Arms
 
развернуть
 
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 А
Тел.: (42434) 4-49-36
alexandrovsk@sud-sakh.ru
схема проезда
694420, г. Александровск-Сахалинский, ул. Советская, д. 7 АТел.: (42434) 4-49-36alexandrovsk@sud-sakh.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень Сахалинского областного суда за 2 квартал 2013 года

БЮЛЛЕТЕНЬ

САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

За 2 квартал 2013 года

 

Судебная практика по уголовным делам

 

Ошибки, допускаемые при постановлении приговора.

Решение суда по гражданскому иску не должно противоречить фактическим обстоятельствам, признанным судом доказанными.

Приговором  Долинского городского суда  от 4 апреля 2011 года Х. и А. признаны виновными каждый в совершении трёх преступлений, предусмотренных  п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ, одного преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч.4 ст. 158 УК РФ, и двух преступлений, предусмотренных  ч.2 ст. 167 УК РФ; разрешены гражданские иски.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 5 октября 2011 года  приговор изменён: содеянное Х. по фактам краж  имущества МУП «Р» и гражданина П. переквалифицировано с п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ на п. «в» ч.3 ст. 158 УК РФ (в отношении каждого из преступлений); содеянное Х. по факту кражи имущества ОП «Э» с п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ переквалифицировано на п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ с назначением наказания за данные преступления и на основании ч.3 ст. 69 УК РФ в новых пределах. Приговор в отношении А. в части осуждения его по ч.2 ст. 167 УК РФ (по факту уничтожения имущества ОАО «Д», по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по фактам краж имущества МУП «Р», ОП «Э» и гражданина П.) отменён; уголовное преследование А. в этой части  прекращено на основании п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью А. к совершению названных преступлений; определено считать А. осуждённым по ч. 2 ст. 167 УК РФ (по факту уничтожения имущества гражданина У.) и по п.п. «а», «б» ч.4 ст. 158 УК РФ (по факту кражи денег КБ «Д»); приговор в части разрешения гражданских исков отменён с направлением на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

         Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 26 апреля 2013 года приговор и кассационное определение в части  осуждения Х. по п. «в» ч.3 ст. 158 УК РФ (по фактам краж имущества МУП «Р» и гражданина П.), по ч.2 ст. 167 УК РФ (по факту уничтожения имущества ОАО «Д»), а также в части осуждения Х. и А. по ч.2 ст. 167 УК РФ (по факту  уничтожения имущества гражданина У.) отменён с направлением уголовного дела  на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

         В соответствии с ч.1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора  должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

         Согласно п.4 ч.1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причинённого преступлением.

         По смыслу уголовного закона под хищением  в ст. 158 УК РФ понимается совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное  изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

         Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч.2 ст. 167 УК РФ, является наступление общественно опасных последствий в виде причинения значительного ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. При этом  должна быть установлена стоимость уничтоженного имущества, его значимость для потерпевшего с учётом материального положения последнего.

         Как следует из приговора, суд признал Х. виновным в тайном хищении имущества МУП «Р» на сумму 275 624 рубля, имущества потерпевшего П. на сумму  612 500 рублей, в умышленном уничтожении путём поджога имущества ОАО «Д» на сумму 1 904 439 рублей, а также Х. и А. виновными в умышленном уничтожении путём поджога имущества гражданина У. на сумму 14 0120 рублей, что причинило значительный ущерб каждому из потерпевших.

         Вместе с тем гражданские иски  названных потерпевших на указанные суммы суд оставил без рассмотрения, указав, что решение по гражданским искам не может быть принято, поскольку для подтверждения понесённого фактического ущерба потребуется истребование дополнительных документов и допросов свидетелей.

         Однако такой вывод суда вступает в противоречие с изложенными в приговоре  обстоятельствами преступных деяний, признанными судом доказанными.

Назначение судебного заседания является обязательной стадией уголовного судопроизводства.

         Приговором Анивского районного суда от 29 октября 2012 года С. осуждён по ч.3 ст. 264 УК РФ.

         Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 13 марта 2013 года  указанный приговор  отменён с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания по следующим основаниям.

         В соответствии с ч.2 ст. 227, ст.ст. 231, 236 УПК РФ вынесение постановления о назначении судебного заседания  является обязательной стадией уголовного судопроизводства. В постановлении о назначении судебного заседания суд обязан разрешить вопросы, указанные в ч.2 ст. 231 УПК РФ.

         Данные требования судом первой инстанции выполнены не были.

         Из материалов дела следует, что 5 мая 2012 года судьёй Анивского районного суда вынесено постановление о  назначении предварительного слушания, по итогам которого 22 мая 2012 года принято решение о возвращении уголовного дела прокурору. 4 июля 2012 года судом кассационной инстанции постановление о возвращении уголовного дела прокурору отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

         После поступления уголовного дела в суд первой инстанции судья направил участникам судебного разбирательства извещения о дате, времени и месте судебного заседания, после чего приступил к рассмотрению уголовного дела по существу. Постановление о назначении судебного заседания, как это предусмотрено ч.2 ст. 227,  ст.ст. 231, 236 УПК РФ, судья не выносил.

         Рассмотрение уголовного дела по существу минуя стадию назначения судебного заседания признано судом кассационной инстанции существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Назначение осуждённому несправедливого вследствие чрезмерной мягкости наказания повлекло изменение приговора путём усиления назначенного наказания.

Приговором Южно-Сахалинского  городского суда  от 25 января 2013 года С.  осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ с применением положений  ст. 70 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы за то, что он 8 июля 2012 года в г. Южно-Сахалинске на автобусной остановке в ходе ссоры с Г. нанёс последнему один удар ножом в область живота, причинив тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный С. с приговором суда не согласился, считая его несправедливым в связи с  суровостью.

В апелляционном представлении государственный обвинитель находил приговор подлежащим отмене ввиду мягкости назначенного С. наказания, т.к. тот ранее более двух раз осуждался за умышленные преступления средней тяжести, в настоящее время осуждён за совершение особо тяжкого преступления, то есть в действиях осуждённого имеется опасный рецидив преступлений, тогда как суд  первой инстанции признал в действиях С. простой рецидив преступлений.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 5 июня 2013 года указанный приговор  изменён по следующим основаниям.

Суд первой инстанции учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание С., рецидив преступлений.

Вместе с тем судебная коллегия установила, что в действиях С. в соответствии с  п. «а» ч. 2 ст. 18 УК РФ имеется опасный рецидив преступлений, поскольку им совершено особо тяжкое преступление при наличии двух непогашенных судимостей за преступления средней тяжести, которые совершены им совершеннолетнем возрасте. Однако суд первой инстанции надлежащим образом данное обстоятельство при назначении наказания не учел. При таких данных судебная коллегия пришла к выводу о том, что постановленный приговор является в силу положений ч. 2 ст. 38918 УПК РФ несправедливым, поскольку осуждённому, совершившему преступление при опасном рецидиве преступлений, назначено наказание, хотя и не выходящее за установленные санкцией ч.4 ст. 111 УК РФ пределы, но не соответствующее данным о личности виновного, а потому являющееся несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

Судебная коллегия данный приговор изменила, применив п. 2 ч. 1 ст. 38926 УПК РФ, согласно которому при изменении приговора в апелляционном порядке суд вправе усилить осуждённому наказание.

Апелляционной инстанцией принято решение считать, что в действиях С. имеется опасный рецидив преступлений. Назначенное С. по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание усилено с 10 лет до 13 лет лишения свободы. На основании ч. 1 ст.70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда и окончательно С. назначено  наказание в виде 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием  в исправительной колонии строгого режима.

Ошибки, допускаемые при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

Законным представителем несовершеннолетнего подсудимого должно признаваться лицо, указанное в п. 12 ст. 5 УПК РФ;  при рассмотрении уголовного дела о преступлениях, совершённых лицами, не достигшими 16 лет, суд обязан разрешить вопрос о закрытом судебном заседании.

