 мая 2013 года о привлечении его к административной ответственности по части 1, 3 и 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 150000 рублей.

Данные обстоятельства судьей не выяснены.

Поскольку, при рассмотрении дела остались без соответствующего анализа и оценки обстоятельства, подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении, чем существенно нарушены процессуальные требования, не позволившие судье всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, постановление судьи Холмского городского суда от 29 января 2014 года было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение.

 

Судебные коллегии по уголовным, гражданским и административным делам Сахалинского областного суда.

 

опубликовано 29.02.2016 08:14 (МСК)