Приговором Александровск-Сахалинского городского суда от 20 февраля 2013 года несовершеннолетние С., Ш. и В. осуждены по ч.3 ст. 162 УК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 13 мая 2013 года указанный приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

Основаниями для отмены приговора послужили следующие обстоятельства.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия 29 февраля 2012 года законным представителем несовершеннолетнего В. признана его мать – А., которая в связи с заболеванием и госпитализацией на стационарное лечение 6 сентября 2012 года обратилась с заявлением о замене её в качестве законного представителя на бабушку – Н., и  в этот же день последняя была допущена в качестве законного представителя несовершеннолетнего В.

6 ноября 2012 года  в подготовительной части судебного заседания защитник В. – адвокат Р. заявил ходатайство о замене законного представителя Н. на А., которая, по его мнению, способна лучше защищать несовершеннолетнего сына; в удовлетворении данного ходатайства судом отказано, поскольку А. является свидетелем обвинения.

Однако данное решение на законе не основано.

В соответствии с п.12 ст.5 УПК РФ законными представителями являются: родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства.

Таким образом, указанная норма закона не наделяет бабушку правом обладания статусом законного представителя.

Это же следует из разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении Пленума от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», о том, что, если несовершеннолетний подсудимый не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в суд в качестве его законного представителя вызывается представитель органа опеки или попечительства. Суд вправе отстранить законного представителя несовершеннолетнего подсудимого от участия в судебном разбирательстве, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего (часть 2 статьи 428 УПК РФ). В этом случае к участию в разбирательстве допускается другой законный представитель несовершеннолетнего из числа лиц, указанных в пункте 12 статьи 5 УПК РФ.

В материалах уголовного дела данных, свидетельствующих о том, что мать В. – А. совершила действия, способные нанести ущерб интересам несовершеннолетнего В., т.е. не выполняла обязанности, вытекающие из статуса законного представителя, в том числе по воспитанию несовершеннолетнего, либо уклонялась от участия в деле в качестве законного представителя, а равно злоупотребляла процессуальными и иными правами, отрицательно влияя на несовершеннолетнего, создавая препятствия для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, не содержится, а из ее заявления следует, что интересы сына она не временно смогла представлять по объективным причинам - ввиду болезни.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, сторона обвинения не возражала против допуска А. в качестве законного представителя, а содержание ее показаний сводилось лишь к предоставлению сведений об условиях жизни и воспитания В., а также информации, характеризующей его личность.

Лишение права участия в судебном заседании надлежащего законного представителя судебной коллегией расценено как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, невосполнимое в стадии апелляционного производства, влекущее отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с п.2 ч.2 ст.241 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет, рассматриваются в закрытом судебном заседании.

Как следует из материалов уголовного дела, вопреки указанным требованиям закона, судебное разбирательство в отношении несовершеннолетнего С., обвиняемого в совершении преступления в четырнадцатилетнем возрасте, рассмотрено в открытом судебном заседании.

Если преступление совершено лицом в несовершеннолетнем возрасте, данное обстоятельство подлежит обязательному учёту в качестве смягчающего наказание; обязательные работы могут быть назначены осуждённому, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, на срок не более 160 часов.

         Приговором Александровск-Сахалинского городского суда от 27 декабря 2012 года Б., совершивший преступление в несовершеннолетнем возрасте, осуждён по  п.п. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 300 часам обязательных работ.

         Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 27 марта 2013 года приговор в отношении Б. изменён; на основании п. «б» ч.1 ст. 61 УК РФ смягчающим его наказание обстоятельством признано несовершеннолетие виновного; размер назначенного осуждённому наказания снижен до 100 часов обязательных работ.

         Судебная коллегия указала, что преступление Б. совершено в несовершеннолетнем возрасте, что предусматривает обязательное признание указанного обстоятельства на основании п. «б» ч.1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание. Кроме того, согласно ч.3 ст. 88 УК РФ обязательные работы назначаются  несовершеннолетнему на срок от 40 до 160 часов.

Нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие отмену судебных решений.

В соответствии с п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело может быть возвращено прокурору только в том случае, если на досудебной стадии производства по делу допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые препятствуют суду постановить приговор или иное итоговое решение.

         Постановлением Холмского городского суда от 11 февраля 2013 года уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 166 УК РФ, в установленном п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ порядке возвращено Холмскому городскому прокурору для устранения препятствий в рассмотрении дела судом.

         Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 3 апреля 2013 года указанное постановление отменено, уголовное дело направлено на новое судебное  рассмотрение со стадии предварительного слушания в ином составе суда.

         Судебная коллегия указала следующее.

         В соответствии с п.2 ч.1 ст.389.15, ст. 389.17 УПК РФ основанием для отмены судебного решения в апелляционном порядке являются нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

         Согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ одним из оснований возвращения дела прокурору является составление обвинительного акта или заключения с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного акта или заключения. Нарушение требований УПК РФ при составлении обвинительного акта или заключения является основанием возвращения уголовного дела прокурору лишь в тех случаях, когда ввиду недостатков его оформления или содержания оно не может быть использовано в качестве основы для постановления судебного решения, отвечающего требованиям законности, обоснованности и справедливости.

         Основанием для возвращения уголовного дела прокурору  суд первой инстанции признал отсутствие данных о стоимости угнанного автомобиля. Судебная коллегия с указанным выводом суда не согласилась.

         Действия Ш. органом дознания квалифицированы по ч.1 ст. 166 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за неправомерное завладение автомобилем без цели его хищения (угон), с изложением фактических обстоятельств инкриминируемого деяния.

         В обвинительном акте в соответствии с требованиями ст.225 УПК РФ указаны существо предъявленного Ш. обвинения, место, время и способ совершения преступления, цели, последствия, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, характер вреда, причиненного преступлением, а так же другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. Обвинение предъявлено в том виде и объеме, в котором это было установлено и доказано органами дознания. Фабула предъявленного обвинения соответствует диспозиции ч.1 ст.166 УК РФ и не свидетельствует о существенном нарушении требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к обвинительному акту. 

         Ст.166 УК РФ предусматривает ответственность за действия, направленные на завладение автомобилем без цели его хищения, целью виновного лица является использование качеств автомобиля, и оценка стоимости автомобиля не обязательна для квалификации действий по указанной норме уголовного закона.

         Поскольку судья в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору дал оценку имеющимся в деле доказательствам, судебная коллегия определила о направлении уголовного дела для нового рассмотрения в ином составе суда.

 

 

Нарушение права осуждённого на защиту повлекло отмену постановления суда об отмене условного осуждения.

         Постановлением Углегорского городского суда от 25 декабря 2012 года в отношении З. удовлетворено представление начальника уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения; на основании ч.3 ст. 74 УК РФ условное осуждение З. по приговору Холмского городского суда от 10 декабря 2010 года отменено; З. направлен для отбывания наказания по данному приговору в исправительную колонию  общего режима; срок отбытия наказания постановлено исчислять с момента фактического задержания осуждённого.

         Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от  13 марта 2013 года указанное постановление отменено; судебный материал направлен на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда; З. из-под стражи освобождён.

         Основанием для отмены постановления суда послужило следующее.

         Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь и возможность пользоваться помощью защитника. В соответствии с ч.1 ст. 16 УПК РФ обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое он может осуществлять лично либо с помощью защитника.

         Из судебного материала следует, что  З. в судебном заседании суда первой инстанции не участвовал,  поскольку постановлением ФКУ УИИ УФСИН России по Сахалинской области был объявлен в розыск; для осуществления защиты осуждённого назначена адвокат У.

         Как усматривается из протокола судебного заседания, защитник У. не возражала против рассмотрения представления начальника уголовно-исполнительной инспекции в отсутствие осуждённого З., тем самым согласившись, что З. скрылся от контроля. Высказывая мнение по существу рассматриваемого представления, защитник пояснила, что при решении вопроса об отмене условного осуждения в отношении З. и исполнении наказания, назначенного ему приговором, она  просит принять законное и обоснованное решение.

         Таким образом, защитник фактически устранилась от принятой на себя  обязанности по защите З.

         В соответствии с ч.7 ст. 49 УПК РФ, п.п. 3 и 6 ч.4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.2 ч.1 ст. 9, ч.2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого; при этом адвокат не вправе занимать позицию и действовать вопреки воле подзащитного.

         В нарушение указанных норм, а также требований ст.ст. 51, 53 УПК РФ защитник  не исполнила свои обязанности по защите З., а суд  на данное нарушение не отреагировал.

При рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей судья не вправе высказываться относительно виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого ему преступления.

         Постановлением судьи Долинского городского суда от  15 марта 2013 года срок содержания под стражей Ц., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  ч.1 ст. 105 УК РФ, продлён до 6 месяцев, то есть по 16 апреля 2013 года включительно.

         Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 3 апреля 2013 года указанное постановление изменено, содержащееся в описательно-мотивировочной части постановления указание о совершении Ц. преступления заменено указанием о том, что Ц. является лицом, обвиняемым в совершении преступления.

         Судебная коллегия указала, что Ц. является обвиняемым, его виновность в совершении преступления в установленном законом порядке не установлена, а потому у судьи отсутствовали основания для указания о совершении Ц. предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ преступления.

         Поскольку судья в постановлении высказался относительно виновности Ц. в совершении преступления, этот судья не вправе рассматривать уголовное дело в отношении Ц. в случае его поступления в Долинский городской суд по существу.

При рассмотрении вопроса о взыскании процессуальных издержек осуждённому должна быть представлена реальная возможность довести до сведения суда свою позицию относительно материального положения и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

         Постановлением Поронайского городского суда от 17 апреля 2012 года с осуждённого Г. в доход федерального бюджета Российской Федерации взысканы процессуальные издержки в сумме 20 408 рублей 85 копеек.

         В кассационном порядке указанное постановление не обжаловалось.

         Постановлением президиума Сахалинского областного суда  от 7 июня 2013 года названное постановление Поронайского городского суда отменено, материалы  уголовного дела в части взыскания с Г. процессуальных издержек направлены на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

         Президиум указал следующее.

         Из материалов уголовного дела следует, что Г. от защитника не отказывался.

В подготовительной части судебного заседания 22 декабря 2011 года при разъяснении Г. его прав подсудимому председательствующим разъяснены положения ст. 132 УПК РФ, на вопрос председательствующего: «При принятии судом решения по существу вы согласны оплатить судебные расходы по оплате труда адвоката Я.?» Г. ответил: «Да, согласен». Более суд к обсуждению вопроса о взыскании процессуальных издержек не возвращался.

12 апреля 2012 года суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, который был провозглашён 17 апреля 2012 года.

Заявление защитника об оплате его труда датировано 17 апреля 2012 года.

После провозглашения приговора судьёй единолично вне судебного заседания вынесено постановление об оплате за счёт федерального бюджета труда защитника и о взыскании процессуальных издержек с осуждённого. В связи с чем указанное постановление  в судебном заседании не оглашалось.

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ (определения от 13 июня 2002 года № 142-О, от  12 ноября 2008 года №1074-О-П) в силу взаимосвязанных положений статей 35, 45, 46, 48 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также основанных на них положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, включая статьи 131 и 132, издержки, связанные с производством по уголовному делу, могут быть взысканы с осужденного только по решению суда, порядок принятия которого должен гарантировать защиту его прав и соответствовать критериям справедливого судебного разбирательства: осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения. Это означает, что вопрос о наличии оснований для освобождения лица от возмещения процессуальных издержек должен быть самостоятельным предметом судебного разбирательства, и осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Часть третья статьи 131 УПК Российской Федерации, предусматривающая выплату сумм, относящихся к процессуальным издержкам, по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда, и допускающая тем самым вынесение соответствующего решения без проведения судебного заседания и без участия заинтересованных лиц, имеет целью обеспечение своевременной компенсации процессуальных издержек лицам, участвующим в судопроизводстве, из средств федерального бюджета и не предполагает возможность принятия в таком же порядке решения о взыскании процессуальных издержек с обвиняемого, в том числе в случае отмены вынесенного в отношении него обвинительного приговора и прекращения уголовного дела.

Иное означало бы существенное умаление конституционных прав на защиту собственности, на справедливое судебное разбирательство и на предоставление юридической помощи бесплатно в предусмотренных законом случаях, а также нарушение статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и положений статей 2 и 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статей 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека, а также статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязывающих государство обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Таким образом, осуждённому лишь было разъяснено, что в случае признания его виновным  суд вправе  взыскать с него расходы, связанные с оплатой труда адвоката за оказание юридической помощи, при этом заявление защитника в судебном заседании не оглашалось, размер судебных издержек до сведения осуждённого не доводился.

Кроме того, из оспариваемого постановления следует, что оплачен день работы адвоката 2 апреля 2012 года, процессуальные издержки в данной части также взысканы с осуждённого. Однако из протокола судебного заседания следует, что  29 марта 2012 объявлен перерыв, и судебное разбирательство продолжено 12 апреля 2012 года. Согласно справке помощника судьи от 2 апреля 2012 года в этот день судебное заседание не состоялось в связи с нахождением судьи в совещательной комнате по другому уголовному делу.

Поскольку вопрос о взыскании с Г. процессуальных издержек разрешён вне судебного заседания, Г. не была предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения, с осуждённого взысканы процессуальные издержки в виде оплаты труда адвоката за тот день, когда судебное  заседание не проводилось, постановление судьи в части взыскания с осуждённого процессуальных издержек на основании ч.1 ст. 409, п.2 ч.1 ст. 379 УПК РФ отменено.

Судебная практика по гражданским делам

Неправильное исчисление          периодов непрерывной работы работника налогового органа привело к необоснованному отказу ему   в   компенсации   расходов  на   оплату стоимости   проезда   и   провоза  багажа  к месту использования отпуска и обратно

С 26 февраля 2008 года В. был принят на работу специалистом   1 разряда юридического отдела в Межрайонную инспекцию  федеральной налоговой службы № 3 по Сахалинской области, а с 10 января 2012 года переведен на должность ведущего специалиста-эксперта в правовой отдел той же инспекции.

24 апреля 2012 года В. обратился к представителю нанимателя с заявлением о предоставлении очередного ежегодного оплачиваемого отпуска и выплате компенсации стоимости проезда до города Москвы и обратно.

         Приказом от 24 апреля 2012 года В.  с 14 мая по 15 июля 2012 года ему предоставлен очередной ежегодный оплачиваемый отпуск  (основной и дополнительный, предоставляемый работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях)  за период работы с 26 февраля 2011 года по 25 февраля 2012 года без выплаты компенсации стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно.

Приказом от 16 июля 2012 года действие трудового договора (служебного контракта) с В. на основании поданного им заявления прекращено и он уволен в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 33 Федерального закона  от 27 июля 2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (расторжение  служебного контракта по инициативе  гражданского служащего).

24 июля 2012 года В. предъявил к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России № 3 по Сахалинской области иск о взыскании 27.499 руб.-компенсации стоимости проезда в период отпуска  до города Москвы и обратно. В заявлении он указал, что представитель  нанимателя в выплате указанной компенсации ему отказал со ссылкой на то, что право на оплату проезда в отпуск в 2012 году  у него возникнет только с 26 августа 2012 года, что  противоречит  положениям статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации и Постановлению Правительства Российской Федерации от 12 июня 2008 года № 455 «О  порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей».

Решением Поронайского городского суда Сахалинской области от 15 августа 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 09 октября 2012 года, в иске В. отказано.

Постановлением президиума областного суда от 19 апреля 2013 года решение Поронайского городского суда Сахалинской области от 15 августа 2012 года и апелляционное  определение судебной коллегии по гражданским делам   Сахалинского   областного   суда  от  09 октября  2012 года  отменены и вынесено новое решение, которым  иск В. удовлетворен.

Отменяя   судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций, президиум исходил из следующего.

Согласно статье 325 Трудового кодекса Российской Федерации  лица, работающие  в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных  в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на  оплату один раз в два года  за счет средств работодателя  (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда  в пределах территории  Российской Федерации к месту использования  отпуска и обратно  любым видом транспорта (за исключением такси), в том числе личным, а также  на оплату стоимости провоза багажа весом  до 30 килограммов.  Право на компенсацию  указанных расходов возникает у работника одновременно с правом  на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации (часть  первая).

Порядок компенсации  расходов на оплату стоимости проезда  и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из федерального бюджета, и членов их семей устанавливается Правительством  Российской Федерации (часть пятая). 

Пунктом 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 12 июня 2008 года № 455 «О  порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей» (в редакции постановления Правительства РФ  от 17.12.2010 № 1045)  предусмотрено, что  право на компенсацию указанных расходов за первый и второй годы работы возникает  у работника  учреждения одновременно с правом на получение ежегодного  оплачиваемого отпуска за первый год работы. В дальнейшем  у работника  учреждения  возникает право  на компенсацию  расходов за третий и четвертый годы непрерывной работы  в указанном учреждении  - начиная с  третьего года  работы, за пятый  и шестой годы – начиная с пятого года работы и т.д.

Как следует из материалов дела, за  периоды непрерывной работы в Межрайонной Инспекции  федеральной налоговой службы № 3 по Сахалинской области с 26 февраля 2008 года по 25 февраля 2010 года (за первый и второй годы работы) и с 26 февраля 2010 года по 25 февраля 2012 года (за третий и четвертый годы работы) В. использовал право на компенсацию расходов по проезду в отпуск в  октябре 2008 года за первый и второй годы работы и в октябре-декабре 2011 года -за третий и четвертый годы работы. 

В соответствии с установленным Правительством Российской Федерации Порядком компенсации расходов следующее право  на компенсацию  расходов по проезду к месту проведения отпуска, т.е. за третью двухлетку, возникло у В. начиная с пятого года непрерывной работы, т.е. с 26 февраля 2012 года.

Отсюда следует, что законных оснований для отказа В. в выплате компенсации стоимости проезда к месту проведения отпуска, предоставленного с 14 мая 2012 года, у представителя  нанимателя  не имелось.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела к спорному правоотношению нормы материального права применил неправильно, что привело к  вынесению незаконного решения и нарушению прав В., а суд апелляционной инстанции эту ошибку не исправил, что на основании статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации явилось основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Отказ      неработающему     пенсионеру     в    компенсации   расходов   на  проезд  к месту отдыха  и   обратно   в   пределах      границ Российской         Федерации             является незаконным.

Неработающий пенсионер М., проживающий в поселке  городского  типа Тымовское, предъявил к Государственному учреждению-Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Тымовскому району Сахалинской области иск о взыскании компенсации расходов по оплате проезда к месту отдыха в Китай и обратно в размере 16.511 руб.  70 коп., исходя из размера транспортных расходов по территории Российской Федерации от места своего жительства до ближайшего  к границе с Китаем аэропорта Владивосток. Одновременно просил суд взыскать сумму индексации, увеличив размер  компенсации на коэффициент инфляции за все время задержки выплаты.

Решением мирового судьи судебного участка № 15 Тымовского района Сахалинской области от 13 февраля 2012 года иск М. удовлетворен частично. С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Тымовскому району Сахалинской области в пользу М. взыскана  компенсация стоимости проезда в месту отдыха и обратно в размере 1.242 руб. (стоимость  проезда  железнодорожным транспортом по маршруту Тымовск-Южно-Сахалинск и обратно). Во взыскании стоимости авиаперелета по маршруту Южно-Сахалинск-Владивосток и обратно, а также во взыскании суммы индексации отказано.

Апелляционным определением Тымовского районного суда Сахалинской области от 30 мая 2012 года указанное решение мирового судьи отменено в части отказа в иске о взыскании суммы индексации за время задержки выплаты компенсации стоимости проезда по маршруту Тымовск-Южно-Сахалинск-Тымовск и в пользу М. взыскана сумма индексации в размере 322 руб. 95 коп. В остальной части решение мирового судьи оставлено без изменения. 

Постановлением Президиума Сахалинского областного суда от 17 мая 2013 года апелляционное определение Тымовского районного суда Сахалинской области от 30 мая 2012 года в части оставления без изменения решения мирового судьи судебного участка № 15 Тымовского района Сахалинской области от 13 февраля 2012 года об отказе М. в иске о взыскании  компенсации  расходов на проезд к месту отдыха от Южно-Сахалинска до ближайшего  приграничного  аэропорта    и   обратно   с   учетом индексации отменено и дело в той же части направлено на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно статье 34 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего севера и приравненных к ним местностях" (в редакции от 29 декабря 2004 года-далее Закон № 4520-1) компенсация расходов на оплату стоимости проезда пенсионерам, являющимся получателями трудовых пенсий по старости и по инвалидности, к месту отдыха на территории Российской Федерации и обратно один раз в два года осуществляется в порядке, размере и на условиях, определяемых Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01 апреля 2005 года N 176 утверждены Правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда пенсионерам, являющимся получателями трудовых пенсий по старости и по инвалидности и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, к месту отдыха на территории Российской Федерации и обратно (далее - Правила).

Согласно пункту 3 Правил компенсация может производиться в виде предоставления проездных документов, обеспечивающих проезд пенсионера к месту отдыха и обратно, или в виде возмещения фактически произведенных пенсионером расходов.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждено материалами дела, пенсионер М., имеющий в 2008 году право на получение компенсации расходов  на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно, избрал местом  своего отдыха город Харбин (Китай) и, воспользовавшись услугами туристической компании, следовал туда по следующему маршруту: 24 июня 2008 года железнодорожным  транспортом (в плацкартном вагоне) из поселка Тымовское до города Южно-Сахалинска, 26 июня 2008 года воздушным транспортом экономкласса из города Южно-Сахалинска до города Харбин и по окончании отдыха  10 июля 2008 года воздушным транспортом экономкласса обратно  из города Харбин до города Южно-Сахалинска, а затем 11 июля 2008 года - железнодорожным транспортом (в плацкартном вагоне) к месту своего жительства в поселок Тымовское.

Управлением Пенсионного фонда  Российской Федерации  по Тымовскому району  Сахалинской области  было рассмотрено заявление М. от 21 ноября 2008 года о выплате компенсации транспортных расходов к месту отдыха в границах территории Российской Федерации и решением от 25 ноября 2008 года в выплате компенсации  ему отказано.

В качестве основания к отказу в выплате компенсации пенсионный орган указал на то, что место отдыха пенсионера М.   избрано за пределами территории Российской Федерации, а его отдых в городе Владивостоке надлежаще не подтвержден, в связи с чем ему разъяснено право  обратиться в суд с заявлением об установлении факта  проведения отдыха на территории Российской Федерации.

Мировой судья, признал установленным, что М. следовал на отдых из Южно-Сахалинска в Харбин прямым беспосадочным авиарейсом, но расходов на авиаперелет из Южно-Сахалинска до Владивостока фактически не понес, государственную границу пересек в пункте  пропуска аэропорта Южно-Сахалинск, поэтому имеет право на компенсацию расходов только в размере стоимости проезда от поселка Тымовское до города Южно-Сахалинска и обратно, что составляет 1.242 руб. без права на индексацию

Суд апелляционной инстанции, отменив решение мирового судьи в части отказа в индексации стоимости  проезда железнодорожным транспортом от поселка Тымовское до города Южно-Сахалинска и обратно, взыскал соответствующую сумму индексации  в размере 322 руб. 95 коп., согласившись с выводом  мирового судьи об отсутствии законных оснований для взыскания в пользу пенсионера  М. компенсации стоимости авиаперелета от Южно-Сахалинска до ближайшего приграничного аэропорта (Владивосток) и обратно.

Президиум признал этот вывод основанным на неправильном толковании и применении  норм материального права.

Президиум указал, что положения статьи 34  Закона № 4520-1  с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении  от 02 февраля 2006 года № 38-О,  не исключают права пенсионера-получателя  пенсии по старости или инвалидности на получение компенсации расходов  на оплату стоимости проезда к месту самостоятельно организованного отдыха, поскольку, будучи  свободным в выборе вида и места отдыха, в том числе и за пределами Российской Федерации, указанная категория пенсионеров имеет право на  получение компенсации в пределах стоимости проезда по территории Российской Федерации при доказанности их пребывания   в месте отдыха.

Исключение такой возможности не согласуется со смыслом статьи 34 Закона № 4520-1, т.к., признав право пенсионера М. на компенсацию расходов на  проезд к месту отдыха только лишь по территории Сахалинской области, мировой судья и суд апелляционной инстанции тем самым лишили его гарантированного права на получение компенсации расходов  на проезд к месту отдыха, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Суды первой и второй инстанций не учли, что согласно статье 1 Закона Российской Федерации «О Государственной границе»  от 01 апреля 1993 года № 4730-1 (в редакции от 25.06.2012) Государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая  пределы государственной территории Российской Федерации.

Исходя из содержания статей 9 - 12 того же  Закона пункты пропуска, в которых осуществляется перемещение  через Государственную границу  лиц, транспортных средств, товаров и животных, располагаются в иных местах, а не на линии Государственной границы Российской Федерации, как ошибочно  указано в обжалуемых судебных постановлениях.

При  таком положении оснований для отказа неработающему  пенсионеру М. в получении компенсации в размере стоимости авиаперелета от Южно-Сахалинска до ближайшего к границе с Китаем аэропорта Владивосток не имелось.

Оплате   подлежит  коммунальная услуга по отоплению    жилого   помещения  в  объеме  фактически полученной тепловой энергии

П. является собственником  квартиры № 25 в доме № 7-Б по улице 60 лет Октября  в городе Холмске Сахалинской области.

13 февраля 2012 года открытое акционерное общество «Тепло-Энергетическая компания» (ОАО «ТЭК») предъявило к П. иск о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии (за теплоснабжение) в размере 21.753 рублей 83 копеек  за период с 10 октября 2010 года по 30 ноября 2011 года по тому основанию, что за указанный период П. установленную статьей 67 Жилищного кодекса Российской Федерации обязанность оплачивать коммунальную услугу теплоснабжения не выполняла, а ОАО «ТЭК» на основании заключенного с управляющей компанией «Сириус» соглашения вправе выставлять счета и собирать платежи с нанимателей и собственников жилых помещений.

Заочным решением мирового судьи судебного участка № 19 Холмского района Сахалинской области от 13 марта 2012 года иск ОАО «ТЭК» удовлетворен.

Определением мирового судьи от 05 апреля 2012 года заочное решение отменено и производство по гражданскому делу возобновлено.

02 мая 2012 года П. предъявила в ОАО «ТЭК» встречный иск о компенсации морального вреда в размере 10.000 руб., указав, что с 2003 года в её квартире отсутствует центральное отопление,  а с марта 2008 года  в квартире нет радиаторов отопления. Об этом в начале  отопительного сезона 2010 года она сообщила ОАО «ТЭК», просила  не направлять  счета для оплаты за неполученное тепло, но платежные квитанции ей по прежнему направляются, в связи с чем о ней, как о должнике, сложилось негативное общественное мнение, а она терпит нравственные страдания.

Встречное исковое заявление П. принято к производству для совместного рассмотрения с исковым заявлением ОАО «ТЭК».

Решением мирового судьи судебного участка № 19 Холмского района Сахалинской области от 27 июня 2012 года, оставленным без изменения  апелляционным определением Холмского городского суда от 02 октября 2012 года, иск ОАО «ТЭК» удовлетворен, с П. взыскана оплата за  услугу теплоснабжения в размере 21.753 руб. 83 коп. Этим же решением с П.  в доход муниципального образования «Холмский городской округ» взыскана государственная пошлина в размере 852 руб. 61 коп. В удовлетворении встречного иска П. о взыскании  с ОАО «ТЭК» о компенсации морального вреда отказано.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 17 мая 2013 года апелляционное  определение Холмского городского суда от  02 октября 2012 года  отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение по основанию неправильного определения по делу всех значимых для разрешения спора обстоятельств и существенного нарушения норм материального права.

Согласно части 1 статьи 153 и части 2  статье 154 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги, к числу которых отнесена услуга по отоплению (теплоснабжению).

Статьей 155 Жилищного кодекса Российской Федерации и пунктом  35  Правил предоставления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации   № 307 от 23 мая 2006 года плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом.

Исходя из приведенных норм и критериев, с учетом которых определяется размер оплаты за услугу по отоплению (общая площадь отапливаемого помещения, норматив потребления тепловой энергии на отопление, тариф на тепловую энергию), следует, что оплате  подлежит фактически полученная потребителем коммунальная услуга.

Критерии для перерасчета размера платы за коммунальные услуги, в том числе за отопление, предусматривались в действовавшем в период спорного правоотношения Приложении № 1 к Правилам  предоставления  коммунальных услуг гражданам, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации  № 307 от 23 мая 2006 года (Приложение № 1 утратило силу на основании Постановления  Правительства Российской Федерации  от 06 мая 2011 года № 354), а также в Постановлении Правительства Российской Федерации   от 06 мая 2011 года № 354 «О предоставлении  коммунальных услуг собственникам  и пользователям  помещений в многоквартирных домах и жилых домов» и Приложении № 1 к нему. 

По делу установлено, что управление многоквартирным домом № 7-Б по улице 60 лет Октября  в городе Холмске в спорный период осуществляла управляющая организация ООО «Сириус».

Согласно письменному соглашению от 01 октября 2010 года, заключенному между управляющей организацией ООО «Сириус» и ресурсоснабжающей организацией ОАО «ТЭК, управляющая  организация  передала ресурсоснабжающей организации право начислять плату за тепловую энергию,  принимать от собственников и нанимателей  жилых помещений многоквартирных домов плату за теплоснабжение, а  также производить перерасчеты платежей  на основании соответствующей информации, полученной от управляющей организации.

Материалами дела подтверждено, что изначально со дня подачи заявления об отмене заочного  решения мирового судьи, а также во встречном исковом заявлении, в письменном заявлении от 31 марта 2012 года, затем в адресованном  ОАО «ТЭК» заявлении от 22 мая 2012 года и  в неоднократных судебных заседаниях  П. последовательно утверждала об отсутствии в её квартире радиаторов отопления.    

Кроме того, в заявлении от 22 мая 2012 года, копия которого удостоверена  судьей, П. в числе других граждан, проживающих в том же доме, просила ОАО «ТЭК»  произвести перерасчет оплаты за теплоснабжение, поскольку с марта 2008 года в этом доме в ходе  капитального ремонта централизованной системы отопления, в том числе в подвальном помещении дома, замена стояков  и иных труб сети теплоснабжения произведена на меньший, чем установлено нормативами, диаметр, что влечет снижение теплоподачи и должно быть учтено для снижения размера оплаты  за тепло (л.д.110). 

В целях проверки довода П. об отсутствии в принадлежащей ей квартире радиаторов отопления мировой судья поручил управляющей организации ООО «Сириус» произвести осмотр этой квартиры.

Согласно акту  осмотра от 18 июня 2012 года, проведенного в  указанной квартире мастером и техником ООО «Сириус», радиаторы  отопления в этом жилом помещении с марта 2008 года действительно отсутствуют.

Удовлетворяя  предъявленный к П. иск о взыскании оплаты за теплоснабжение, мировой судья и суд апелляционной инстанции, не опровергая её довод об отсутствии в квартире  радиаторов отопления и неполном получении ею в указанный выше период услуги по теплоснабжению, признали её обязанной вносить оплату за теплоснабжение на основании представленного ресурсоснабжающей  организацией расчета, указав, что и при отсутствии  радиаторов отопления  тепловая энергия все же поступала в занимаемое П. жилое помещение через транзитные стояки, а она не представила суду доказательств о ненадлежащем оказании ОАО «ТЭК» услуги теплоснабжения.

При этом мировой судья и  суд апелляционной инстанции  признали  существенным для разрешения спора обстоятельством  самовольное переустройство  П. сети  теплоснабжения, выразившееся в демонтаже  внутриквартирных радиаторов отопления, что, по мнению  судебных инстанций, не является основанием для её освобождения (снижения) от оплаты за тепловую энергию.

Не соглашаясь с этим выводом, президиум отметил, что при разрешении спора нижестоящими судами  не учтено невыполнение  управляющей компанией обязанности по надлежащему осмотру теплосетей жилого многоквартирного дома и несообщение ею ресурсоснабжающей организации о недополучении П. тепловой энергии в том количестве, за которое по установленным тарифам начисляется плата. Не учтена и специфика сложившихся между сторонами спора и управляющей компанией  ООО «Сириус» отношений, где, исходя из положений 162 Жилищного Кодекса Российской Федерации, Правил, регулирующих вопросы предоставления коммунальных услуг в многоквартирном доме, а также из заключенного управляющей компанией и ресурсоснабжающей организацией соглашения следует, что ОАО «ТЭК» не является для П.  исполнителем коммунальной услуги, поскольку в договорных отношениях они не состоят, но  П. при этом поставлена в положение, ущемляющее её права как потребителя коммунальных услуг, при котором она обязана производить оплату за недополученное тепло, что не согласуется с приведенными выше нормами материального права.

До момента полного возврата заемщиком  предусмотренных договором денежных средств договор займа  не считается исполненным

11 октября 2012 года М. предъявила к Ф. иск о взыскании процентов за пользование денежными средствами по договорам займа, штрафов за нарушение сроков уплаты денежных средств по договорам займа.

В обоснование исковых требований М. в заявлении указала, что  вступившим в законную силу решением Охинского городского суда от 02 июля 2012 года с ответчика Ф. в ее пользу взыскана задолженность по девяти договорам займа всего в размере 772.500 руб., проценты за пользование невозвращенными денежными средствами – 643.120 руб. и штрафы за нарушение сроков уплаты денежных средств за период с 28 февраля 2011 года по 02 июля 2012 года – 138.000 руб.  Поскольку Ф. не возвратил ей денежные средства в указанном в решении суда размере, полагает, что договор займа продолжает действовать и с ответчика подлежат взысканию  предусмотренные девятью договорами займа проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 115.875 руб. и штраф в размере 282.525 руб. за период с 03 июля 2012 года по 03 октября 2012 года, т.е. со дня, следующего за днем вынесения  судом первого решения.

Решением Охинского городского суда от 27 ноября 2012 года исковые требования М. удовлетворены частично. За период с 03 июля 2012 года по 02 октября 2012 года с Ф. в  пользу М. взысканы проценты за пользование заемными денежными средствами   в размере 115.875 руб., штрафы за нарушение сроков уплаты денежных средств  - 87.000 руб., а также судебные расходы. В удовлетворении исковых требований в большем размере М. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 февраля 2013 года решение Охинского городского суда от 27 ноября 2012  года отменено и вынесено  новое решение об отказе в иске.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции  указал на отсутствие правовых оснований для   взыскания с должника Ф.  предусмотренных условиями договорами займа процентов за пользование заемными денежными средствами и штрафов за нарушение сроков уплаты денежных средств, поскольку после вынесения судом решения, которым по условиям договора  в пользу займодавца взысканы денежные средства, при разрешении вновь предъявленного к должнику иска подлежит применению специальный  правовой механизм индексации взысканных судом сумм, предусмотренный частью 1 статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. 

         Президиум Сахалинского областного суда, отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, в своем постановлении от 24 мая 2013 года указал на неправильное применение судебной коллегией положений статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и необоснованное  неприменение норм материального права, регулирующих спорное правоотношение.

        В соответствии с пунктом 1 статьи 307 Гражданского кодекса  Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Надлежащее исполнение прекращает обязательство (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

В соответствии с пунктом 2 этой статьи при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

В силу пункта 3 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет.

Исходя из вышеперечисленных правовых норм, в случае вынесения судом решения о взыскании основного долга и процентов по договору займа данный договор будет считаться исполненным в момент возврата денежных средств или поступления денежных средств на счет заимодавца.

Следовательно, в случае неисполнения решения суда указанный договор нельзя считать исполненным, а обязательство по выплате указанных сумм – прекращенным, что не учтено  судом апелляционной инстанции, равно как не принято во внимание, что глава 26 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающая основания прекращения обязательств, не включает в число таких оснований судебное решение о взыскании предусмотренных договором денежных сумм.

При невозможности исполнить вступившее в законную силу судебное решение оснований для отказа взыскателю в изменении способа и порядка его исполнения  не имеется

         Вступившим в законную силу решением Углегорского городского суда от 11 февраля 2004 года на Администрацию муниципального образования «Углегорский район» возложена обязанность предоставить К.  в городе Углегорске благоустроенное жилое помещение общей площадью 20 кв.м.

 

10 марта 2004 года Углегорским городским судом Колначеву Е.В. выдан исполнительный лист.

08 декабря 2011 года Колначев Е.В. обратился в Углегорский городской суд с заявлением о выдаче ему дубликата исполнительного листа и восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению, указав, что  полученный им в 2004 году в суде  исполнительный лист он предъявил  должнику на исполнение, но судебное решение осталось неисполненным, а исполнительный лист утрачен. 

Определением Углегорского городского суда от 23 декабря 2011 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 06 марта 2012 года, К. отказано в выдаче дубликата исполнительного листа и восстановлении пропущенного срока для его предъявления на принудительное исполнение.

07 августа 2012 года К. обратился в Углегорский городской суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения   решения Углегорского городского суда от 11 февраля 2004 года, поскольку Администрация муниципального образования судебное решение о предоставлении ему жилого помещения добровольно не исполняет, а  при отказе в выдаче дубликата исполнительного листа и восстановлении пропущенного срока для предъявления  его к исполнению исполнить  это решение невозможно. Поэтому просил вместо предоставления ему жилья взыскать с должника за счет средств казны муниципального образования равноценную денежную компенсацию, исходя из  рыночной  стоимости одного квадратного метра по состоянию на  второй квартал 2012 года, равной 45.900 руб.

Определением Углегорского городского суда Сахалинской области от 23 августа 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 16 октября 2012 года, К. отказано  в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения судебного решения.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации  основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 июня 2006 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 16 октября 2012 года отменено по основанию существенного нарушения процессуального закона и без учета  норм  международного права. 

В соответствии с частью 1 статьи 203 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя изменить способ и порядок его исполнения.

По делу установлено, что решение Углегорского городского суда от 11 февраля 2004 года, которым на Администрацию муниципального образования «Углегорский район» возложена обязанность предоставить К.  в городе Углегорске благоустроенное жилое помещение,  не исполнено.

Президиум указал, что по смыслу статьи 6  Конвенции о защите прав человека и основных свобод реализация права на судебную защиту и завершение судебного разбирательства достигается исполнением  вступившего в законную силу судебного решения.

Судебное постановление об отказе в выдаче взыскателю К. дубликата исполнительного листа взамен утраченного и отказе в восстановлении  пропущенного срока  на  его предъявление к исполнению не отменило  установленную вступившим в законную силу решением Углегорского городского суда от 11 февраля 2004 года обязанность должника предоставить К благоустроенное жилое помещение.

Напротив, утрата  исполнительного листа и наличие вступившего в законную силу  судебного решения об отказе в выдаче его дубликата и восстановлении срока на его предъявление к исполнению свидетельствуют о  невозможности в принудительном порядке исполнить это решение,   а добровольно предоставить К. жилое помещение, как следует из материалов дела, Администрация Углегорского  муниципального района не намерена.

При таких данных вывод об отсутствии оснований для  удовлетворения заявления К. об изменении порядка и способа вступившего в законную силу судебного решения не согласуется со статьей 203 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и приведенной выше нормой международного права.

Суд апелляционной инстанции допущенную судом первой инстанции ошибку в применении  нормы процессуального закона не исправил, что повлекло отмену апелляционного определения.

Учитывая, что для изменения порядка и способа   судебного решения путем взыскания с должника денежной компенсации в размере стоимости равноценного жилого помещения необходимо установить его стоимость на  время рассмотрения этого вопроса судом, а соответствующие  сведения в материалах дела не содержатся, президиум, исходя из полномочий суда апелляционной инстанции, направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

Право участвующего в деле лица, присутствовавшего в судебном заседании, на получение копии  принятого в окончательной  форме решения, предопределяет  признание уважительной причину пропуска этим лицом установленного законом срока  для подачи кассационной жалобы, если она продана в разумный срок после получения копии решения в окончательной форме

Решением Анивского районного суда Сахалинской области от 15 марта 2012 года удовлетворен иск ОАО «Тихоокеанский Внешторгбанк» и в его пользу с заемщика П., поручителей П., Л. и Ч.  солидарно взыскана задолженность по кредитному договору всего в размере 639.514 руб. 64 коп.

В окончательной форме решение изготовлено 21 марта 2012 года.

14 июля 2012 года  П. подала на это решение апелляционную жалобу, заявив одновременно ходатайство о восстановлении  срока на подачу жалобы. В жалобе указала, что копию решения в окончательной форме получила только 15 июня 2012 года. 

Определением  Анивского районного суда от 10 августа 2012 года, оставленным без изменения  апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 02 октября 2012 года,  П. отказано в восстановлении срока для подачи апелляционной жалобы.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 июня 2013 года определение Анивского районного суда от 10 августа 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 02 октября 2012 года отменены. Пропущенный процессуальный срок для подачи П.  апелляционной жалобы на решение Анивского районного суда  от  15 марта 2012 года восстановлен по следующим основаниям.

Согласно  части второй статьи 321 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В силу части первой статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Отказывая П. в восстановлении пропущенного процессуального срока, суд первой инстанции указал, что П. и ее представитель присутствовали при оглашении резолютивной части решения Анивского районного суда  от  15 марта 2012 года, изготовленного в окончательной  форме  21 марта 2012 года и копия которого была направлена 29 марта 2012 года П., а 30 марта 2012 года для передачи П. копию мотивированного решения получила её представитель В., что подтверждено выпиской из курьерской (разносной) книги суда.

Судебная коллегия  по гражданским делам Сахалинского областного суда, оставляя без изменения определение суда первой инстанции, указала на дополнительные обстоятельства, исключающие, по её мнению, признание  причин пропуска П. процессуального срока уважительными. Так судебная коллегия   указала, что в силу статьи 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для направления ответчику П копии решения не имелось, а поскольку она присутствовала в судебном заседании при оглашении резолютивной части решения, была обязана, но не приняла меры  для самостоятельного получения  копии мотивированного  решения и доказательств, подтверждающих  невозможность её обращения в суд с заявлением о выдаче копии мотивированного решения, либо отказ в выдаче копии  решения она суду не представила.

Не соглашаясь с судебными постановлениями судов первой и апелляционной инстанций, президиум Сахалинского областного суда сослался на приведенные выше нормы  процессуального права, подлежащие применению в соответствии с разъяснениями  Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные  в Постановлении от 10  октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции  общепризнанных принципов и норм  международного права  и международных  договоров Российской Федерации»  (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 20013 года № 4). В этом Постановлении Верховный Суд Российской Федерации указал, что применение судами Конвенции о защите прав человека и основных свобод  должно осуществляться с учетом  практики  Европейского Суда  по правам человека  во избежание любого нарушения  Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В соответствии с правовой позицией  Европейского  Суда по правам человека, изложенной в Постановлении от 23 сентября 2004 года  по делу  «Еманаковой  против Российской Федерации», на основании пункта 1 статьи 35 Конвенции цели  достигаются наилучшим образом при исчислении срока со дня вручения письменного документа по делам, в которых заявитель в соответствии с национальным законодательством имеет право на получение письменной копии окончательного судебного решения независимо от того, было ли судебное решение до этого оглашено устно. Европейский Суд придерживается того мнения, что когда сторона судебного разбирательства, будучи в целом в курсе о сущности судебного решения, тем не менее имеет право на получение письменной копии решения, прежде чем будет исчисляться установленный срок. 

Конституционный Суд Российской Федерации  в Определении от 15 ноября 2007 года № 784-О  также выразил свою позицию о применении  статьи 214  Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой эта норма   выступает для участвующих в деле лиц процессуальной гарантией  прав на судебную защиту  в равноправном  и состязательном  процессе и не исключает  возможность выдачи и высылки судом копии  принятого в окончательной  форме решения  лицу, участвующему в деле  и присутствовавшему  в судебном заседании.  

Из материалов дела следует, что копия  изготовленного в окончательной форме решения  Анивского районного суда от 15 марта 2013 года была направлена участвующим в деле лицам, в том числе и П., 29 марта 2012 года. Однако,  сведений о получении ею направленной судом этой копии решения в деле нет. Только  15 июня 2012 года П. получила копию решения в окончательной форме, когда  знакомилась в суде с материалами дела.

Не подтверждено  получение П. копии решения  через своего представителя В., т.к. последняя это обстоятельство в судебном заседании опровергла, а курьер суда признала, что отметку о вручении  копии решения представителю В. учинила она, а не представитель.

При таких данных  основания для удовлетворения заявления П. о восстановлении пропущенного процессуального срока  для подачи апелляционной жалобы имелись.

Несоблюдение требований статьи 17 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей недопустимость рассмотрения  судьей дела в суде апелляционной инстанции, которое он ранее рассматривал в качестве мирового судьи, является существенным нарушением процессуального закона, влекущим отмену судебного постановления

Решением мирового судьи судебного участка № 3 Сахалинской области от 31 октября 2011 года, оставленным без изменения апелляционным определением Долинского городского суда от 20 февраля 2012 года, в удовлетворении исковых требований Н. к С. о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда отказано.

30 августа 2012 года С. обратилась к мировому судье судебного участка № 3 Сахалинской области с заявлением о взыскании с Н. судебных расходов, понесенных ею при рассмотрении вышеназванного гражданского дела.

Определением мирового судьи судебного участка № 3 Сахалинской области А. от 04 октября 2012 года на основании статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в рамках того же гражданского дела с Н. в пользу С. взысканы судебные расходы в размере 15.000 руб.

Определением мирового судьи  судебного участка № 3 Сахалинской области от 06 ноября 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением Долинского городского суда от 07 декабря 2012 года, Н. отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока на подачу  частной жалобы на определение мирового судьи  от 04 октября 2012 года.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 июня 2013 года апелляционное определение Долинского городского суда от 07 декабря 2012 года отменено, а дело по иску  Н. к С. о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда направлено в Долинский городской суд на новое апелляционное для рассмотрения в ином составе суда вновь заявления С. о взыскании  с Н. судебных расходов

Основанием к отмене в кассационном порядке определения суда апелляционной инстанции явилось допущенное этим судом   существенное нарушение  процессуального закона (статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Частью первой статьи 17 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что мировой судья, рассматривавший дело, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции.

Из материалов дела следует, что решение от 31 октября 2011 года вынесено мировым судьей судебного участка № 3 Сахалинской области З.

Этот же судья участвовал в рассмотрении данного  дела в апелляционном порядке по вопросу распределения между сторонами  судебных расходов, что свидетельствует о вынесении апелляционного определения от 07 декабря 2012 года незаконным составом суда.

Поскольку несоблюдение требований              законодательства об охране атмосферного воздуха нарушает гарантированное статьей 42 Конституции Российской Федерации право граждан на благоприятную окружающую среду, прокурор вправе  обратиться в суд в интересах неопределенного круга лиц с требованием о возложении на юридическое лицо обязанности получить разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ

         Сахалинский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Сахалинской области обратился в суд с заявлением в интересах неопределенного круга лиц с требованием о возложении на Федеральное казенное учреждение «Южно-Сахалинская воспитательная колония Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Сахалинской области» (далее - ФКУ ВК УФСИН России по Сахалинской области) обязанности получить разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух в течение 4-х месяцев с момента вступления решения суда в законную силу.

В обоснование заявленного требования указал, что в ходе проверки исполнения природоохранного законодательства на территории вышеназванного исправительного учреждения установлено функционирование двух водогрейных котлов, работающих на твердом топливе), угольного склада и склада золошлака без разрешения на выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух, чем нарушены требования статьи 14 Закона Российской Федерации «Об охране атмосферного воздуха».

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 11 марта 2013 года в удовлетворении заявления отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Сахалинского областного суда от 23 мая 2013 года указанное судебное решение отменено в связи с нарушением норм материального права и заявленное прокурором требование удовлетворено по следующим основаниям.

Статьей 42 Конституции Российской Федерации гарантировано право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

В силу статей 3, 34 Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе принципов: соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду; обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека; презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности; обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности; обязательность проведения в соответствии с законодательством Российской Федерации проверки проектов и иной документации, обосновывающих хозяйственную и иную деятельность, которая может оказать негативное воздействие на окружающую среду, создать угрозу жизни, здоровью и имуществу граждан, на соответствие требованиям технических регламентов в области охраны окружающей среды; допустимость воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды.

Размещение, проектирование, строительство и консервация и ликвидация зданий, строений, сооружений и иных объектов, оказывающих прямое или косвенное негативное воздействие на окружающую среду, осуществляются в соответствии с требованиями в области охраны окружающей среды.

В соответствии со статьями 11, 12, 30 Федерального закона от 04 мая 1999 года № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» в целях определения критериев безопасности и (или) безвредности воздействия химических, физических и биологических факторов на людей, растения и животных, особо охраняемые природные территории и объекты, а также в целях оценки состояния атмосферного воздуха устанавливаются гигиенические и экологические нормативы качества атмосферного воздуха и предельно допустимые уровни физических воздействий на него.

В целях государственного регулирования выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух устанавливаются нормативы таких выбросов.

Юридические лица, имеющие стационарные источники выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, обязаны: обеспечивать проведение инвентаризации выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и разработку предельно допустимых выбросов и предельно допустимых нормативов вредного физического воздействия на атмосферный воздух; обеспечивать соблюдение режима санитарно-защитных зон объектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающих вредное воздействие на атмосферный воздух.

Исходя из требований пункта 4 статьи 23 Федерального закона «Об охране окружающей среды» выбросы и сбросы химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов в окружающую среду в пределах установленных нормативов допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов, лимитов на выбросы допускаются на основании разрешений, выданных органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Аналогичные требования закреплены в статье 14 Федерального закона «Об охране атмосферного воздуха», согласно требованиям которой, выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух стационарным источником и транспортными (передвижными) средствами допускается только на основании разрешения, выданного территориальным органом федерального органа исполнительной власти в области охраны окружающей среды, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды, в порядке, определенном Правительством Российской Федерации.

Статьей 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено право прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ФКУ ВК УФСИН России по Сахалинской области, являясь юридическим лицом, осуществляет деятельность по эксплуатации котельной, угольного склада и склада золошлака без разрешения на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух. Проект предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу отсутствует, инвентаризация выбросов вредных веществ в атмосферный воздух и их источников не проводилась.

 

Отказывая прокурору в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что прокурором избран не предусмотренный законом способ защиты права, а также из того, что возложение на ответчика вышеуказанной обязанности поставит исполнение судебного решения в зависимость от действий и решения территориального органа федерального органа исполнительной власти в области охраны атмосферного воздуха, в компетенции которого находится выдача соответствующих разрешений, чем нарушается общеправовой принцип исполнимости судебного решения.

Между тем, указанные выводы не основаны на правильном толковании норм материального  права.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации установлен перечень способов защиты гражданских прав, который согласно абзацу 13 данной статьи не является исчерпывающим.

Под способами защиты гражданских прав понимаются предусмотренные законом материально-правовые меры принудительного характера, при помощи которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав.

Исходя из того, что несоблюдение требований законодательства об охране атмосферного воздуха нарушает гарантированное статьей 42 Конституции Российской Федерации право граждан на благоприятную окружающую среду, в целях восстановления нарушенного права прокурором обоснованно заявлено требование о возложении на ответчика обязанности получить разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферных воздух стационарными источниками, используемыми им в хозяйственной деятельности.

При этом именно такая формулировка заявленного требования направлена на достижение предусмотренных законом правовых последствий и исключает эксплуатацию вышеуказанных источников в нарушение закона.

Не приводит удовлетворение заявленного прокурором требования и к неисполнимости судебного решения, на что указал суд первой инстанции, так как отказ соответствующего территориального подразделения федерального органа исполнительной власти в области охраны атмосферного воздуха в выдаче разрешения  на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферных воздух, не может быть произвольным, и его выдача зависит исключительно от надлежащего исполнения ответчиком соответствующих процедур.  

Судебная практика по делам  об административных правонарушениях

Отсутствие в протоколе об административном правонарушении подписи должностного лица, его составившего, лишает протокол об административном правонарушении процессуального статуса доказательства по делу и исключает возможность привлечения лица к административной ответственности на основании этого протокола

Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 Александровск-Сахалинского района от 11 марта 2013 года К. привлечена к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 10 месяцев за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Решением судьи Александровск-Сахалинского городского суда от 16 апреля 2013 года вышеуказанное постановление оставлено без изменения.

Постановлением заместителя председателя Сахалинского областного суда от 25 мая 2013 года вышеуказанные судебные постановления отменены, а производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности по следующим основаниям.

         В соответствии с частью 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

         Факт совершения административного правонарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, который должен соответствовать требованиям статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

         Согласно части 5 статьи  28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протокол об административном правонарушении подписывается должностным лицом, его составившим.

          В силу части 3 статьи 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона.

         Как следует из материалов дела, протокол № 65 АВ 012491, составленный в отношении К. 23 февраля 2013 года по факту отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, не подписан инспектором дорожно-патрульной службы ОГИБДД ОМВД России по Александровск-Сахалинскому району.

         Неисполнение императивного требования части 5 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о необходимости подписания протокола об административном правонарушении, свидетельствует о существенном нарушении установленной законом процедуры его составления, влечет признание данного протокола недопустимым доказательством, и лишает его процессуального статуса документа, фиксирующего факт административного правонарушения.

         В свою очередь, отсутствие протокола об административном правонарушении исключает привлечение лица к административной ответственности, чего судьи нижестоящих инстанций не учли.

 

 

 

Судебные коллегии по уголовным, гражданским и административным делам Сахалинского областного суда.

опубликовано 02.09.2013 03:58 (МСК)